России нужна внутренняя сила…

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org

Александр I о русском благородстве

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org

Семь главных зимних русских игр

Зимой в России скучать не принято. Принято играть в зимние игры, которых с давних пор на Руси существовало множество. Предлагаем вспомнить самые популярные. Наверняка, во многие из них и вы играли. Правда, скорее всего, не так, как в старину.

А в старину играли вот как…

1 Царь горы

На «вершине» снежной горы стоял «царь» – опытный борец, которого пытались столкнуть вниз молодые поединщики. «Царь» отбивался от нападавших голыми руками или деревянным посохом. Те, в свою очередь. сражались веревками и кнутами. Победившего награждали новыми сапогами или кафтаном и рукавицами.

2 Взятие снежного городка

Когда играющих было много, составлялись целые армии. Одни защищали снежную крепость, другие атаковали ее. Осада шла по всем законам военного искусства: в бой шли пешими и на лошадях, использовали подкопы, из подручных предметов строили осадные орудия. Осаждаемых было не так легко победить: они брали в руки метлы, лопаты, сыпали на врагов чаны со снегом, стреляли для устрашения лошадей холостыми зарядами из ружей. Следить за соблюдением правил выбирали «городничего». По его команде начинался штурм, по его команде и заканчивался.

Иногда в игре участвовали женщины. В этом случае девушки становились защитницами, а парни, разделившись на «коней» и «всадников», начинали атаку. Их задачей было ворваться внутрь и захватить женское знамя. Если «всадника» сбивали с «коня», он тут же выбывал из игры. По правилам, «воин», захвативший знамя, имел право перецеловать всех защитниц. Но те обычно бились столь яростно, что мужчинам редко перепадало такое счастье.

3 Клюшки

Играли в «клюшки», используя деревянные шары и «клюки» из изогнутых корней деревьев. По правилам надо было загнать шар в ледяные лунки или же отправить его за линию на территории противника. Ну, чем не хоккей с мячом?! Большим поклонником этой игры был Петр I. В его царствование на ледовые турниры собирались сотни зрителей. При этом в руках у доморощенных хоккеистов были клюшки из гибкого можжевельника, а на ногах — деревянные, с железными вставками коньки.

4 Катания на коньках

На Руси коньки были известны с давних времен. Их делали из костей животных, но применяли редко из-за определенных неудобств, связанных с выбранным материалом. Из-за отсутствия свободы передвижения такие коньки долгое время считались чем-то вроде детской забавы. Лишь с изобретением деревянных коньков, к которым снизу приделывали металлические полозы, кататься на льду стало легче. Царь Петр I усовершенствовал их конструкцию, впервые в мире жестко соединив лезвие с обувью, прибив коньки прямо к сапогам.

5 Катание на санях

Рядом с искусственными катками нередко устраивались ледяные и деревянные горки. Катались на дровнях, катались на дощечках, катались на салазках и ладейках. Часто составляли из саней целые «санные поезда», устремляясь с кручины с хохотом и визгом.

6 Снежки

Одной из самых веселых и популярных зимних забав на Руси с незапамятных времен являются снежки. Первое, что обычно делали дети, как только первый снежок прикрывал землю, — лепили комочки и с радостью запускали их в спину друзьям. Игра в снежки весьма демократична, поскольку в ней можно обходиться без всяких правил. Однако если придумывали определенные условия, метание снежков от этого только выигрывало.

7 Бои без правил

Существовал и весьма опасный для жизни «зимний спорт»: бои без правил на палках и на кистенях, на палицах и на ножах, часто сопровождавшиеся смертоубийством. Церковь осуждала «игрища скаредных пьяниц», которые «в божественные праздники со свистом, кличем и воплем бьются на дрекольях». В драках стенка на стенку нельзя было бить лежачего, ставить подножки, класть в рукавицу заначку, бить ногами и по затылку. Взрослые не могли биться с юношами. При этом всякий мог в любой момент оставить поле боя, пойти отдышаться. Но были и такие «игрища», после которых оставались покалеченные и убитые. Именно о таких побоищах было принято церковное постановление участвующих в них «отлучать, а убитых не отпевать».

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Большой загон для пронумерованных баранов.

Максим Акимов: «От первого вздоха до гробовой доски всё надо отрегулировать».

12 сентября 2019 года новостные ленты опубликовали важные сообщения. РИА Новости: «Комитет ГД поддержал проект о создании единого ресурса сведений о россиянах» и ТАСС: «Комитет Думы рекомендовал палате принять проект о едином ресурсе с данными о населении РФ».

По сути, создаётся единая распределённая база данных на всех граждан России «от мала до велика». В приведённых сообщениях говорится, что оператором новой системы будет Федеральная налоговая служба. В базу войдут сведения о гражданах, содержащиеся практически во всех государственных и муниципальных информационных ресурсах органов власти и органов управления государственными внебюджетными фондами. Ресурс будет содержать базовые (фамилия, имя, отчество, дата и место рождения и смерти, пол, реквизиты записи акта гражданского состояния о рождении и смерти, СНИЛС, ИНН – пожизненные и посмертные номера граждан, а также иные данные) и дополнительные (семейное положение, родственные связи, состояние здоровья и иные) сведения о «физическом лице».

«В единой базе данных будет аккумулироваться информация из ныне разрозненных реестров разных государственных структур – МВД, Минобороны, Минобрнауки, ФНС, Пенсионного фонда, Фонда ОМС и других… Пользоваться банком данных смогут органы власти всех уровней, органы управления внебюджетными фондами (ОМС и прочие), а также избирательные комиссии. Кроме того, доступ к ней будет у многофункциональных центров (МФЦ)», – пишет «Парламентская газета» в статье «Что будет “знать” единая база данных населения».

Кроме того, ФСБ и Служба внешней разведки смогут вносить в базу сведения, «ранее не учтённые в иных государственных и муниципальных информационных ресурсах».

В проекте закона также говорится, что «единая база данных о населении поможет ускорить принятие решений органами власти, улучшить качество госуслуг (особенно в электронной форме), противодействовать мошенничеству при получении льгот и уплате налогов». Ещё там указано, что база «будет обеспечивать избирательные права граждан и процесс военного призыва». В целом, как обычно – «удобства и безопасность»… Какова же цена этим «удобствам»?

9 сентября 2019 года вице-премьер по цифровому развитию Максим Акимов дал «Известиям» знаменательное интервью: «От первого вздоха до гробовой доски всё надо отрегулировать».

В нём он лишь приоткрыл некоторые детали строящейся в России системы, хотя о чём-то он говорил вполне откровенно. «Первое: рост доверия, когда государство становится платформой, а граждане – клиентами». (Цифровая платформа – совокупность технологий, которые обеспечивают создание системы цифрового взаимодействия управляющих органов и пользователей по обмену информацией и ценностями – авт.) Сразу возникает вопрос: можно ли доверять анонимной «цифровой власти»?

И далее Акимов доверительно сообщает читателям: «Ты становишься либо платформой, либо частью чужой платформы, и клиенты переходят к тому, на чью политику ты влиять не можешь. В таком мире рост доверия между человеком и тем, кто предоставляет сервисы – в данном случае государством, – критически важен. Второе: люди не пойдут за тобой, если ты не будешь давать современный качественный продукт».

Здесь уместно вспомнить слова из поныне действующей «Концепции формирования информационного общества в России» от 28 мая 1999 года №32, где сказано: «На начальном этапе создания социально значимых информационно-коммуникационных систем и комплексов (в сферах трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и других) государство берет на себя основные расходы, но в дальнейшем уходит с рынка».

После «ухода государства с рынка» все граждане России могут быть переданы как «оцифрованное население» владельцам коммуникационных систем и баз данных, в том числе, и зарубежным. Правительство, как и запланировано, передаст свои конституционные полномочия собственникам систем. Эти коммерческие, наднациональные структуры уже не будут иметь никаких конституционных обязанностей перед гражданами России. Цель любой коммерческой структуры – это не обеспечение конституционных прав граждан, а извлечение прибыли…

Поэтому далее вице-премьер на вопрос: «Способно ли государство стать конкурентом крупнейших транснациональных IT-корпораций?», отвечает: «Те, кто не смогут, выпадут из будущего. Государства, которые хотят вписаться в этот мир, будут меняться… Россия – лидер в мире по этим направлениям, по цифровому государству». И ещё: «Я не совсем полно описываю этот мир, когда говорю в терминах продаж – “продукт”, “клиент”, но мир очень изменился. Выросло целое поколение, которое с детства знает свайповые движения на сенсорном экране мобильного устройства. Дети знакомятся с этими устройствами иногда раньше, чем начинают ходить». В этом-то и беда, которую несут «достижения прогресса», превращающие человека в управляемый придаток электронной системы!

А затем следует новое замечательное откровение: «Уже есть понимание, как технологически сделать гораздо более сложную вещь – построить управление государством на цифровых кейсах (цифровой кейс – пошаговое описание способа реализации проекта со всеми подробностями до конечной цели с учётом возможных трудностей – авт.). Например, какой режим работы социального учреждения – детского сада – лучше организовать, исходя из анализов маршрутов родителей на работу в конкретном микрорайоне путем сбора данных об их перемещениях. Какова наиболее удобная модель работы, кто, когда и по какому маршруту ведет ребенка в садик, забирает…». Неужели такая «забота» о родителях и детях! Что это, как не тотальная слежка?

Но ещё надо знать всё о доходах-расходах граждан. Для их же пользы: «Как изменить систему соцподдержки, исходя из реальной модели доходов людей, бедности. Очень важно, чтобы федеральные и региональные власти двигались к этой повестке», – считает Акимов. Понятно, что речь здесь идёт о тотальном контроле за доходами и расходами граждан.

Поведал чиновник и об «электронном паспорте»: «Думаю, эксперимент в Москве начнем в первой половине 2020 года. В паспорте будет два компонента: карта с чипом и приложение на мобильном устройстве. Важен не сам цифровой паспорт, а то, какие сервисы он будет обеспечивать, на какой уровень поднимет безопасность… Эксперимент, скорее всего, распространим на услуги, где нет юридически значимых трансакций. Например, при покупке алкогольной или табачной продукции вместо бумажного паспорта можно будет предъявить мобильное приложение. Мы поймем уровень попыток совершения мошенничества с использованием приложения, оценим его взламываемость… В целом работать это будет примерно так, как работает сейчас оплата товаров и услуг с помощью NFC (технология беспроводной передачи данных)».

Уже не раз говорилось о том, что «приложение на мобильном устройстве» в качестве удостоверения личности – вещь весьма опасная. Практически все эти устройства выпускаются нашими «заклятыми» партнёрами и работают на их программном обеспечении. Ко всему прочему, сотовые операторы предложили дополнительно внедрить в электронные паспорта систему Mobile ID. Об этом сообщил «Коммерсантъ» в статье «Сотовые операторы заглянули в электронный паспорт».

