Готовимся к Великому посту. Советы пастырей

Как в суете будней сохранить сосредоточение души?

Часто бывает так: накануне поста мы полны решимости вести сосредоточенную духовную жизнь, но вот проходит день, другой… и оказывается, что нам нужно непременно вот туда-то и туда-то, на работе аврал, вдруг обнаруживаются разные семейные проблемы, требующие срочного решения… Суета, дела мирские затягивают, отвлекают. Что же делать? Как построить свой Великий пост так, чтобы и в суете будней сохранять трезвенное, сосредоточенное состояние души? На эти вопросы отвечают пастыри Русской Православной Церкви.
—————————————————————–

Игумен Нектарий (Морозов):

– Было бы большой ошибкой считать, что человек должен стремиться сохранять трезвенное, сосредоточенное состояние души, ума и сердца только лишь Великим постом. Если человек привык к внимательной жизни, имеет такой навык, этот навык есть у него и во время поста, и в любое другое время церковного года. Если у человека навыка внимательной жизни нет, то ему вряд ли удастся себя за семь недель как-то собрать и как-то существенно измениться. Это тот труд, который человек должен, однажды приступив к нему, уже никогда не оставлять. И тогда сам опыт подскажет, каким образом нужно жить внимательно, сосредоточенно, невзирая на то, что многое в окружающей нас жизни рассеивает и выбивает из колеи.

Будет полезным, вступая в период Великого поста, перечитать или прочитать впервые наставления преподобного Никодима Святогорца о хранении сердечного мира. Старец очень убедительно и довольно емко говорит о том, каким образом человеку нужно сохранять сердечный мир. Это важно, потому что, как правило, когда человек имеет сердечный мир, то хранит внимание, а когда он утрачивает сердечный мир, то естественным образом он рассеивается и теряет сосредоточенность.

Игумен Лука (Степанов):

– Такое вышеестественное состояние, как молитвенное трезвение, является не условием поста, а его результатом. Оно является как дар Божий тому, кто хотя и с сознанием своей беспомощности, но прилагает непрестанные усилия соблюсти внешний и внутренний чин поста. Важно, однако, успех дела полагать не в своих усилиях, а в милости Божией, на которую, как на ничем не заслуженную милостыню, не оставляем сердечного упования.

Иеромонах Димитрий (Першин):

– По завету Винни-Пуха, устремляясь за вожделенным великопостным медом, не будем забывать о том, что мы – не более чем черные тучки. Что нам надо ох как потрудиться над собой, чтобы обрести хотя бы подобие белизны. Что мы не раз шлепнемся, карабкаясь ввысь. И что, бумкнувшись оземь, нам надлежит не вешать нос, а тихонько напевать про себя:

Если я чешу в затылке –
Не беда,
В голове моей опилки –
Да, да, да…

Иными словами, постом очень важно не утратить чувство юмора и самоиронии. Просто для того, чтобы не культивировать слишком серьезное отношение к своей персоне, к своим подвигам. Иначе велик риск переключиться на регистр превозношения, поедания окружающих и борьбы с ветряными мельницами.

Не будем забывать о том, что наша человечность укоренена в Нагорной проповеди: Христос просит нас любить врагов, раздавать себя без остатка всем, искать мира и тишины, не просто потому, что это нравственно и хорошо, а потому, что это Он – жаждет и страждет рядом с нами. Это Он – принимает от нас чашу воды, доброе слово и иную помощь. И ответно дарует нам то, что никакими диетами и психотренингами не сгенерируешь, – Свой мир и Свое Царствие.

Протоиерей Александр Ильяшенко:

– Пост – это действительно особое время церковного года, это дар Божий нам, грешным.

