Уголь, или Новый взгляд на фильм П. Лунгина “Остров”

13 лет назад, 10 ноября 2006 года, вышел замечательный фильм Павла Лунгина “Остров”.

Многие его смотрели, некоторые пересматривали. Что-то брало за душу, чего-то не понимали, что-то открывали для себя. А о чем этот фильм? Чтобы ответить на этот вопрос, я постараюсь сосредоточиться только на одном образе – образе угля в картине. Возможно, он и расскажет о главном.

Послушание отца Анатолия (Пётр Мамонов) в фильме «Остров» – работа истопником в котельной монастыря. Он кочегар, и в этом нет случайности.

Кочегарка отца Анатолия, его постоянно перепачканное сажей лицо, гора угля, тележка, на которой он изо дня в день возит этот уголь, сначала выдалбливая его из большой кучи на берегу, – всё это занимает значительную часть фильма.

Еще в самом начале отец Иов (Дмитрий Дюжев) предлагает герою уйти из котельной, в которую уже назначен послушник. И что же? Отец Анатолий протестует, просит, уговаривает оставить его на этом послушании – и остается. Ему надо быть здесь, надо! Он понимает свою работу именно на этом месте и не отступится от нее до своей кончины.

Он не боится запачкаться, потому что уже запачкан, и эта грязь гораздо хуже угольной сажи.

Уголь в фильме, если хотите, – это и средство выжигания, обличения дурного. Так, кочегарка стала толчком для духовного роста настоятеля Филарета (Виктор Сухоруков). А как вам вымазанная сажей дверная ручка, предназначенная именно для монаха Иова?!

И всё в фильме вертится вокруг отца Анатолия и его котельной. Здесь он разговаривает с людьми, здесь просит прощения у отца Иова и Тихона (Юрий Кузнецов) перед смертью, и на этой же куче угля, которая, заметьте, меньше к концу фильма (читай: жизни) не становится, отец Анатолий ложится в гроб и умирает в надежде на милость Божию. Да и сам гроб, в который сразу и ложится отец Анатолий, ставится отцом Иовом не рядом с углем (!), а на него (!), кривовато, кое-как.

– Отец Анатолий, а умирать-то не страшно? – спрашивает Иов старца.

– Умирать?.. Умирать не страшно… Страшно будет перед Богом стоять… Грехи давят.

В любую погоду отец Анатолий идет со своей тележкой по деревянному настилу к высыпанному углю, выдалбливает его (да, его нужно именно выдолбить!), наполняет тележку и привозит ее в котельную. Каждый день идет работа в кочегарке и внутри – тяжелая, и кажется, что нескончаемая.

Темы угля и огня в сюжете «Острова» родственны. Вторая поддержана ситуацией пожара в келье настоятеля монастыря Филарета, который потом отправляется к отцу Анатолию, еще не понимая его добровольного выбора – работы истопником.

Так ли страшен был пожар в келье, если лицо Филарета оказалось в той же угольной саже?!

– Добродетели во мне мало, а грехов много, – говорит он со слезами на глазах, сидя рядом с отцом Анатолием. Черный уголь явил себя и здесь и стал началом настоящего пожара.

Вот и аналогия. Подобно тому, как христианин «выкорчевывает» собственные грехи и сжигает их молитвой, покаянием, Причащением (вспомним слова из Последования ко Святому Причащению: «Содетелю, да не опалиши мя приобщением. Огнь бо еси, недостойныя попаляя. Но убо очисти мя от всякия скверны»), отец Анатолий выдалбливает тяжелый черный уголь и сжигает его в печи котла.

А гора угля все такая же. И остается только упование на милость Божию

Молитва и покаяние, покаяние и молитва за себя и всех страждущих – великое делание труженика Христова. А гора угля так и остается горой… И руки черны, и лицо в саже, и нет покоя в душе… И остается только упование на милость Божию.

Только не думайте, что в фильме нет света. Он там, где есть покаяние. Свет в прозорливости отца Анатолия, в его несомненной помощи всем приходящим к нему за советом и утешением, в «воскресении» и благодарении Тихона за свою исцеленную дочь и в синеве безоблачного неба, на фоне которого отец Иов несет огромный, почти неподъемный крест отца Анатолия. Идет с трудом, пошатываясь, но не падая.