Эта технология может использоваться абонентом в любой точке России, где доступна сотовая связь, в том числе на устройствах, не являющихся смартфонами. Такая система может быть как встроенной в мобильное приложение электронного паспорта, так и быть самостоятельным способом удаленной идентификации гражданина через sim-карты, в том числе для абонентов, не имеющих смартфонов.

И опять неувязка: «Проект Mobile Connect (разработка единого стандарта аутентификации и идентификации на основе абонентского номер) поддерживается одним из крупнейших производителей сим-карт американской Gemalto, которая принадлежит международной военно-промышленной группе Thales, работающих на оборонных заказах. Вряд ли это удовлетворит регуляторов, отвечающих за безопасность», – сообщает «Коммерсантъ».

А Максим Акимов не забыл поведать в своём интервью и о внедрении биометрии, а затем посетовал на несовершенство законодательства, которое пока не позволяет тотально внедрять античеловеческие цифровые технологии: «Любую вещь, любую работу, от первого вздоха до гробовой доски всё надо отрегулировать… Мы можем заставить чиновников писать законы круглосуточно – всё равно не успеют в ногу со временем. В такой ситуации нужно брать на себя только наиболее чувствительные для общества моменты, например, очень важно регулировать оборот данных. Это один из двух центральных сюжетов XXI века». О такой постановке вопроса представители цифрового лобби говорили и ранее. Речь идёт о том, что законодательство должно подстраиваться под их безумные проекты и интересы, даже если они противоречат здравому смыслу и нормам права.

Теперь пора подводить итоги вышесказанному. В результате принятия закона о создании единого федерального информационного ресурса на всех граждан России произойдет полная отмена статьи 23 Конституции РФ («Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну… на тайну переписки… и иных сообщений»), а также части 1 статьи 24 Конституции РФ («Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются») и целого ряда других статей Основного закона страны. Фактически уничтожаются такие классические понятия как приватность и конфиденциальность. Люди становятся «прозрачными» для операторов и хозяев единой системы данных.

Создание единой базы противоречит и Федеральному закону от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных». Согласно части 3 статьи 5 ФЗ №152: «Не допускается объединение баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях несовместимых между собой».

Принятие закона о едином федеральном ресурсе также вступает в противоречие с позицией Государственно-правового управления Президента Российской Федерации и Позицией Русской Православной Церкви, которые полностью совпадают и соответствуют положениям Конституции РФ. Они считают «недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации».

Наконец, зарубежный опыт, на который любят ссылаться российские чиновники, демонстрирует отказ развитых стран от создания единых распределенных баз данных. В Великобритании, Германии и Франции законодательно запрещено создание единого банка персональных данных на всех граждан страны. Парламенты и высшие Конституционные органы этих стран расценили попытки построения подобной системы как покушение на основополагающие права и свободы граждан и угрозу национальной безопасности. Точно также создание единой распределенной базы данных на всех граждан России создает реальную угрозу национальной безопасности государства и каждого гражданина. По сути, принятие описанного опасного законопроекта будет означать антиконституционный переворот.

Касаясь интервью вице-премьера Максима Акимова, необходимо ещё отметить, что собранная информация будет храниться не только «от первого вздоха до гробовой доски», но вечно во всемирной сети. Не сказал Акимов, что правительством подготовлен ещё один абсолютно антиконституционный законопроект «о цифровом профиле гражданина», согласно которому будут отслеживаться в режиме реального времени все социально-значимые действия и финансовые операции граждан и вноситься в их досье. Кроме того, этот законопроект легализует торговлю персональными данными граждан.

Полезно также вспомнить и о проблемах кибербезопасности. В частности, в пункте 17 «Доктрины информационной безопасности РФ» (утверждена Указом Президента РФ от 05.12.2016 №646) говорится: «Остаётся высоким уровень зависимости отечественной промышленности от зарубежных информационных технологий в части, касающейся электронной компонентной базы, программного обеспечения, вычислительной техники и средств связи, что обусловливает зависимость социально-экономического развития Российской Федерации от геополитических интересов зарубежных стран». Но об информационной безопасности господин Акимов старается совсем не говорить. А есть ещё и человеческий фактор. Достаточно одного продажного системного администратора, и все сведения уйдут к геополитическим противникам России. А может для этого и строится, согласно ряду международных соглашений, новая всемирная система тотального надзора и управления каждым гражданином и обществом в целом?

Ко всему прочему, пока никто не задумывается, что фактически появляется новый класс управленцев – операторы-специалисты в области цифровых технологий, которые будут обладать не только абсолютной властью над оцифрованным населением, но от них, операторов, будут в полной зависимости и представители власти – чиновники, депутаты, судьи и прочие руководители всех уровней! Сейчас они продвигают античеловеческие инициативы ростовщиков и IT-бизнесменов, а завтра могут потерять свою власть. Их просто отстранят от неё за ненадобностью. А кто будет отвечать за нравственное состояние новых «хозяев жизни», в руках которых будут все конфиденциальные данные о гражданах? С каждым «цифровым шагом» от того, что называется государством, остаётся всё меньше и меньше. Никто не задумывается, что могут появиться новые, наднациональные политические институты, но этому необходимо посвятить особую статью…

Коротко можно сказать, что выстраиваемая на наших глазах глобальная система направлена на физическое и духовное порабощение людей, а значит, несёт угрозу их спасению для жизни вечной.

Вспомним ещё одни мудрые слова пророка нашего времени преподобного Паисия Святогорца: «Знамения, знамения времени не видите. Надо быть, извините, бараном, чтобы не понимать, что происходит… Но сегодняшнее поколение – это поколение равнодушия! Если христиане не станут исповедниками, не противостанут злу, то разорители обнаглеют ещё больше».

Валерий Павлович Филимонов, русский православный писатель

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Кощунство. Банк ВТБ. Офис под куполом храма.

В прошлом месяце мы рассказывали о “нецелевом” использовании церковных зданий на западе – см. серию публикаций “Духовный коллапс Запада”.

Сегодня мы с печалью констатируем подобные случаи и в нашем родном Отечестве.

Нет, пока что, слава Богу, у нас не закрывают храмы и не превращают их рассадники непотребства. Однако симптомы налицо…

Кто они, современные наследники воинствующих атеистов прошлого века? Давайте знакомиться…

В старинном русском городе Нижнем Новгороде новый офис банка ВТБ был открыт в… помещении домовой старообрядческой церкви (молельной комнаты)…

Историческая справка:

НАИМЕНОВАНИЕ: «Домовая старообрядческая церковь»

ДАТА ПОСТРОЙКИ: 1865 год

ОБЩАЯ ПЛОЩАДЬ: более 80 кв. метров

АРХИТЕКТОР: неизвестен

Нижегородский городской голова, судовладелец и меценат Д.В. Сироткин построил для своей семьи усадьбу в квартале от Жуковской улицы до Откоса. В 1913 году он решил устроить при ней старообрядческий молельный дом и богадельню. Неподалёку располагалась Георгиевская церковь, и православный митрополит просил губернатора ликвидировать старообрядческий храм, но тот его просьбу не удовлетворил.

Молельня Сироткина расписана по канонам дониконовской церковной живописи XVI столетия, она стала уникальной для Нижнего Новгорода

После закрытия в 1918 году в храме разместился Второй детский приемник, в 1930-е — художественный техникум, а еще позже его приспособили под жилье, точнее — под коммунальные квартиры.

Все, что сохранилось с дореволюционных времен внутри и представляет историческую ценность, — это те самые расписные своды молельни, уцелевшие чудом даже при Советской власти только потому, что были в какой-то моменты закрыты деревянным подшивным потолком и успешно забыты. После расселения коммуналок в 1998 году здание включают в Список вновь выявленных памятников истории и культуры и даже поднимают вопрос о его передаче государственному художественному музею, но шанс был упущен, здание перешло в руки частного лица, и в 2002–2003 гг. его отреставрировали, заново возвели вертикаль звонницы, расчистили росписи свода и разместили арендаторов — (ВНИМАНИЕ!!!) коммерческий банк ВТБ24.

И сейчас над работниками и клиентами отделения банка возвышаются, во всех смыслах этого слова, шесть изображений архангелов, фрески Богоматери, и Христа, а также протопопа Аввакума и его последователей.

И вот какие чувства испытывают работники этого офиса при работе в такой «церковной» обстановке:

Наталия Елистратова — управляющий директор банка ВТБ24 по ипотечному кредитованию:

…до недавнего времени мой кабинет находился в этом здании. Что удивило больше всего и к чему я долго привыкала — это акустика помещения: слышен любой шепот из другого конца зала. Работается здесь прекрасно, клиентам не приходится скучать в очереди к специалисту — все рассматривают потолки, кто-то ищет информацию в интернете или позже расспрашивает сотрудников. Для нас эти вопросы уже стали привычными: откуда это, почему не закрашено? Некоторые, конечно, возмущаются и обвиняют нас в кощунстве.

Статус здания на нас накладывает определенные ограничения, точнее в большей степени даже на наших арендодателей, иногда приходит специальная инспекция, курирующая сохранность подобных объектов. Но всем, что необходимо для работы, мы обеспечены: без ущерба для помещения подвешены светильники, установлены перегородки. А в других кабинетах все совершенно стандартно и современно, там никакой исторической ценности не осталось.

Православная Россия, Москва. Православие - Религия России! bank_vtb_v_hrame_2 Кощунство. Банк ВТБ. Офис под куполом храма. Душевное  упадок веры Россия Православная Россия последние времена оскудение веры КОЩУНСТВО Духовное оскудение духовная смерть апокалипсис

Артем Галиуллин, эксперт по работе с партнерами:

Я устроился в ВТБ24 всего четыре месяца назад, мое рабочее место как раз под этими сводами. Эмоции от попадания в здание весьма двоякие. Когда ты приходишь в банк, ожидаешь увидеть людей в строгих костюмах и традиционный офис, каким мы его себе представляем. А здесь рушатся стереотипы, ты вроде бы занимаешься своей работой, но стоит поднять глаза к потолку, и возникают другие эмоции. Хотя это помогает установить первый контакт с клиентом. Тема животрепещущая, почти у всех первый вопрос совсем не об ипотеке, а о потолке, его истории и дальнейшей судьбе.