Великопостное Богослужение отличается совершенно особой одухотворенностью, проникновенностью, создает углубленную, покаянную, молитвенную атмосферу, поэтому, прежде всего, мне кажется, нужно приложить все усилия, чтобы как можно чаще бывать на великопостных Богослужениях, которые совершаются именно в будний день. Потому что воскресное богослужение носит праздничный характер и мало отличается от воскресных служб других периодов церковного года. Обязательно нужно постараться помолиться и причаститься на Литургиях Преждеосвященных Даров. Они, как правило, у нас служатся с утра, хотя по Уставу должны бы служиться вечером. Тем, кто работает, конечно, непросто их посещать, но надо все-таки постараться бывать на них – немного, может быть, изменив свой распорядок дня или отыскав – по интернету или через знакомых – храмы и монастыри, в которых Преждеосвященная Литургия совершается вечером, по Уставу. Причем не просто отстоять службу, но, повторюсь, и причаститься Святых Христовых Таин.

Очень полезно, мне кажется, хотя бы не ежедневно, но все-таки читать великопостные службы, которые приводятся в Постной Триоди. Сейчас это нетрудно, даже книга не нужна, можно эти службы найти в интернете. Они имеют особый углубленный покаянный характер, раскрывают смысл и глубину Великого поста.

Ну, и положить себе прочитать за Великий пост хотя бы одну-две-три книги творений святых отцов или иные духовные сочинения.

Протоиерей Константин Пархоменко:

– Христианин всегда, а тем более в дни поста, должен блюсти, то есть сохранять, свою душу в мире и покое. Кроме того мы всегда, а тем более в дни поста, должны памятовать о Боге.

Как этого добиться? Думаю, что помогут в этом несколько простых правил.

Молитва и чтение

Конечно, нужно обязательно усилить нашу молитву. Например, к вечерним или утренним молитвам мы берем послушание прочитывать канон или половину акафиста ежедневно. Целый акафист прочитывать каждый день, возможно, кому-то будет тяжело, а половину – очень реально. Можно к молитвенному правилу прибавить Псалтирь (одну кафизму в день).

Хорошо будет, если вы возьметесь читать каждый день по 20 страниц из трудов святых отцов. Это важно для нашей духовной жизни. Духовно-нравственную литературу мы и так читаем, например, на православных сайтах, а вот прикоснуться к родниковой воде подлинной святоотеческой мысли не всегда получается.

Добрые дела

Очень важно постараться сделать более действенной практическую сторону христианства, то есть служение людям. Еще до поста нужно было узнать, какие социальные программы есть на приходе или в городе. И подумать, а какое участие в этих программах можете принять лично вы. Кто-то сможет один день в неделю посещать больных, кто-то сможет гулять с больными детьми из интерната, кто-то поможет собрать гуманитарный груз в тюрьму. Кто-то, не имея времени в этом поучаствовать лично, может на конкретный проект дать денег.

Можно узнать об этих проектах, обратившись к приходскому священнику. Но лучше будет, если вы сами приложите усилия к тому, чтобы найти людей, нуждающихся в помощи, и связаться с ними. Именно вы сами, а не кто-то за вас. Этот поиск приложения своих сил тоже элемент нашего скромного подвига.

Наверняка и на приходе немало тех, кто нуждается в вашей помощи: старики, одинокие мамы с маленькими детьми, многодетные семьи… И хотя это покажется кому-то странным, но я напомню, что помощь наша должна быть бескорыстной. Потому что приходилось сталкиваться и с такими ситуациями, когда за помощь по хозяйству или в уходе за маленькими детьми православные брали деньги, хотя и небольшие. К счастью, такие случаи единичны, но и они бывают.

Развлечения

Не нужно путать развлечения и серьезные культурные мероприятия. Если кто-то хочет провести весь пост в полном воздержании от театров, музеев, телевизора – Бог ему в помощь. Но я не считаю чем-то плохим, если кто-то посетит серьезную театральную постановку, выставку или посмотрит серьезную, заставляющую думать и пробуждающую высокие чувства телепередачу.