Пересмотрите фильм.

Евгения Тутукова

Источник: Православие.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

Блаженный Андрей, Христа ради юродивый

Бла­жен­ный Ан­дрей, Хри­ста ра­ди юро­ди­вый, был сла­вя­нин и жил в Х ве­ке в Кон­стан­ти­но­по­ле. С юных лет он по­лю­бил храм Бо­жий и Свя­щен­ные кни­ги. Од­на­жды в сон­ном ви­де­нии бла­жен­ный уви­дел два вой­ска. В од­ном бы­ли му­жи в свет­лых одеж­дах, в дру­гом – чер­ные и страш­ные бе­сы. Ан­гел Бо­жий, ко­то­рый дер­жал в ру­ке чу­дес­ные вен­цы, ска­зал Ан­дрею, что вен­цы эти – не укра­ше­ние зем­но­го ми­ра, а небес­ное со­кро­ви­ще, ко­то­рым Гос­подь на­граж­да­ет Сво­их во­и­нов, по­беж­да­ю­щих чер­ные пол­чи­ща. «Иди на доб­рый по­двиг, – ска­зал Ан­гел Ан­дрею, – будь юро­див ра­ди Ме­ня и мно­го по­лу­чишь в день Цар­ства Мо­е­го». По­нял бла­жен­ный, что Сам Гос­подь при­зы­ва­ет его на по­двиг. С это­го вре­ме­ни Ан­дрей на­чал хо­дить по ули­цам го­ро­да в ру­би­ще, как буд­то ра­зум его по­му­тил­ся. Мно­гие го­ды тер­пел свя­той на­смеш­ки, оскорб­ле­ния. Бла­го­душ­но сно­сил он по­бои, го­лод и жаж­ду, сту­жу и зной, про­ся ми­ло­сты­ню и от­да­вая ее дру­гим ни­щим. За свое ве­ли­кое тер­пе­ние и сми­ре­ние свя­той по­лу­чил от Гос­по­да дар про­ро­че­ства и про­зор­ли­во­сти, спас мно­гих от ду­шев­ной по­ги­бе­ли и об­ли­чил мно­гих нече­стив­цев.

Во вре­мя мо­лит­вы во Влахерн­ском хра­ме свя­той Ан­дрей спо­до­бил­ся узреть Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу, по­кры­ва­ю­щую мо­ля­щих­ся Сво­им омо­фо­ром. Скон­чал­ся бла­жен­ный Ан­дрей в 936 го­ду.

Источник: сайт азбука.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Блаженный Лаврентий, Христа ради юродивый, Калужский чудотворец

Блаженный Лаврентий, Христа ради юродивый, Калужский начинает древний семейный синодик (помянник) боярского рода Хитровых, находившийся в Перемышльском Лютиковом монастыре Калужской епархии. Это, как и другие косвенные свидетельства, говорит о том, что блаженный Лаврентий происходил из старинного рода.

В 1505 году Калуга, находящаяся в 190 км к юго-западу от Москвы, стала самостоятельным княжеством, завещанным Иоанном III (1462-1505) как удел своему сыну Симеону(1505-1518).

В доме этого калужского князя и жил по временам блаженный Лаврентий. Главное чудо святого также связано с именем Симеона Иоанновича. О жизни самого князя летопись говорит так: «В лето 6995 (1487) месяца марта в 21 день, в 7 час дни, родися великому князю Ивану Васильевичу сын Симеон». А через 25 лет он, уже Калужский правитель, «въсхоте бежати в Литву от брата своего великого князя Василия Иоанновича всеа Руси, и князь велики сведав то, посла к нему и велел ему у себя быти, и хоте на него опалу свою положити; князь же Семен Иванович за свою вину начят бити челом государю великому князю, и князь велики пожаловал его по печалованию Симона митрополита всеа Руси и братии своей и владык, и вины ему отдал; а людей его, бояр и детей боярских, всех переменил».

Через два года Симеон Иоаннович уже участвовал в предпринятом великим князем походе за возвращение от поляков Смоленска: «1514 г. Того же лета, июня 8, князь велики Василей Иванович всея Руси пошел с Москвы в третей ратью (третий поход) к граду Смоленску, а с ним братиа его князь Юрий и князь Семен Ивановичи; (…) да и Смоленск взя».