…непосредственная близость к объекту культурного и духовного наследия вызывает гордость. У меня все-таки есть возможность наблюдать его прямо во время рабочего дня. Когда я рассказываю, что мы выдаем ипотеку под библейскими сюжетами, люди удивляются и проникаются интересом…

Одним словом, бизнес, только бизнес, и ничего личного… И ничего святого…

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

“Само существование русских противоречит Конституции Российской Федерации” или Почему правители РФ боятся русских

В прошлом месяце Госдума РФ отклонила законопроект об упрощенном предоставлении российского гражданства русским, проживающим на Украине. Формальное обоснование: законопроект противоречит Конституции РФ, которая (цитирую заключение Комитета по государственному строительству и законодательству) «запрещает любые формы ограничения прав по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, а также пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (часть 2 статьи 19; часть 2 статьи 29)».

Тут надо сразу честно признать:

само существование русских противоречит Конституции Российской Федерации.

Если ты родился в русской семье, если с младенчества слышишь вокруг русскую речь — ты уже получаешь необоснованное превосходство в знании русского языка. И чем лучшая, чем более правильная, богатая и яркая русская речь звучит вокруг тебя, тем сильнее ты противоречишь Конституции. Потому что очевидно: миллионы наших сограждан лишены этого естественного приобщения к русскому языку с раннего детства. Какое право ты имеешь превосходить их во владении русским языком? Согласно Конституции РФ, совершенно никакого.

Лучшие умы государства давно задумались над тем, как решить эту проблему. И во многом преуспели. Сегодня школы Российской Федерации не учат детей владеть русским языком как живым и родным. Это — не нужно. Нужно — зубрить правила, монотонно заучивать морфологические признаки и, по возможности, писать без грамматических ошибок. Нужно — запоминать словарную норму и все отклонения от нее расценивать как речевые ошибки. Нужно — бестрепетно помечать русские слова как устаревающие и спешить заимствовать. Согласитесь: так уже гораздо проще уничтожить всякое языковое превосходство русских детей над нерусскими. А стало быть, по Конституции, — справедливо.

Но вернемся к деятельности Комитета по государственному строительству, который отказал русским Украины в льготах при получении российского гражданства. Этому в высшей степени законолюбивому поступку есть ближайшая аналогия в истории весьма цивилизованной европейской страны. 1939 год. Министерство иностранных дел Великобритании выпускает «белую книгу», где указывает, что целью правительства Его Величества «не является, чтобы Палестина стала еврейским государством». И в то самое время, как евреи пытались уехать из нацистской Германии (многие действительно стремились в Палестину: не понимали, что Палестина — не национальное еврейское государство), Великая Британия всячески ограничивала этот приток, отправляла евреев обратно в рейх и даже прямо открыла огонь по судну с беженцами.

Юридически Британия была в своем праве. Рассматривая Палестину как свою колонию, она действовала эффективно. Однако сегодня эта деятельность осознается как омерзительное грязное пятно на британской истории.

Все зависит от точки зрения. Оценка поступка российского думского Комитета по государственному строительству напрямую зависит от того, что понимать под государственным строительством в России.

Официально, по Конституции и якобы в соответствии с «исторической традицией» РФ, все без исключения народы Российской Федерации должны быть совершенно равны. Поскольку исходно равенства народов не существует, к достижению этого конструкта должны быть приняты меры. Выше уже упоминалось средство, каковым достигается уничтожение русского превосходства во владении родным русским языком. Но этого недостаточно. Во-первых, русских в России слишком много. Можно ли с этим что-то сделать? Безусловно. Можно сдерживать приток в РФ русских с целью не допустить превращения РФ в русское государство, что и было сделано комитетом в лучших традициях МИДа Великобритании. Можно дробить русских внутри РФ на «субэтносы» и постоянно противопоставлять русскую общность как «не цельную» — иным, якобы цельным. Можно специально вкладываться в пропаганду нерусской идентичности. Наконец, можно десятилетиями, начиная со школы, внушать русским, что их численное превосходство и историческая роль в России ровно ничего не значат, не дают ни малейших преимуществ. Все это — можно. И все это — делается.

Однако этого недостаточно. Даже при недюжинном мастерстве в деле искоренения «русского превосходства» государственное строительство РФ противоречит Конституции РФ, где отдельно прописано наличие «республик (государств)» уже со своими собственными конституциями. Одни народы снова получаются привилегированнее других. Ведь с этим надо что-то делать? Но как? Получается, если строго следовать букве и духу российской Конституции, мы придем к тому, что она должна быть изменена.

Поэтому строго букве и духу Конституции законодатели и государственные строители РФ не следуют. Они следуют ей избирательно. И если понимать под государственным строительством создание государства без субъекта — очень эффективно. Принципиально не должно быть единого народа-источника права с общим взглядом на государственное устройство. Если признать это — все становится на свои места и начинает выглядеть стройно в рамках тактики «разделяй и властвуй». Поскольку русская идентичность — единственная живая идентичность, которая теоретически (но сегодня — никак не практически) могла бы быть привлекательной для очень большого числа людей, необходимо последовательно лишать ее какой бы то ни было привлекательности. Это логично.

Искореняя ассимиляцию в русских на территории России, надо, напротив, поддерживать ассимиляцию русских — в нерусских за пределами России. Не защищать русских, не рассматривать их как своих, не рассматривать их как русских. Не помогать русским спастись, поскольку власть Украины целенаправленно уничтожает именно их и со своей, украинской точки зрения — поступает правильно. Российские законодатели, со своей точки зрения, тоже поступают правильно: они уменьшают количество русских, помечают русскую идентичность как слабую и делают приятное украинским партнерам. Все это выглядит как сплошная польза.

Известный философ и статистик, автор книги «Черный лебедь» Нассим Талеб, написал статью «Побеждает наименее толерантный: как работает диктатура меньшинства», где убедительно, на множестве примеров показал, как напористое, бескомпромиссное меньшинство мало-помалу склоняет на свою сторону рыхлое, не имеющее внятных предпочтений большинство. Россия находится в окружении стран, где уже победили или во всяком случае разговаривают во весь голос наименее толерантные граждане. Напротив, русские в России являются тем большинством, которому внушают, что оно должно быть максимально толерантным. С точки зрения подавления русской субъектности это совершенно правильно и открывает богатые возможности для развития новых республик (государств). С точки зрения государственного строительства России — это самострел.

Татьяна Шабаева,

журналист, переводчик   

Источник: сайт рус-стратегия.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

Короткая память

Неоднократно говоря о том, что необходима декоммунизация, необходимо абсолютное осуждение любых попыток реабилитации большевизма, закрепление принципа отказа от романтизации революций и т.д., я всегда говорил и говорю о важности возрождения того, что связано с Россией дореволюционной, Российской империей, Русским царством. Когда я стал интересоваться краеведением, то открыл для себя столь много интересного о своём родном крае, что просто был поражён этим. И, естественно, стал замечать, что эта богатая, огромная история очень слабо отражена в мемориальном плане.

У нас имеется довольно серьёзный перекос в сфере памятников и иных мемориальных объектов в пользу последних 70 лет нашей истории – то есть советского и постсоветского периода. Особенно – Великой Отечественной войны. Я, как патриот своей Родины, вне всякого сомнения, это одобряю, но хочу заметить, что это была не единственная война в нашей истории, а сама наша история не ограничивается 70 – 100 годами. Приведу простой пример. Моему родному городу Вологде недавно исполнилось 870 лет. Только вот 70 лет её истории мы помним очень хорошо и памятников стоит много, а основной период её существования – 800 лет, события до 1917 года, остаются малоизвестными и мало отмеченными памятниками, те, которые уже установлены, можно пересчитать по пальцам. А что с советскими? В центре Вологды –  сразу три памятника Ленину, три! (А в городе – целых 5!) К ним ещё коммунисты постоянно хотят добавить памятник Сталину (таковых до разоблачения культа личности в нашем богоспасаемом городе было несколько – практически в каждом районе). И зачем это нам? Куда нам столько? И вообще зачем они нам нужны? В советское время, бесспорно, были и достойные люди, которые достойны памятников. Бесспорно, хорошо то, что есть памятники героям Великой Отечественной войны, есть памятники тем, кто строил, а не разрушал и так далее. Но всё же как воздух необходимы и памятники людям и событиям эпохи до 1917 года, даже до Великой Отечественной –  потому что вот это главное событие истории, а порой и единственное, о котором помнят все. Хочу заметить, что вся наша история заслуживает внимания и уважения. И если мы помним о Великой Отечественной, то давайте вспоминать и о той же Первой мировой, которую называли Второй Отечественной.

В разговоре с одним чиновником, ведающим вопросами увековечивания исторической памяти в нашем городе, я услышал очень любопытную мысль – у населения «короткая память», они помнят максимум только Великую Отечественную и то порой не всегда. Сегодня у нас короткая память, которая стала такой не сама, а её насильственно обрубили в годы советской власти.Это объяснимо тем, что большевики вырубили нам пласты памяти о прошлом – тогда под угрозой ареста и гибели, многие сами уничтожали немногочисленные свидетельства о прошлом – например, фотографии родственников в офицерской форме и так далее. Хранящийся в доме портрет Императора мог стоить человеку жизни – его бы расстреляли как «члена тайной контрреволюционной антисоветской троцкистско-эсеровско-монархической организации». Онинавязывли народу свою концепцию истории, в которой до 1917 года в «этой стране» ничего не было, а именно 7 ноября 1917 года стало, якобы, сотворением государства. И все эти юбилеи «100 лет уголовному розыску», «90 лет прокуратуре», «100 лет российской археологии» и т.д. – они любого нормального человека должны оскорблять, ведь это значит, что ничего, ничего не было в стране до 1917 года, а значит, получается, мы «отсталая страна». Это, конечно, ложь. Слава Богу, иногда отмечается и то, что история до 1917 года у нас была. Например, недавно отмечалось 300-летие российской полиции. Но 10 ноября опять будут отмечать уже «день работников органов внутренних дел», как и 20 декабря – «день чекиста». И какая теперь картина? Главное историческое событие – Великая Отечественная война, при СССР было хорошо, водка дешёвая, мороженое хорошее, а что колбасы не было – так и Бог с ней, с колбасой, зато страна какая была – о-го-го! «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей» А то, что при перекрытии Енисея затапливались земли, где жили столетиями русские люди, что уничтожались целые деревни (о чём с болью писал Валентин Распутин в «Прощании с Матёрой») – этого лучше не замечать и вообще, это всё «СоЛЖЕницын придумал, 100 тыщ миллионов расстрелянных лично Сталиным, неполживо, абырвалг, слава великому Сталину!»