А вот от развлечений в их чистом виде стоит отказаться. Молодым людям нужно воздержаться от клубов и вечеринок, всем нам – от развлекательного кино, от игровых спектаклей, от хождений в гости и пустого времяпрепровождения. Нужно серьезно ограничить себя в пользовании интернетом; не должно быть такого, когда мы бесцельно и впустую бродим по сайтам, «сидим» в социальных сетях.

Музыку в плеере и автомобиле лучше заменить на аудиобеседы, аудиокниги или духовные песнопения.

Посещение Богослужений

Хорошо бы бывать в храме не реже раза в неделю, а то и чаще. Если в течение года причащаетесь редко, то в пост обяжите себя причащаться еженедельно или так часто, как советует духовник (или священник вашего храма).

Обязательно придите в храм, когда там читается Покаянный канон преподобного Андрея Критского: на 1-й неделе поста – вечером с понедельника по четверг; на 5-й неделе поста – вечером в среду.

В пятницу 5-й недели поста посетите вечернее Богослужение с чтением акафиста Божией Матери.

Найдите время, чтобы помолиться за Литургией Преждеосвященных Даров (совершаются в пост по средам и пятницам).

Особое внимание уделите Богослужениям Страстной недели (начиная с вечера среды).

Желательно подходить к Богослужениям осмысленно. То есть перед тем, как пойти в храм, посмотрите в интернете, что будет служиться, и познакомьтесь с текстами Богослужений.

Все это введет в ритм особой, отличной от другого времени жизни. Это не сделает нас более сосредоточенными или более ориентированными на Бога, но создаст благоприятную среду для приобретения этих добродетелей.

Священник Валерий Духанин:

– В суете трудно сохранить трезвенное состояние души. Ведь внешнее быстро завладевает нами, когда мы намеренно погружаемся в него. Например, если ты часто ходишь по рынкам или гипермаркетам, где все толкутся, а прилавки пестрят товаром, то трудно в душе сохранить безмолвие. Также, если ты сел смотреть футбол или новенький сериал, вряд ли душа останется свободной от суетных впечатлений. Поэтому нам и дается пост, чтобы на какое-то время освободиться от мирского и низменного. Надо найти в себе силы сказать: «Все, хватит суеты, я хочу пройти пост по-нормальному». Пост – это время сугубой работы над собой, время освобождения от всего, что терзало и мучило, то есть от греховных зависимостей.

Законы духовной жизни сами по себе очень просты и порой звучат банально. Не хочешь грешить – держись подальше от соблазнов. Желаешь сохранить в душе мир – бегай погружения в суету. Душа созидается благодатью Божией, которая обретается через молитву и богослужение. Но особенность современных соблазнов в том, что большинство из них приходит к нам через интернет. Для соблазна уже не надо никуда идти, он и так уже рядом с тобой, нажми только кнопочку, и глаза всё сами увидят. Отсюда следует как вполне очевидное: если ты знаешь, что грешишь, гуляя по интернету, то откажись от этого на время поста, позволь себе хотя бы в это время вздохнуть свободной грудью.

Спаситель говорил: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26: 41). Бодрствовать – значит иметь внутреннюю бдительность по отношению к уму и сердцу, чтобы не допустить в них даже малейших греховных мыслей и чувств. А молитва – это наше личное предстояние перед Богом. Можно ли в присутствии Господа посещать сомнительные сайты или смотреть соблазнительные картинки? Если мы будем как можно чаще подвигать себя на молитву и помнить, что находимся перед взором Божиим, то тогда легче удержать себя от соблазнов.

Суета – это вообще такое тотальное искушение. Мы привыкли расточать самих себя: хочется одного, второго, третьего, и наши желания, словно лебедь, рак и щука, тянут нас в разные стороны. В итоге душа раздирается ежедневными попечениями и ощущает себя внутренне опустошенной. Во время поста важно от желаний многого и разнообразного перейти к одному единственному желанию – жажде Бога, единения с Ним, а для этого – чистоты своего измученного грехами сердца. Важно учиться собирать себя от многих попечений внутрь, возвращаясь к собственной подлинности. Молитва, произносимая внимательно от чистого сердца, помогает обрести внутренний покой и цельность, она позволяет нам вновь стать самими собой, вернуть себе подлинность. Потому что во время чистой молитвы с души спадает вся шелуха, исчезает все наносное, второстепенное, и человек восходит к общению с Источником подлинной жизни – Богом.