И вот нам пытаются главными деятелями истории сделать обычных советских партаппаратчиков, прямо скажем, не выдающихся. Именно их объявляют «отцами города», говорят, что без них «жили бы в фекалиях, в грязи, без воды и света», что, конечно же, ложь. «Без советских руководителей не было бы у нас ничего, они были о-го-го какие Великие Государственные Мужи! Подумаешь – снесли какую-то старую халабуду танками, ничего страшного, зато живёте теперь в домах (зачастую откровенно ужасных, напоминающих модернизированные бараки) с отоплением, светом, водой и канализацией! Без них бы у вас ничего не было! Пасли бы коз!» Эти филиппики являются, конечно же, откровенным передёргиванием и наглой ложью. Нам откровенно предлагают считать «лучшим градоначальником Вологды» человека, который варварски разрушил главную городскую святыню, тогда как были такие люди, как благотворитель и меценат Христофор Леденцов, много сделавший для благоустройства Вологды Николай Волков, благотворитель, увековеченный в названии богадельни Николай Скулябин, поместивший в своём доме на время пребывания в городе Государя Императора Александра Благословенного Осип Витушечников и многие другие.

Меня, конечно, спросят – кого тогда нужно и стоит увековечивать? Что ж, я могу ответить на этот вопрос. Можно увековечить память первого русского царя Ивана IV Грозного – строителя Софийского собора и Вологодского Кремля, которого, фактически, можно считать вторым основателем города. Его память как основателя увековечена в Архангельске (мемориальной доской) и в Орле (конной статуей). В 2012 году ходили слухи о возможной установке памятника в Вологде, но так, в итоге, и не подтвердились. Можно восстановить памятник Петру Великому у Петровского домика, который находился там до революции. Нужно поставить памятники вологодским городским головам – меценату Христофору Леденцову и многолетнему вологодскому главе Николаю Волкову, также неплохо увековечить и Николая Скулябина, Осипа Витушечникова, Фёдора Овечкина, Ивана Клушина (их дома сохранились и там можно установить мемориальные доски). Хорошо было бы увековечить в Череповце память генерала от инфантерии Александра Кутепова, героя Первой мировой войны и Русско-японской войны, а также воевавшего в Белой армии в гражданскую войну (а то вот у нас говорят о «примирении» и так далее, но памятники красным командирам стоят, а белым, нашим землякам, почему-то нет) – доска уже есть мемориальная, нужно только разрешение. Увековечения ждёт уроженец Сокола министр путей сообщения Российской Империи Сергей Рухлов, жертва большевицкого террора. Таких имён можно назвать ещё много.

Также хочу обратить внимание на то, что в наших населённых пунктах много топонимических наименований с именами террористов и убийц и вообще экстремистских деяний. Областная библиотека называется именем не имевшего отношения к литературе террориста Бабушкина. Тут же рядом площадь носит имя «Революции» – зачем нам революции? Может быть уже хватит?  Имя Бабушкина носят площадь, райцентр и целый район! Да и памятник ему в Вологде стоит. А ещё в Устюженском районе есть посёлок имени террориста и цареубийцы Желябова. В Соколе – улица убийцы и террориста Каляева. И много ещё других примеров. Переименования, я думаю, стоит начинать с самых простых мест – например, с той же площади «Революции» – там нет никаких привязанных к ней адресов. Да и само это переименование будет символично – с революциями покончено, вернёмся в нормальное состояние. Можно и нужно улице Ленина вернуть историческое имя Кирилловской – она небольшая. К тому же живущим на переименованных улицах не нужно менять документы, вопреки всем уверениям противников подобного. В Вологде в 1991 году вернули исторические названия четырём улицам (Зосимовская, Козлёнская, Предтеченская, Галинская) и набережной (Пречистенская) – и ничего не случилось, небо не рухнуло, никто не погиб. К тому же забить в компьютер новое название – не проблема, дальше специальные программы всё сделают сами. И по затратам не так дорого, на самом деле. Всё равно же приходится, наверное, менять таблички на улицах. Так что не надо переживать и печаловаться о затратах и расходах. Единственная проблема – бюрократия, которая может вынести мозг кому угодно и загубить любую инициативу на корню.

Вот здесь приближаемся к крайне важной теме. Наши современные руководители, это, большей частью, выходцы из КПССовского духовного пространства, бывшие коммунисты, комсомольцы, пионеры, отравленные советчиной, к тому же продолжающие травить современное молодое поколение, которое всего этого не знало от рождения. Они живут так, словно бы никакой Русской Весны не было, и тянут нас в унылую Советскую Осень. Их идеал, конечно же, не раннесоветские нигилистические и открыто русофобские годы. Их идеалом является период после войны и до перестройки. Условно – они предлагают жить по-брежневу. И вот как раз это является опасным. Поскольку даже тот относительно мягкий период всё равно несёт в себе антирусские бациллы.

«Короткая память» – это память о предках, то есть ты мыслишь историю в пределах тех представителей своего рода, о которых ты знаешь. И хорошо, если ты помнишь хотя бы деда – а то ведь с неполными семьями, когда даже отца родного не знаешь, или, будучи сиротой, совсем не знаешь, от кого ты рождён… И это как раз и есть трагедия. Восстановить историческую память – можно и нужно. Тем более что с совершением архивной революции (которая, в отличие от политических революций, принесла очень много пользы нам всем) многие документы теперь есть в открытом доступе в Интернете. Однако удлинить и восстановить память нам, скажем откровенно, мешают, сознательно и несознательно. Под видом «консерватизма», нам предлагают «уважать нашу историю», размахивают письмом Пушкина Чаадаеву (видел бы Пушкин, что сотворили с Россией большевики – у него бы волосы встали дыбом и поседели в один момент). Однако под «нашей историей» они имеют в виду исключительно историю советскую, именно её они и защищают. А если точно – мешают исправить то, что случилось со страной 100 лет назад, мешают увековечить память деятелей досоветской истории. И я ещё понимаю, когда такое говорят те, кто в школе кроме истории в духе «Краткого курса» ничего более не учил, но когда за такое стоят те, кто вроде бы всё знает и понимает – это уже просто возмутительно. Нас пугают революцией, обвиняют в «большевизме» (да-да!), говорят, будто бы мы хотим «всё разрушить до основания», доходят до абсурда, предлагая нам разрушить все советские дома, дороги, мосты и прочее. Это является эмоциональной манипуляцией для того, чтобы затормозить и остановить русское возрождение, не дать удлинить память.

Почему в Вологде нет ни одного памятника или даже таблички русским царям? Зато три памятника Ленину в центре, а в честь приезжавшего на пару часов члена Политбюро, ставшего потом лидером одной из бывших союзных республик и умершего в США, установили табличку у посаженного им дерева (на деньги диаспоры, надо отметить), причём деревья, посаженные приезжавшими к нам русскими космонавтами Леоновым и Беляевым, никакими табличками не отмечены. Да и чтобы табличку установить, нужна куча бумажек и много денег, а у русских людей, у одиночек-энтузиастов, денег часто попросту нет и связей у них нет. Но там, где это возможно и ситуация лучше, уже процесс сдвигается с мёртвой точки. В Ульяновске (бывшем Симбирске) установлена доска в честь белого генерала Владимира Каппеля, а центральной площади возвращено название Соборная. В Твери переименовали улицу Володарского и Советскую площадь (в честь поэта Андрея Дементьева и святого благоверного князя Михаила Тверского соответственно). В Петербурге вернули старые имена нескольким улицам. Однако, советская реакция, где на острие идёт откровенно фашистская организация «Суть времени» (не запрещена на территории РФ), не дремлет: в Кирове (бывшей Вятке) поставили памятник Дзержинскому («по просьбам ветеранов спецслужб»), не дали вернуть Тутаеву историческое имя Романов-Борисоглебск, добились снятия памятной доски Колчаку в Петербурге, а вместо того установили мемориальную доску палачу Урицкому. По сути, идёт такая гибридная гражданская война, которую в очередной раз распаляют необольшевисты и используемые ими втёмную люди, не владеющие всей полнотой информации и потому обманутые. Наша задача сегодня – в этой войне победить. Ибо поражение чревато уничтожением России и русского народа, ни больше не меньше.

Восстановление и удлинение нашей памяти – важная задача на настоящее время. Или мы это сделаем, или же Россия просто погибнет. Мы видим воинственные атаки на любые попытки восстановить из руин разрушенную большевиками русскую историю – видим, как скачут в Екатеринбурге сторонники майдана, как солидаризируются с  ними в своём неприятии всего русского неокоммунисты. Ни в коем случае нельзя им уступать, нельзя с ними «примиряться», потому что они сами этого не хотят – они хотят нашего поражения. Битву за сознание и умы нашего народа мы проиграть не должны.

Сергей Зеленин

Источник: сайт русская стратегия рус-стратегия.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

Пять причин быть русским

В стране, которая дважды распадалась по этническим границам, национальный вопрос — как веревка, о которой не говорят в доме повешенного. Но говорить все равно приходится. Пусть не на выборах, так хотя бы на высоких консилиумах, один из которых на минувшей неделе прошел в Ярославле с участием мировых светил.

Если не считать репрессивных формул вперемежку с призывами к толерантности, на всех подобных обсуждениях рефреном звучит только одна спасительная идея: культивировать общероссийскую гражданскую нацию в противовес этническому радикализму.

«Наша задача заключается в том, чтобы создать полноценную российскую нацию при сохранении идентичности всех народов, населяющих нашу страну», — заявил президент на президиуме Госсовета в Уфе, ссылаясь на советскую идею «новой исторической общности». В противном случае — это уже цитата с другого совещания — «судьба нашей страны очень печальна».

Гражданскую нацию у нас строят со времен Ельцина. Получается, что спустя двадцать лет после своего возникновения «новая Россия» по-прежнему существует как государство без нации со всеми вытекающими опасениями по поводу ее судьбы.

Здесь возникает определенный парадокс. Ставя задачу создания нации, государство, с одной стороны, признает себя не вполне состоявшимся, а с другой — примеривает на себя роль демиурга, способного творить миры. Совместить эти роли весьма непросто. «Но у других-то стран получилось», — возражает президент на уже упомянутом Госсовете в Уфе. «И мы должны это сделать».

Хрестоматийным примером нации, построенной сверху, считается Франция. Французская корона формировала французский народ (тот народ, который ее свергнет) из достаточно разнородного населения. Однако выполнить эту миссию она сумела именно потому, что имела точку опоры вне нации — в «божественном праве» королей. Интересно, есть ли у российской президентской династии подобный запас прочности? И еще: разве мы уже не проходили что-то подобное?

Русские сложились как нация, имея в качестве точки отсчета государственную власть. И на это потребовалось не двадцать лет, а несколько столетий. После столь бурной истории решимость начать «нацбилдинг» с чистого листа впечатляет. Но прежде чем с удвоенной силой взяться за строительство «новой исторической общности», давайте попробуем сравнить ее со «старой».

Оптимисты скажут, что выбирать между «русским» и «российским» совсем не обязательно. Ведь «идентичность всех народов, населяющих нашу страну», в ходе строительства новой нации обещано сохранить. Проблема лишь в том, что для русских частью идентичности является статус субъекта российской государственности. Вне этого статуса мы, возможно, сможем сохраниться как этнос, но не сможем реализоваться как современная нация.

В чем разница между тем и другим?

Английский исследователь Бенедикт Андерсон говорит, что современные нации созданы книгопечатным станком. Это довольно точно как метафора своего рода «промышленного» производства идентичности. Этническая общность достигает стадии нации тогда, когда располагает: а) развитыми механизмами тиражирования своей идентичности, в роли которых выступают прежде всего система массового образования и СМИ; б) самой идентичностью, закрепленной в форме высокой письменной культуры (включая развитый литературный язык, традицию в искусстве, корпус базовых текстов, формирующих самосознание, и т. д.).

Племя или народность могут воспроизводить себя «кустарным» образом — на уровне устной традиции и непосредственных контактов в семье, соседской общине. Нация — нет. Чтобы продолжать себя в поколениях, ей необходимы громоздкие (и дорогостоящие) социальные машины, действующие в основном под эгидой государства.

Применительно к нашему вопросу это значит, что если школа, СМИ, армия, государственный аппарат, массовое искусство вовсю штампуют «россиян», то это, конечно, совсем не значит, что они действительно создадут новую нацию (см. пункт «б»), но это значит, что они вполне могут разрушить старую. Это одна из весомых причин того, что мы рискуем перестать быть русской нацией по ходу строительства «нации россиян». Мы уже поняли, кем хочет видеть нас власть. Но пока не уверены, кем хотим быть сами.

Моя цель — предложить несколько аргументов в пользу одной из моделей.

1. Граждане или крепостные?

Вопреки бесконечным ссылкам на концепцию гражданской нации проект нации россиян меньше всего является гражданским проектом. Это проект бюрократии. «Российская нация» представляет собой придаток к административному аппарату РСФСР-РФ. Она не учредитель этого государства, а его «наполнитель», приложение к некоей административной конструкции, возникшей независимо от нее.

Это хорошо заметно по Конституции. «Многонациональный народ Российской Федерации» не может создать Российскую Федерацию просто потому, что он есть величина, производная от ее границ, ее юрисдикции и даже территориальной структуры (в самом своем имени наш «суверен» связан федеративной формой территориального устройства). Понятно, что конституционное право часто оперирует фикциями. Но в данном случае это полностью соответствует логике исторического процесса. Учредителем государства, в котором мы живем, выступала сначала советская номенклатура, производившая административно-территориальное деление СССР, а затем российская номенклатура, перехватившая у центра власть строго в рамках очерченных границ вместе с «доставшимся» ей населением.

Собственно, вопрос о нации встал в тот момент, когда эта номенклатура озаботилась тем, чтобы обеспечить лояльность подведомственного населения. Государство, которое может получиться из этой затеи (решения бюрократии «завести себе нацию»), трудно назвать национальным. Точно так же партия, которая, будучи правящей, решает придумать себе идеологию, явно не является идеологической партией.

Это очень показательный момент: тема «гражданской нации» возникает в нашей новейшей истории не в контексте требований граждан к бюрократии, а в контексте требований бюрократии к гражданам, что накладывает неизгладимый отпечаток на политическую судьбу создаваемой нации и разительно отличает ее от настоящих гражданских наций Нового времени.

Напротив, социальный профиль русского национализма (в данном случае речь о национализме как проекте нации, а не бытовой ксенофобии) сегодня не бюрократический, а гражданский. Его питательная среда — городской образованный класс, он требует лояльности не от нации по отношению к бюрократии, а от бюрократии по отношению к нации и является формой притязания национального большинства на свое государство.

Иными словами, если мы как нация «россияне», то мы крепостные своего государства (в буквальном смысле: мы оказались «прикреплены» к определенному куску территории при дележе советского наследства — а дележ, как уже было сказано, вершила номенклатура). Если мы «русские», то мы его потенциальные хозяева, граждане, стремящиеся вступить в свои суверенные права.

Это противоречит стереотипу об этническом национализме как антониме гражданского. Но все дело в том, что сам этот стереотип противоречит очень многому в истории наций и национализма. Например, в германских землях XIX века именно этническая (культурно-лингвистическая) идея нации стала оружием образованных горожан, стремящихся одновременно к гражданской эмансипации и к национальному единству в противостоянии со знатью германских княжеств. Последняя же, вполне в духе современной российской знати, апеллировала как раз к территориальному принципу лояльности.

2. История или инерция?

Я не утверждаю, что территориальная идентичность не может породить гражданскую. Просто для этого ей требуется нечто большее, чем назвать население гражданами.

Крупнейшие гражданские нации Нового времени — американцы, англичане, французы — стали таковыми в горниле революций. Для того чтобы создать нацию, основанную на общих ценностях, а не на этнических связях, необходимо, чтобы эти ценности были скреплены сов­местным историческим опытом, прежде всего опытом политической борьбы, в ходе которой граждане выходят на арену как основная историческая сила.

Какой революцией рождена «российская нация»? «Августовской революцией» 1991 года? Если это так, то она несет на себе все родимые пятна этой «революции»: провинциализм и вторичность (по отношению не только к великим историческим революциям, но и к бархатным революциям восточноевропейских соседей), анеми власти и гражданского общества (картонные диктаторы против картонных революционеров), уже упомянутый номенклатурный налет и, конечно, несмываемый налет исторического поражения и геополитической катастрофы.

«Российская нация» рождается не в виде сгустка исторической воли, а в качестве продукта распада советского строя, в качестве инерции этого распада.

Революция 1917 года тоже была связана с крупным военным поражением, которое, однако, было быстро изжито. Важнее же всего то, что многим современникам и потомкам она виделась событием всемирно-исторического масштаба. На этой базе было действительно возможно формирование «новой исторической общности», основанной на идеологии и образе жизни. И тем не менее эта общность не состоялась. Так с какой стати должна состояться «новая историческая общность» в РФ, если у нее в принципе нет сопоставимого ценностного ядра?

Одним словом, если мы «нация россиян», то мы дети 1991 года. А это весьма низкая родословная. Если мы «русские», то мы наследники длинной цепи поколений — народ, прошедший закалку нескольких мировых войн и революций, сменивший несколько государственных форм и ставший тем единственным, что их связывает.

Последнее особенно важно. У нас много обсуждается проблема разорванности российской истории. Мы оказываемся не в состоянии связать между собой разные исторические эпохи как «главы» своей собственной судьбы.

Концепция российской гражданской нации усугубляет эту проблему, делая ее в корне неразрешимой. Эта нация заведомо не может рассматриваться как носитель предшествующих форм российской государственности, поскольку является производной от границ, политико-правовой формы и идеологии данного конкретного государства. То есть тех элементов, которые менялись в нашей истории головокружительно резко. Больше того, в длинной череде государственных форм (Киевская, Московская Русь, Петербургская империя, СССР, РФ) каждое последующее государство в большей или меньшей степени основывается на отрицании предыдущих.

Один из слоганов, изготовленных в рамках госзаказа на «российскую нацию», гласит: «Народов много — страна одна». В этом благонамеренном лозунге заключен, если вдуматься, невероятный исторический нигилизм. В том-то и дело, что в историческом разрезе страна оказывается совсем не одна. «Варяжская Русь», «Московское царство», «Страна Советов» — это не просто разные территории, но совершенно разные политико-географические образы, то есть именно что разные «страны». «Страна одна» оказывается лишь в том случае, если РФ полностью заслоняет собой все предшествующее. Поэтому с точки зрения исторической преемственности уместно прямо противоположное утверждение: «Стран много — народ один».

Единственная возможность связать воедино разные «страны», оставшиеся в нашем прошлом, и сложить из них некую «вечную Россию» состоит в том, чтобы рассматривать российское государственное строительство во всех его перипетиях как часть русской этнонациональной истории. На этом уровне преемственность как раз налицо (становление общего языка и культуры, самосознания, пантеона героев и т. д.). В этом случае у разорванных российских времен появляется общий носитель. Да, весьма условный. Но национальная история — это и есть драма, построенная вокруг жанровой условности главного героя.

Тот факт, что мы воспринимаем варварского князя Владимира и советского космонавта Гагарина в качестве лиц одной и той же истории, в качестве своего рода аватар ее подразумеваемого главного героя, — неоспоримое свидетельство того, что мы живем русским этнонациональным мифом.

Миф, если верить Юнгу, — источник энергии и психического здоровья. Отчего тогда вокруг так много исторической шизофрении? Именно потому, что сознание находится в явном конфликте с бессознательным. Мы ощущаем непрерывность своей исторической личности, но не можем ее назвать.

3. Свои или чужие?

«Стран много — народ один» — не спорю, это звучит весьма провокационно как лозунг, но довольно точно как описание нашего положения. Причем не только во времени, но и в пространстве. Именно так могла бы выглядеть формула отношения к русскому населению Украины, Белоруссии, Казахстана и других новообразованных государств.

Распад СССР оставил за границами РФ более 30 млн русских (в переписи 1989 года 36,2 млн человек за пределами РСФСР назвали русский родным языком), что составляет порядка четверти русского населения РФ. Примерно таким же было соотношение численности западных и восточных немцев на момент раздела Германии.

В отличие от Западной Германии, которая, не будучи одержима территориальным реваншизмом, тем не менее никогда не отказывалась от перспективы национального единства, что выражалось и в тексте ее конституции, и в практике предоставления гражданства, «новая Россия» оставила эту четверть за бортом своего национального проекта.

Тот факт, что русские вне РФ оказались лишены каких-либо преимуществ при получении ее гражданства, не стали адресатами ее диаспоральной и переселенческой политики, всецело «заслуга» идеологов российской территориальной нации.

В логике этого проекта жители Севастополя — часть чужой нации. Зато захватчики Буденновска — своей. Эта логика, несомненно, оскорбляет национальное чувство. Но если она внедряется достаточно долго — она просто разрушает его (что, отчасти, мы и наблюдаем сегодня, когда российский патриотизм испытывает явный кризис жанра).

Другим, не менее красноречивым и многообещающим симптомом этого проекта стала концепция замещающей иммиграции. То есть концепция, в соответствии с которой отрицательный демографический баланс может и должен возмещаться «импортом населения» вне зависимости от его этнических, социокультурных, профессиональных характеристик. В этой сфере разворачивается настоящая социальная катастрофа — я имею в виду не только проблемы с интеграцией самих иммигрантов, но также люмпенизацию и архаизацию всего общества под воздействием их неограниченного притока. Люмпен-предприниматели, от ларечников до миллиардеров, могут радоваться почти бесплатному труду, но с точки зрения макросоциальных эффектов бесплатный труд бывает только в мышеловке (экономика дешевого труда для нас и в самом деле ловушка).