Есть притча о том, как один старый уже человек вышел однажды на утреннюю прогулку, а некая женщина будила в это время своего сына в хижине. Старик проходил по дороге в то время, как она говорила: «Время вставать, уже утро! Ночь уже закончилась! Ты и так много проспал». Старик услышал эти слова, и они, подобно стреле, пронзили его сердце. Он вдруг понял, что всю свою жизнь он действительно проспал – не в смысле физическом, а куда более значимо – в смысле духовном, потому что расточал себя на пустое. И с этого момента он решил отказаться от мирской суеты и посвятить себя Богу.

Пост – это время проснуться, пробудиться от глупых желаний и суеты. Человек, восставший от сна, жаждет жизни. Так и нам хорошо бы жаждать Бога и общения с Ним.

Священник Димитрий Шишкин:

– Думается, главное здесь заключается в воле человека, в его сознательном желании сохранять память о Боге, «ходить пред Богом», что называется, тянуться к Нему душой и сердцем. Это, несомненно, труд, и именно труд сознательный, являющий нашу добрую волю. Это и есть та самая благословенная решимость, о которой говорил преподобный Серафим Саровский как о необходимом условии нашего спасения. Человеку свойственно увлекаться то тем, то иным… Постоянно сохранять трезвенную память о Боге возможно разве что опытным монахам, но и нам, мирянам, несомненно, можно и нужно стремиться к такому «бодрствованию». И снова возвращать себя в молитву, собираться с духом, не смущаясь, если в силу разных обстоятельств мы отвлекаемся то и дело и погружаемся так или иначе в суету. Само слово «бодрствование», как думается, тут имеет глубинный смысл. Не в том даже значении, что надо мало спать, а в том, что, забывая о Боге духом своим и погружаясь сознанием полностью в суету, мы на самом деле уже не живем, а пребываем в греховном сне, в некоем подобии жизни, в то время как настоящая жизнь – это и есть трезвенное памятование о Боге с блюдением собственной совести. То есть стремление весь свой внутренний и внешний строй привести в соответствие с духом Христовым находится в нашей власти, и в дни святого поста мы этой властью должны воспользоваться в полной мере.

Священник Леонид Кудрячов:

– Мне кажется, для большинства вопрос стоит в другой плоскости. Нам, скорее, нужно за время поста еще только приобрести правильное духовное устроение, а уже потом, когда пост закончится, суметь сохранить, удержать его. А приобретается оно «многочастно и многообразно». Разве можно дать простой рецепт? Одному нужно упорядочить свое молитвенное делание, другому – круг чтения, третьему – круг общения. Кому-то – научиться видеть свои грехи, кому-то – видеть Божии благодеяния. Одному стоит закрыть свой рот, другому – уши. Все мы разные, каждый должен вникать в себя и с молитвой, в совете с духовником, искать способы духовного усовершенствования.

Говоря образно, чтобы оставаться трезвым, не нужно выпивать. Да, вокруг может быть много суетливого, манящего, завлекающего, расслабляющего. Но нужно дать зарок: не буду прикладываться к этим «бутылкам». Не буду впускать в свой внутренний мир то, что меня пьянит, а, напротив, буду насыщаться тем, что приводит в чувства.