Но даже если бы рациональные аргументы в пользу замещающей иммиграции существовали, главной проблемой является сам подход, в логике которого бюрократия вправе «импортировать» себе другой народ, если существующий по тем или иным причинам ее не устраивает.

Если нация создается административным аппаратом и территорией, а не общей культурой, связью поколений, исторической судьбой, то эта логика оказывается возможна. Иными словами, «россияне» — нация, которая, не останавливаясь, разменивает своих на чужих. И, к сожалению, это заложено в самой ее идее.

Русские — нация, которая объединяет всех носителей русской культуры и идентичности поверх государственных границ. Границы менялись в нашей истории слишком часто, чтобы мы определяли через них свое «я».

Это вовсе не значит, что мы не должны дорожить территорией. Совсем напротив. Просто территорию, в случае серьезных угроз, нельзя сохранить во имя территории, а юрисдикцию — во имя юрисдикции. Необходима сила, которая их одушевляет, а не просто «принимает форму сосуда».

От «российской нации», в случае критической угрозы существованию РФ, будет так же мало толку, как от пролетарского интернационализма в 1941 году. Придется обращаться к русским.

Не будучи тождественна существующему государству (хотя бы в силу своей разделенности), эта нация может относиться к нему как к государству-плацдарму (каковым оказалась та же ФРГ для немцев во время холодной войны), государству-убежищу (каковым является для разбросанных по миру евреев Израиль). Для того чтобы это стало возможным, должно произойти очень многое. Но если это произойдет, за территориальную целостность и суверенитет РФ можно будет не беспокоиться.

4. Пушкин или Гельман?

В литературе по национальному вопросу часто противопоставляют друг другу «немецкую» и «французскую» модели нации, имея в виду, что в первом случае нация основывается на культурной общности, во втором — на политической. Гораздо реже обращают внимание на то, что это лишь различные отправные точки одного и того же процесса: процесса соединения государства и национальной культуры. В одном случае движение идет от культурного единства к политическому, в другом — наоборот. Соединение «политики» и «культуры» — это формула современного национального государства и, как справедливо напоминает британский философ Эрнест Геллнер, современного индустриального общества, которое нуждается в унификации населения на базе единого языкового, поведенческого, ценностного стандарта.

Многие считают, что Россия изначально складывалась принципиально иначе, как многосоставное государство. В действительности Россия не меньше, чем Франция или Германия, складывалась на основе стандарта доминирующей культуры. Что связывает между собой народы российского пространства? Стихийное «братание», о котором говорил евразиец Трубецкой? Разумеется, нет. Их связывает то, что все они в большей или меньшей степени находились под воздействием русской культуры и языка.

Конечно, под влиянием соседних народов находились и русский язык с культурой, но именно они выступали в качестве синтезирующего элемента, преобладая как количественно (по уровню распространенности), так и качественно (по уровню развития).

Благодаря этому несомненному преобладанию и длительной ассимиляции наша большая страна на удивление однородна. По крайней мере миф о небывалой мультикультурности России явно пасует перед опытом по-настоящему мультикультурных стран, таких как Папуа — Новая Гвинея, где около 6 млн человек разделены на 500–700 этноязыковых групп.

Если наш ориентир — поликультурность на душу населения, то нам есть к чему стремиться. Но если мы говорим о единой нации, то она может воспроизводиться только так, как и прежде: через ассимиляцию/интеграцию на основе русской культуры. Другой высокой культуры мирового уровня в нашем распоряжении просто нет.

Для сторонников «российского проекта» это неприемлемо. Поэтому рождаются химеры. В официальных выступлениях и документах русская культура все чаще рассматривается как некий фермент для мифической многонациональной российской культуры, «мультикультуры» (как прозвучало на одном из высоких собраний), которую мы тоже должны «создать» заодно с «новой исторической общностью». Но национальные культуры не медиапроект, который может быть изготовлен по заказу. Они создаются столетиями, синтезируя народную культуру с культурой интеллигенции и аристократии.

Создаются порой вполне сознательно. Так, Данте, Лютер или Пушкин методично осуществляли селекцию того литературного языка, на котором вслед за ними стали говорить их соотечественники. Весь XIX век был временем реализации культурных проектов европейских наций, в том числе «русского проекта», в литературе, музыке, живописи, архитектуре.

Так вот, если сегодня вновь появляется необходимость создавать некую «российскую культуру» для «российской нации», то возникает вопрос: кто ее создатели? Кто эти титаны? Олег Газманов с песней про офицеров-россиян? Никита Михалков с фильмом «12»? Марат Гельман с выставками «Россия для всех»?

Словом, «российский проект» в культуре реализуется в низких жанрах конъюнктурной пропаганды и шоу-бизнеса со всеми вытекающими последствиями для качества одноименной нации.

«Русский проект» в культуре реализовывался поколениями выдающихся представителей национальной аристократии и интеллигенции. Мне не преминут напомнить об их смешанном происхождении (собственно, в этом и состоит логика выставки «Россия для всех»), которое будто бы делает их нерусскими или не совсем русскими. Это очень важный для «официоза» аргумент. И очень саморазоблачительный. «Расизм — это свинство» — гласит социальная реклама на футбольных стадионах. Но банановый расизм фанатов блекнет на фоне расизма пропагандистов «нерусской нации». Нелепый мем о «Пушкине-эфиопе» или «турке Жуковском» возможен только на почве самых вульгарных представлений о том, что национальность — это «биология» и что человек, для которого русский язык и культура являются родными, может быть русским не на сто процентов, а лишь на ⅞ (как Пушкин) или на ½ (как Жуковский).

Расчет, вероятно, в том, что если все начнут подсчитывать доли «нерусской крови», то произойдет распыление идентичности русских, и им ничего не останется, кроме как идентифицировать себя через административный аппарат и территорию. Такая угроза действительно существует. Поэтому состоятельность проекта русской нации будет в существенной мере зависеть от того, удастся ли преодолеть этот «расистский заговор», избрав родной язык в качестве главного носителя идентичности.

5. Союз народов или конгломерат меньшинств?

Будучи лишен сильных сторон советского проекта — интегрирующего «гражданского культа», российский ремейк повторяет его слабые стороны. Я имею в виду политику в отношении национальных республик и диаспор.

Если принять всерьез идею единой гражданской нации, то первая ее аксиома будет гласить, что никаких других наций внутри этой нации нет и быть не может. Могут быть этнические группы, полностью отделенные от государства. Но в советское время они искусственно выращивались в «социалистические нации», сегодня они заняты активным строительством собственных национальных государств под «зонтиком» РФ. Где-то этот процесс идет демонстративно и вызывающе, как в Чечне, где-то более осторожно, но не менее упрямо, как в Татарстане или Якутии. Существование республиканских этнократий прямо противоречит декларируемому гражданскому единству.

Еще меньше единства на уровне общества. Мы часто забываем, что гражданская нация требует не менее интенсивной общности и даже однородности, чем этническая. Это однородность политической культуры и гражданского сознания. Есть ли она между разными частями «российской нации»? К сожалению, нет, особенно если иметь в виду ее северокавказскую часть. И речь не просто о правовом нигилизме, а об определенном кодексе убеждений, для которого альтернативные «законы» («законы шариата» или условные «законы гор» как совокупность неформальных традиционных норм) действительно выше гражданских. Этот разрыв в правовой и политической культуре не только не сокращается, а нарастает (по мере вымывания из элит горских народов остатков советской интеллигенции).

Иными словами, проект российской гражданской нации спотыкается не о «русский вопрос», а о совокупность громко поставленных «нерусских вопросов». Именно они его перечеркивают. И это закономерно. Интеграция меньшинств оказывается невозможной, если нарушена интеграция большинства.

Мы видим это и на примере европейских государств. Они зашли достаточно далеко в попытке вынести за скобки идентичность титульных наций, запустив «политкорректную» цензуру школьных программ, политической лексики, массового искусства. Цель этой политики состояла в том, чтобы сделать интеграцию более приемлемой для меньшинств. Но она имела строго обратный эффект. Общество, из которого изъят культурный стержень, обладает даже не нулевым, а отрицательным ассимиляционным потенциалом. Оно не вызывает желания стать его частью. Напротив, оно вызывает у меньшинств желание заполнить возникшую пустоту своими этническими и религиозными мифами (отсюда такой всплеск «фундаментализмов» и «этнизмов» внутри западных обществ). А у большинства — бегство в субкультуры или апатию.

То есть сильная, пусть и чужая для меньшинств национальная культура способна обеспечить их интеграцию в гораздо большей мере, чем пустота, возникающая на ее месте. В нашем случае это верно вдвойне, если учесть, что русская культура для большей части народов России совсем не чужая.

Россия действительно складывалась как союз народов. Но именно для того, чтобы этот союз был возможен, необходимо признание его основного субъекта — русских как государствообразующей нации. Противостоять этому признанию от имени прав меньшинств нет никаких оснований. Ведь их права уже максимально реализованы — в виде собственных государств, влиятельных лобби, культурных автономий. Осталось лишь дополнить всю эту «цветущую сложность» национальным самоопределением большинства.

Рано или поздно это произойдет. Вопрос лишь в том, станет ли пространством самоопределения Российская Федерация или какая-то другая, пока неведомая страна нашего будущего.

Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии

журнал “Эксперт”

 

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Письмо в редакцию. Общая задача всего Православного воинства. (Републикация, 2010 год)

Русский человек! Ты – воин Христов! Наша национальная принадлежность теперь определяется только вероисповедованием, так как национальную принадлежность у нас из паспорта изъяли. Все теперь просто: граждане РФ. При таком подходе лет через 10 люди будут с трудом вспоминать кто они такие.

Потому, русский теперь только тот, кто помнит, что он Православный, кто носит крест на шее, кто ходит в храм, кто преклоняется перед иконами, кто знает, что Бог – Господь Иисус Христос.

Все остальные же, кто хоть и не крещен, но считал себя русским, по неизвестно чьему решению в нашем правительстве, остались без роду и племени.
Православный! Ты по канонам православного вероисповедания Воин Христов. И твоя задача на земле определена – борьба с силами зла в себе, вокруг себя, в стране, в мире.

Каждый уровень борьбы требует определенную Силу Духа. Сила Духа взращивается в Таинстве Миропомазания, Исповеди и Причастия Святых Христовых Таин, Венчания.

Православное русское Царство – это на земле оплот Господа нашего Иисуса Христа. Именно сюда он посылает тех, кто, приняв Таинство Крещения, становится Воином Христовым.

Воин может существовать сам по себе до тех пор, пока он осуществляет духовную борьбу внутри самого себя. Но когда требуется защищать Православное Государство от иноплеменных, здесь уже в одиночку не справиться.

Армией православных воинов Христовых руководит ее Главнокомандующий – Православный русский Царь.