Источник: Православие. Ru

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия

Главная

Сегодня история повторяется: «Развлечения – показатель того, что людям нечем стало жить» 

В своих проповедях, сказанных в последние годы жизни, святой праведный Иоанн Кронштадтский глубоко скорбел о том, что люди русские отошли от православной веры. Сегодня ситуация в стране очень похожа на ту, что сложилась в начале 20 века, и слово отца Иоанна снова будоражит душу, обличает ложь и зовет к покаянию…

Резко отрицательно отзывался он о современной ему светской литературе и журналистике: «Она стала совершенно чужда христианского духа, она даже стыдится духа Христова. Пишут, пишут, пишут… Чего-чего не напишут в продолжение своей литературной деятельности, а о Боге, а о Спасителе Иисусе Христе, о Церкви, о богослужении, о праздниках христианских, о Суде, о загробной жизни — хоть бы вспомянули. Не наша, говорят, область, не наше дело. Мы от мира глаголем; и потому мир нас слушает; а станешь говорить о Боге, — пожалуй, и читать не станут».

«Во многих светских журналах и газетах, число которых умножилось до крайности, дышит дух земной, нередко богопротивный, между тем как христианин есть гражданин не только земли, но и неба, и должен мудрствовать и о небесном».

Забывают люди, говорил отец Иоанн, что «мы все должны усиленно стремиться к своему небесному Отечеству — через покаяние». А вместо этого люди предаются «удовольствиям на вечерах, когда рисуются в нарядных одеждах и уборах, когда предаются наслаждению чрева, кружатся в веселых танцах, разъезжают в великолепных экипажах».

Отец Иоанн напоминает таким, что они находятся в «большой опасности потерять вечную жизнь», особенно если «живут нерадиво, не творят дел, достойных покаяния». Ведь над всеми нами, людьми грешными, тяготеет «гнев Божий», особенно если мы не умилостивляем оскорбленного нами Бога «молитвою, покаянием, исправлением».

«Итак, не до удовольствия тебе, — увещевает великий праведник русского человека, — но скорее до слез: удовольствия должны быть редки, и то по преимуществу такие удовольствия, которые тебе представляет вера в духовных празднествах».

Это так говорил он об удовольствиях, когда русские люди жили у себя на Родине в полном благополучии. Что же сказал бы он теперь людям, так весело развлекающимся, когда наша Родина уже столько лет страждет?! Каким страшным негодованием воскипел бы он против современных наших субботних танцулек, оскверняющих святость великих праздничных дней! А всё от чего? «От пустоты душевной», — подчеркивает отец Иоанн.

«Удивительная болезнь явилась нынче, — говорил он в беседе с сопастырями в городе Сарапуле в 1904 г., — это страсть к развлечениям. Никогда не было такой потребности к развлечениям, как нынче. Это показатель того, что людям нечем стало жить, что они разучились жить серьезной жизнью — трудом на пользу нуждающихся и внутренней духовной жизнью. И начали скучать! И меняют глубину духовной жизни на развлечения! Какое безумие! Точно дети, лишенные разума! А между тем развлечения — это уже общественный порок, общественная страсть!»

«Душа человеческая создана для деятельности и не терпит быть праздною. Смотря на многоразличные развлечения людей, на исключительные попечения о плоти, думаешь: а есть ли в людях душа? А если есть, то почему они не заботятся о ее спасении, ибо она предана грехам, которые составляют смерть ее вечную? Есть ли вечная мука и вечное блаженство? А если есть, то отчего нет у людей старания избежать вечного мучения и наследовать вечное блаженство? Вот что меня удивляет. Отчего людей не страшит страшный час смерти? Ведь не вечно будем жить на земле. Когда-нибудь и до нас очередь дойдет, и нам скажут: обратитесь и вы, сыны человеческие, в персть, из которой созданы.
О, рассеянность наша, гордость наша, пристрастие, пригвождение к земле! Грешники, думаете ли вы, что Богу нечем наказать вас? О, есть чем, есть чем! Это — геенна огненная, озеро огненное, тартар страшный, которого и сам сатана трепещет, червь неумирающий и скрежет зубов».