Православный русский Царь – человек военный. Никто из духовенства его заменить не может. А светский офицер, и даже если он пытается взять на себя главнокомандование, командует только телами. Духовная сила воина ему не подчиняется, она вообще практически не задействуется. В связи с этим так много поражений и слабости в армии.

Пока люди воюют телом и умом – до тех пор действуют законы материального мира: количество войск, оснащенность и т. д. И вероятность победы плохо просчитывается.
А когда люди воют Духом, то здесь уже материальное отходит на второй план. И Москву защитили Силой Духа простого солдата сибиряка и Ленинградскую блокаду прорвали изнутри окружения, после того как молебен на фронте отслужили.

Православному Воину Христову, что бы он был, не победим, нужен Православный Русский Царь.
Вспомним величие русских побед, когда во главе армии стоял Православный русский Царь и его генералы, которые ходили вместе со своими солдатами в храм на службу, вместе исповедывались и причащались.

Тогда русский воин не боялся смерти: «Двум смертям не бывать, одной не миновать». Перед опасным боем все переодевались во все чистое, что бы встретиться с Господом Богом как подобает Воину Христову.

Сейчас нет Царя, а, значит, нет и верховного главнокомандующего Воинами Христовыми. Сейчас есть солдаты и генералы, но как мы теперь понимаем это не одно и то же.
Офицер – атеист, никогда не сможет поднять у солдата Силу Духа. Ведь даже само слово «Дух», означает Духовное, а не материальное.
А Царь, Помазанник Божий, в Таинстве Венчания на Царство, духовно соединен со своим подданными в плоть едину.
Царь перед Богом отвечает за каждую душу своего солдата, потому что он не просто солдат, он Воин Христов.

Солдат же в свою очередь присягая своему Царю Самодержцу, клялся Всемогущим Богом служить верой и правдой и обещал жизнь отдать за Бога, Царя и Отечество.
Вот здесь истоки Духовного мужества Русского воина Христова. Духовной Силой его питают Бог, Царь и Отечество.
Воин твоя задача бороться с врагами рода человеческого, а они же и враги Господа нашего Иисуса Христа.

Православные русские люди, Воины Христовы, мы существуем на земле, что бы строить на земле Икону Царствия Божьего – Великую русскую Империю во главе с Царем Самодержцем, что бы объединившись все вместе, под началом Русского Царя начать борьбу со злом на государственном уровне:
1.Восстановить чистоту веры, запретить экуменические происки предателей Православия.
2.Запретить чадоубийство.
3.Создать такое законодательство, что бы русская женщина рожала детей без боязни.
4.Прекратить растление молодежи.
5.Остановить преступное спаивание людей.
6. Реально остановить распространение наркотиков и пива.
7.Прекратить вакханалию на телевидении
8.Остановить приток мигрантов и заселение наших земель чужими народами, которые быстро забывают, кто здесь хозяин.
9.Остановить распродажу наших недр и сдачу в концессию земель.
10. Пересмотреть итоги приватизации и забрать у воров награбленное.
11. Восстановить Православную Русскую Империю, в основании которой Россия, Украина, Белоруссия, как земная Икона Пресвятой Троицы.

Моли, Россия, Бога о Царе.
р. Б. Иоанна

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия

Главная

Судьба Украины в пророчествах преп. Лаврентия Черниговского и других святых

«Нас увлекает просвещенная Европа… Да, там впервые восстановлены изгнанные было из мира мерзости языческие; оттуда уже перешли они и переходят к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня… Западом наказывал и накажет нас Господь, а нам в толк не берется…

Завязли в грязи западной по уши, и все хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим; и сердцем не разумеем. Господи, помилуй нас!» (Святитель Феофан 1815-1894), затворник Вышенский.

1. Малороссия-Белороссия-Россия – Святая Русь

«Как нельзя разделить Святую Троицу Отца и Сына и Святого Духа — это Един Господь Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию — это вместе — Святая Русь». Преподобный Лаврентий Черниговский 22 августа 1993 года Освященным Архиерейским Собором Украинской Православной Церкви Московского Патриархата схиархимандрит Лаврентий Черниговский был причислен к лику святых в чине преподобного).

Еще Батюшка о. Лаврентий, беседуя со архимандритами Феофаном и Никифором и своими близкими, говорил настойчиво и строго с предупреждением: «…что наши родные слова – Русь и русский. И обязательно нужно знать, помнить, и не забывать, что было Крещение Руси, а не Крещение Украины. Киев — это второй Иерусалим и мать русских городов. Киевская Русь была вместе с великой Россией. Киев без великой России и в отдельности от России немыслим ни в каком и ни в коем случае.

«В Польше была тайная жидовская столица. Поляков понуждали завоевывать Русь. Когда поляки завоевали часть Руси (России), то отдали ее в аренду, в том числе и православные монастыри, церкви и священников. Священники и православные люди не могли самостоятельно никаких совершать треб. Православных теснили и притесняли со всех сторон, покровительствуя Польше, католичеству и унии.

Очень не нравились слова: Русь и русский, поэтому назвали завоеванные поляками русские земли сначала Малороссией. Потом опомнились, что здесь есть слово Рос, и перезвали Окраиной. Слово окраина — это позорное и унизительное слово! Какая окраина?! Чего и почему окраина, когда за этой мнимой окраиной находятся другие страны и государства?! И позже узаконили нам слова «Украина» и «украинцы», чтобы мы охотно забыли свое название русский и навсегда оторвались от Святой и Православной Руси».

«Наши родные слова Русь-русский, и обязательно нужно знать, помнить и не забывать, что было крещение Руси, а не Украины. Киев-это второй Иерусалим и мать русских городов. Киевсая Русь была вместе с Великой Россией. Киев без Великой России и в отдельности от России, не мыслем ни в каком и ни в коем случае» Старец Лаврентий.

2. «Весь мир удивится беззаконию Киевского митрополита и устрашится»

«Любвеобильный Батюшка говорил нам, что когда появится малая свобода, будут открываться церкви, монастыри и будут их ремонтировать, все лжеучения выйдут наружу вместе с бесами и безбожниками тайными (католики, униаты, украинцы самосвяты и другие) и сильно на Украине ополчатся против Православной Русской Церкви, ее единства и соборности. Эту еретическую группировку будет поддерживать власть безбожная, а поэтому будут отнимать у православных церкви и верных избивать. Тогда Киевский митрополит (недостоин сего звания) вместе со своими единомышленными архиереями и иереями сильно поколеблет Церковь Русскую. Весь мир удивится его беззаконию и устрашится. Сам уйдет в вечную погибель, как и Иуда. Но все эти наветы лукавого и лжеучения в России исчезнут, а будет Единая Церковь Православная Российская» Лаврентий Черниговский.

Преподобный Феодосий игумен Киево-Печерский писал, чтобы мы не хвалили чужую веру и не в коем случае не соединялись с католиками и не оставляли Православную Веру. Архиепископ Лазарь и Святитель Феодосий, его же и мощи перед нами (говоря это, Батюшка положил земной поклон в сторону Кафедрального Собора), и Святитель Иоанн митрополит Тобольский, они всеми силами старались по слову Господа Иисуса «да вси будут едино» быть с Православной Россией, чтобы вместе составить Святую Русь. И чтобы навсегда освободиться из польского владычества и избавиться от чуждого нам католичества и унии душепагубной, введенной и насажденной угрозами, пытками, насилием и смертью. Знайте! Помните! И не забывайте!

В г. Киеве никогда не было патриарха. Патриархи были и жили в Москве. Берегитесь самосвятской группы (церкви) и унии». Киево-Печерской Лавры наместник о. Кронид Батюшке возразил, что уже самосвяты и униаты на Украине исчезли. Батюшка ответил грустно и печально: «Бес в них войдет, и они с сатанинской злобой ополчатся против Православных Веры и Церкви, но их будет позорный конец, а их последователи понесут небесную кару от Господа Царя Сил».

«Уходят в раскол и в ересь только недостойные милости Божией и великие грешники, которые не хотят знать: «Верую во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь!» И что Православная Церковь есть Тело Христово (разве можно Тело Христа разделять?), и, наконец, Церковь есть нешвенный хитон Господень, (который, подобно Арию, нельзя разрывать). И не помнят, что Един Бог, едина вера и едино крещение. Господь Иисус Христос создал одну Церковь (а не церкви), которую не одолеют и врата адовы. Одна только Церковь Православная Святая, Соборная и Апостольская. Другие, называющие себя церквами, не церкви, а плевелы диавола среди пшеницы и скопища диавола».

Батюшка при этих словах помолился обо всех заблудших и отступивших от правоверия, заплакал и сказал: «Нет, не призовет их Господь к покаянию, не спасутся, ибо недостойны милости Божией. Сие мне открыто Царицей Небесной и Святым Ангелом-Хранителем… В них, заблудших и отступивших от правоверия, нет благодати Святаго Духа, спасения и получения Царствия Небесного. Нам, православным, ничего не надо, а только Православной Веры, спасения души и получения Царствия Небесного, а у нашей Матери Русской Православной Церкви все это есть. Благодарение Господу! И откалываться, и отходить от нее — величайший и непростительный грех и в сей жизни, и в будущей — это хула на Духа Святаго». И Батюшка озарился светом неземным, окончив свою беседу словами: «Слыши и виждь!» — так Святое Евангелие гласит, — и добавил: — Будут глухи и слепы!» Лаврентий Черниговский.

«Навяжут церкви экуменизм, будет сильное окатоличивание России. Какая-то хитрость будет придумана, и в Туле останутся два-три истинных священника; хоть бы один, если вымолят». (Соль Земли (Фильм 2), Схиархим. Христофор, 2:01).

«Время такое придет, что вы будете причащаться в катакомбах. Надо подготовить к этому времени кагор, просфоры, муку. Ни одной русской церкви не будет. Католики будут загонять в храмы насильно, а на тех, кто не пойдет, начнутся гонения. Входить в эти храмы нельзя. А если зайдешь, то надо много слез пролить, чтобы Господь простил» (Соль Земли (Фильм 2), Схиархим. Христофор, 1:55).

«Засилье окатоличенных очень скоро будет полным, они приведут Церковь к мерзости запустения. Наступила уже их пора. Православные рясы они носят, только чтоб совратить стадо, а не сохранить.» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 296).

«И видел я, какие потуги делает мировое зло, дабы опорочить Церковь Святую, непорочное Тело Христово! Прежде всего, ее будут шельмовать во всех газетах, по радио и телевизору. Иудеи со славянскими фамилиями всячески будут выставлять духовенство, православных на публичное посмешище, издеваться над обрядами, постами, образом жизни, всем тем, что всегда являлось основой жизнеспособности народа. В саму Церковь, в среду духовенства будут засылаться тысячи и тысячи окатоличенных разрушителей православия, При кажущемся их благочестии, дух у них – другой, чужой, и народ покинет их храмы.