•••
Особенно сильно выступал он против повального увлечения русского общества театрами и зрелищами, ради которых стало пренебрегаться посещение церкви: «Что вносят театры в сердца человеческие? Дух праздности, пустословия, смехотворства, хитрости и лукавства, дух гордости, чванства, и никому нимало доброй нравственности не дают.
Сочинители пьес и актеры передают народу то, что имеют в себе сами, свой дух, ни больше, ни меньше. А думают ли актеры о нравственности народной? Имеют ли они в намерении исправить народные нравы? Нет и нет».

«В театре многим приятно чувствуется, а в церкви — тяжело, скучно. Отчего? Оттого, что в театре всё прекрасно подлажено чувственному человеку, и диавола мы там не трогаем, а тешим его, и он нам делает удовольствие, не трогает нас: веселитесь себе, друзья мои, только смейтесь да Бога не помните!
В церкви же всё приспособлено к возбуждению веры и страха Божия, благочестивых чувств; и тут диавол всевает в наше сердце сомнения, уныние, тоску, лукавые, скверные и хульные помыслы. И вот человек сам себе не рад и стоять не может, час трудно простоять. И бежит скорее вон. Театр и церковь — противоположности. То — храм мира, а это — храм Божий; то — капище диавола, а это — храм Господа».

«Диавол иногда преобразуется в ангела света, чтобы прельщать недальновидных. Иногда и в театре ввернёт нравственную пьеску, чтобы трубили про театр, что он нравоучительная вещь и стоит посещать его не меньше церкви: потому-де, что в церкви всегда одно и то же поют, а в театре разнообразие и пьес, и декораций, и костюмов, и действующих лиц».

«Все небесное, святое, носящее печать христианства чуждо театру. Если же когда входит на сцену, то как предмет насмешки: самое имя Божие, страшное для всей твари, произносится здесь легкомысленно, иногда со смехом, кощунственно.
Звания священные, например, монашеское, — это ангельское звание — осмеивается; уважение к начальству, к родителям, к священным лицам подрывается, когда публично осмеиваются некоторые предосудительные действия этих лиц пред лицом всего общества, пред лицом молодежи и даже детей, для которых должны быть священны имена их родителей и начальников.
Иногда довольно одного неуважительного или непристойного слова относительно старших, чтобы подорвать к ним должное уважение. Так ли легкомысленны стали христиане, что не находят лучшего средства к провождению времени, кроме театра, и из-за него оставляют храм Божий и драгоценное праздничное время, данное Богом для поучения в Слове Божием? А вместо этого время безумно расточается на пустые дела, на смехотворство и глупые рукоплескания в театрах. Нет, как хотите, а театр — богомерзкое учреждение. Только вникните в дух его, и вы согласитесь: это — училище безверия, глумления, дерзкой насмешки над всем и — разврат. Горе тому обществу, в котором много театров и которое любит посещать театры».

После революции эту болезнь русского общества умело использовали безбожники-большевики, отвлекая людей от Церкви театральными зрелищами; особенно в канун воскресных и праздничных дней и в дни святых постов.

•••
Решительно осуждал отец Иоанн и светское просвещение, которое под влиянием Запада возобладало у нас над просвещением духовным:
«Современное ложное просвещение, — говорил он, — удаляет от истинного Света, а не приближает к Нему. А без Христа суетно все образование».
«Учившаяся и недоучившаяся молодежь редко ходит в церковь, вообще не ведет дела воспитания своего духовного, считая его как бы ненужным и отдаваясь житейской суете. Это плод гордости, неразвитости духовной. Считают посещение храма делом простого народа да женщин, забывая, что в храме со страхом служат вместе с человеками Ангелы и вменяют это себе в величайшее блаженство».