Будут они стоять восстановленные и построенные, но – пустые. Где ни где будет светиться огонек истинной святости и приверженности духу отеческой веры. Но кто хочет, тот найдет. Никто не сможет оправдаться, сказав: «Господи, искал я и не нашел!» Среди тьмы безверия и безбожия по всей земле горят огоньки истины. И будет праведное духовенство гонимо и теснимо, подвергаться всяческим хулениям, не будут слуги дьявола останавливаться и перед убийствами, если будет Богом попущено праведнику принять мученический венец. Много их будет, праведных мучеников последнего времени!

А те, духа чуждого, дождутся властелина, антихриста. Но и им еще будет возможность спастись, т.е. распознать, кто он, да власть и деньги закроют большинству глаза. Страшное время!» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 36-37).

3. Православие в окатоличенной Украине

«Среди тьмы безверия и безбожия по всей земле горят огоньки истины. И будет праведное духовенство гонимо и теснимо, подвергаться всяческим хулениям, не будут слуги дьявола останавливаться и перед убийствами, если будет Богом попущено праведнику принять мученический венец. Много их будет, праведных мучеников последнего времени!» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 36-37).

«…для мирянина много проще будет подыскать себе убежище на последние годы. Духовенство же – это как солдаты на войне, не их дело прятаться, но следует быть на передовой борьбы с сатанизмом. Все мы принимали присягу, и все клялись нести крест Христов, вот и надо нести, а не пытаться переложить его на рамена другого.

Да, будут избранные с призванием на несение креста Литургического ради тех немногих верных, которые еще останутся, будет совершаться Евхаристия. Хотя и для них мученичество не заказано, большинство венцов сподобятся.» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 152-153).

«Ты говоришь, где служить? «Аще где прилучится», как поступало духовенство во времена открытых гонений.» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 153).

«Отцы же, посаженные в тридцатые, рассказывали, как и в погребах совершали службы. Господь Россию хранит во всем и готовит для служб во время антихристово. Поэтому и чисто русское нововведение – подшитие части мученических мощей к Антиминсу, письменное благословение его для службы архиереем, также служит спасению верующих во времена жесточайших гонений последнего времени.» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 155).

«Истинное Священство всегда неразрывно связано с мученичеством, и тогда, и сейчас. Всегда!» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 289).

На вопрос: “А что будет с Украиной и Белоруссией?” старец ответил, что все в руках Божиих. Те, кто в этих народах против союза с Россией – даже если они считают себя верующими – становятся служителями диавола. У славянских народов единая судьба, и еще скажут свое веское слово преподобные Отцы Киево-Печерские – они вместе с сонмом новомучеников Российских вымолят новый Союз трех братских народов» Старец Серафим (Тяпочкин)..

«Среди тьмы безверия и безбожия по всей земле горят огоньки истины. И будет праведное духовенство гонимо и теснимо, подвергаться всяческим хулениям, не будут слуги дьявола останавливаться и перед убийствами, если будет Богом попущено праведнику принять мученический венец. Много их будет, праведных мучеников последнего времени!» (о. Антоний в кн.: А.Краснов, с. 36-37).

4. О единстве с Московской Патриархией

«Аз, грешный Схиархимандрит Зосима, основатель двух обителей… оставляю последнюю свою волю:

…Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси. В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия, – беззаконная или «законная», – автоматически прерывать связь с Митрополитом Киевским. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные. Твердо стоять за каноны Русской Православной Церкви. В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви, – правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление, под омофор Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси.

Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх Московский не откажет и примет под свой омофор. Если сие будет невозможно, то монастыри переходят под самостоятельное игуменское управление по подобию Валаамской обители начала ХХ столетия, находясь под видом светлых будущих времен единства Украины и России, которые, глубоко верю, неминуемо наступят, с чем и ухожу в жизнь вечную…»

«Преподобный Феодосий игумен Киево-Печерский писал, чтобы мы не хвалили чужую веру и ни в коем случае не соединялись с католиками и не оставляли Православную Веру. Архиепископ Лазарь и Святитель Феодосий, его же и мощи перед нами (говоря это, Батюшка положил земной поклон в сторону Кафедрального Собора), и Святитель Иоанн митрополит Тобольский, они всеми силами старались по слову Господа Иисуса «да вси будут едино» быть с Православной Россией, чтобы вместе составить Святую Русь. И чтобы навсегда освободиться из польского владычества и избавиться от чуждого нам католичества и унии душепагубной, введенной и насажденной угрозами, пытками, насилием и смертью. Знайте! Помните! И не забывайте!» Лаврентий Черниговский

Батюшка предупреждал: «Чтобы верны были мы Московской Патриархии и ни в коем случае не входили в какой раскол. Что те архиереи и иереи, которых ввели в смуту, большой сделали себе вред и множество православных душ погубили. Берегитесь так называемой зарубежной церкви и знайте, что она не стоит в диптихе Православных Церквей. Многострадальная Церковь наша выстояла в безбожном государстве. Ей честь и слава и вечная похвала! Наша страны не зарубежная и наша Церковь не зарубежная! Наша страна постоянная! У нас нет зарубежных церквей.

Свободная церковь — это еретическое название. У нас все Православные церкви и монастыри, в том числе и закрытые, и поруганные. Уходят в раскол и в ересь только недостойные милости Божией и великие грешники, которые не хотят знать: верую во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь! И что Православная Церковь есть Тело Христово (разве можно Тело Христа разделять) и, наконец, Церковь есть нешвенный хитон Господень (который подобно Арию нельзя разрывать). И не помнят, что Един Бог, Единая Вера, Едино Крещение. Господь Иисус Христос создал Одну Церковь (а не церкви), которую не одолеют и врата адовы. Одна только Церковь Православная Святая, Соборная и Апостольская. Другие, называющие себя церквами, это не церкви, а плевелы диавола среди пшеницы и скопища диавола».

Батюшка при этих словах помолился обо всех заблудших и отступившихся от Правоверия, заплакал и сказал:

«Нет, не призовет их Господь к покаянию, не спасутся, ибо не достойна милости Божия. Сие мне открыто Царицей Небесной и Святым Ангелом Хранителем».

Батюшка свидетельствовал: «Мне было несколько явлений Царицы Небесной, посещала меня и Сама, и с Архангелами Михаилом и Гавриилом». Кроме меня, Батюшка сие говорил и схиарх. Варлааму. «В них (заблудших и отступившихся от Правоверия) нет благодати Святого Духа, спасения и получения Царствия Небесного. Нам, православным, ничего не надо, а только Православных Веры, спасения души и получения Царствия Небесного, а у нашей Матери Русской Православной Церкви все это есть. Благодарение Господу, и откалываться и отходить от Нее — величайший и непростительный грех ни в сей жизни, ни в будущей — это хула на Духа Святого». И Батюшка озарился светом неземным, окончив свою беседу словами: «Слыши и виждь!» — так Святое Евангелие гласит, — и добавил: «Будут глухи и слепы!».

5. О воскресении Святой Руси

«Славяне же любимы Богом за то, что до конца сохраняют истинную веру в Господа Иисуса Христа. Во времена антихриста они совершенно отвергнут и не признают его Мессией, и за то удостоятся великого благодеяния Божия: будет всемогущественный язык на земле, и другого царства более всемогущественного Русско-Славянского не будет на земле» Серафим Саровский.

«Батюшка говорил, что земля Русская никогда, то есть до Страшного Суда, не оскудеет великими старцами благочестия, молитвенниками и наставниками, подобно древним» (преп. Лаврентий Черниговский, с.138).

На вопрос: “А что будет с Украиной и Белоруссией?” старец ответил, что все в руках Божиих. Те, кто в этих народах против союза с Россией – даже если они считают себя верующими – становятся служителями диавола. У славянских народов единая судьба, и еще скажут свое веское слово преподобные Отцы Киево-Печерские – они вместе с сонмом новомучеников Российских вымолят новый Союз трех братских народов» Старец Серафим (Тяпочкин).

«Эти все окраины отойдут (Грузия, Украина и др.), но будут жалеть. Армения никогда не будет отделяться, она погибнет без России. Будет всякое время. И гонение будет.(…) Но всё нормально будет. (…) Ведь над Россией покровительствует Божья Мать. Над Россией – Царица Небесная, Она молится и держит нас под своим покровом. Поэтому Россия не будет ни перед кем на коленях, и Православие сохранится, хотя и будет стеснено, и между конфессиями будет большая борьба. Но всё равно люди для спасения потянутся все к православию». Старец Христофор.

Еще схиархимандрит Феофан повествовал, что Батюшка Лаврентий с улыбкой радостно говорил: «Русские люди будут каяться в смертных грехах, что попустили жидовскому нечестию в России, не защитили Помазанника Божия Царя, церкви Православные и монастыри, сонм мучеников и исповедников святых и все русское святое. Презрели благочестие и возлюбили бесовское нечестие. И что много лет восхваляли и ублажали, и ходили на поклонение разрушителя страны — советско-безбожного идола, а так же и кумира Сталина, почитая его имя бессмертным» Лаврентий Черниговский.

Батюшка сказал, что когда Ленина бесы втащили в ад, тогда бесам было большое ликование, торжество в аде. И еще добавил: «…что когда Сталин в ад придет, то же самое будет. Погибнет память их с шумом. Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь Православный Божий Помазанник.

В России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на Церковь Православную не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней было страшное предантихристово время. Просиял великий полк Мучеников и Исповедников, начиная с самого высшего духовного и гражданского чина митрополита и царя, священника и монаха, младенца и даже грудного дитя и кончая мирским человеком. Все они умоляют Господа Бога Царя Сил, Царя Царствующих а Пресвятей Троице славимого Отца и Сына и Святаго Духа.

Нужно твердо знать, что Россия — жребий Царицы Небесныя и Она о Ней заботится и ходатайствует о Ней сугубо. Весь сонм Святых русских с Богородицей просят пощадить Россию. В России будет процветание Веры и прежнее ликование (только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых). Русского Православного Царя будет бояться даже сам антихрист. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властию антихриста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании. Россия, кайся, прославляй, ликуя, Бога и пой Ему: Аллилуиа» Лаврентий Черниговский.

Еще раньше как-то Батюшка говорил: «антихрист сядет на престол во Иерусалиме. Сейчас денница связанный в аду, и Господь его развяжет, и он вселится в царя-антихриста». Иереи Никифор, Григорий и прот. Василий Ганзин Батюшке о. Лаврентию возразили, что он еще и иначе и по-другому говорил об этом. Он им ответил: «Отцы и братия, вы одного не знаете и не понимаете, что я говорю не только для России, но и для всего мира. Мои слова верны и мне их открыл Дух Святый по благодати» Лаврентий Черниговский.