•••
Весьма скорбит отец Иоанн о начавшемся в его время пренебрежении церковными постами, об увлечении лакомой пищей, питьем и курением табаку. «Разумно ли человеку, — говорит он, — жить непрестанно в желудочном чаду, в желудочных испарениях, поднимающихся внутри от непрестанного варения и брожения пищи? Разве человек только ходячая кухня или самодвижущаяся дымовая труба, каковой по справедливости можно уподобить всех, занимающихся непрестанным курением? Какое удовольствие жить в непрестанном чаду, испарении и дыму?
Пьяница для удовольствия плоти и одурения себя не жалеет множества денег, а нищим жалеет копейки. Куритель табаку бросает на ветер десятки и сотни рублей, а нищим жалеет копеек, которые могли бы спасти его душу… Зачем мы будем заражать воздух смрадом и дышать им, а паче всего — омрачать и подавлять душу, убивать ее последние духовные силы?»

«Говорят: не важное дело есть скоромное в пост; не важное дело носить дорогие, красивые наряды, ездить на вечера и в маскарады, заводить великолепную посуду, мебель, дорогой экипаж, лихих коней, собирать и копить деньги и прочее; но из-за чего сердце наше отвращается от Бога, из-за чего теряем вечную жизнь?
Не из-за чревоугодия ли, не из-за драгоценных ли одежд, как евангельский богач, не из-за театров ли и маскарадов? Из-за чего мы делаемся жестокосердыми к бедным и даже к своим родственникам? Не из-за пристрастия ли нашего к сластям, к одежде, к дорогой посуде, мебели, к деньгам и прочему? Возможно ли работать Богу и мамоне; быть другом мира и другом Божиим, работать Христу и велиару? Невозможно».

•••
Как далеко отошли русские люди от высокого примера наших благочестивых предков, с печалью отмечает отец Иоанн:
«Где теперь чтение в домах богодухновенной Псалтири, внушающей такую великую веру в Бога? Где чтение псалмов, которое было любимым чтением наших предков, не только простых, но бояр и самих князей? Нет его: зато есть безверие, отчаяние, ненависть.
Нет пламенной молитвы, нет чистоты нравов, нет духа сокрушения о грехах и умиления, нет правды, мира и радости в Духе Святом. Большинство христиан проникнуты духом мира, духом журналов, газет и вообще светских писателей, кои сами проникнуты в свою очередь духом языческим, духом превозношения себя самих, своего гордого и напыщенного разума, духом житейской суеты».

С великой скорбью указывает великий праведник на поразительное невежество русских людей во всем, что касается святой православной веры: «Занятые суетою и суетными удовольствиями, вы не имеете ни времени, ни охоты вникнуть в дух христианского богослужения, и знать уставы церковные, цель постов и праздников Православной Церкви.

Вы иногда наизусть знаете, какую пьесу играли в театре, из скольких действий она состоит, какое содержание ее общее и в частностях, а сущности христианских Таинств не знаете, между тем как они доставляют неизреченные блага и жизнь вечную».

•••
«Настоящая жизнь не шутка и не игрушка, — говорит отец Иоанн в другом месте, — а между тем люди обратили ее в шутку и в игрушку; легкомысленно играют временем, данным для приготовления к вечности. Соберутся в гости, сидят и празднословят, а потом забавляются своими умственными дарованиями, человеческими слабостями, способностью хорошо говорить и писать; забавляются даже пищею и питьем, употребл*я в излишестве, вместо того чтобы употребл*ть их только для необходимого насыщения; забавляются одеждами своими, забавляются лицами своими; забавляются детьми своими, вместо того чтобы воспитывать их в вере, благочестии и страхе Божием. Вся жизнь у них — забава. Но горе забавляющимся!..»

•••

Задолго до октябрьской революции 1917 года предвидел отец Иоанн Кронштадтский надвигающиеся на русский народ ужасы и катастрофы, горячо предостерегал от них свою паству. Его напряженный проповеднический голос гремел под сводами огромного Андреевского собора в Кронштадте, тысячи людей с замиранием сердца внимали ему, но остановить процесс оскудения духа было уже невозможно…

Сегодня история повторяется. Значит, уроки ее нами не выучены, выводы не сделаны. На кого же пенять нам? Не на кого. Только на самих себя…

Источник: Вестник Отрадного

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
http://pravoslavnajarossia.ru