То, что братья помирились окончательно, подтверждает следующая запись летописца: «1518. Тоя же весны, мая, князь велики Василей Иванович государь всея Руси был во своей вотчине на Волоце на Ламском, а с ним братия его меншая, князь Семен Иванович да князь Ондрей Иванович, на свою потеху».

Но это было последнее известие о Калужском князе. Скончался он 26 июня 1518 года.

В более поздних свидетельствах князь Симеон предстает как добрый, заботливый правитель, удостоившийся благотворить святому человеку и, в свою очередь, получить от него чудесную помощь себе и всему городу. Калужская летопись отмечает: «В 1512 г. напали на город агаряны (крымские татары); против них вышел князь (Симеон) с гражданами, а праведный Лаврентий, бывший в его доме внезапно крикнул громким голосом: «Дайте мне вострый топор, псы напали на князя Симеона, надобно оборонить его от псов»; и схватив (топор) ушел. И когда князь Симеон бился с насада (судна) на Оке, а агаряны во множестве обступили князя, внезапно оказался на насаде праведный Лаврентий, укрепляя его и все войско словами: «Не бойтесь». В тот же час князь победил агарян и прогнал их; а праведный Лаврентий опять явился в дому княжеском и, юродствуя, шумел: «Оборонил князя от псов». Князь, возвратясь с сражения, рассказал, как явился праведник и его помощию побеждены враги, напавшие на Калугу.

С топором, насаженным на длинное топорище, изображается святой Лаврентий и на древних иконах. Ходил зимой и летом босой, в рубашке и в овчинном кожухе. В доме у князя он жил только некоторое время, а больше — там, где впоследствии был основан монастырь его имени. Здесь, в полуверсте от города его времени (ныне — городище на левом берегу р. Яченки), на вершине горы, покрытой густым лесом, стоял уединенный храм Рождества Христова; вблизи храма была хижина блаженного Лаврентия. Ночью выходил он из нее на паперть храма и совершал молитвы, а для слушания Богослужения прокопан был у него от хижины в земле ход, и праведный Лаврентий ходил к церкви, утаивая от людей свои молитвы. Подвигами самоотречения он столь возвысился в духе, что еще при жизни прославился чудом защиты Калуги. В рукописных святцах сказано: «Святой праведный Лаврентий иже Христа ради юродивый, чудотворец, преставися в лето 7023 (1515 г.) месяца августа в десятый день». На месте подвигов его, вероятно, князем Симеоном, устроен монастырь. Мощи праведного Лаврентия почивали под спудом у левого клироса. В 1565 году Иоанн Грозный в жалованной грамоте монастырю писал: «Монастырь Рождества Христова, где лежит Лаврентий Христа ради юродивый». Из этого видно, что в XVI веке уже чтили память праведного Лаврентия. В монастыре хранилось Евангелие 1686 года с подписью: «Царевна Татиана Михайловна пожаловала в обитель преподобного Лаврентия чудотворца». Благочестивая сестра царя Алексея Михайловича известна также тем, что была сторонницей реформ Святейшего Патриарха Никона (+ 1681). В монастыре было 3 церкви, колокольня, настоятельские и братские кельи, а вокруг монастыря — каменная стена с башнями.

Описание посмертных чудес праведного Лаврентия известно по списку, составленному в обители при игумене Карионе (игумен-настоятель с 1697, архимандрит с 1708; ( 1722). Иеромонах Карион Истомин был усердным помощником Патриарха Адриана.

Первое из чудес относится к 1621 году. Это — исцеление параличного боярина Льва Андреевича Кологривова. Он не владел ни руками, ни ногами, ни языком. Его принесли и положили близ гроба святого Лаврентия. Во время пения молебна, когда читали Евангелие, расслабленный проговорил, поднял правую руку и стал полагать ею на себе крестное знамение; потом встал, подошел к гробнице и приложился к ней. По окончании молебна он уже свободно говорил и стал совершенно здоров, как прежде.

1 июня 1622 года праведный Лаврентий исцелил бесноватого жителя Калуги Стефана. Однажды родные вели Стефана в обитель помолиться праведному Лаврентию, но бесноватый, устрашаемый злыми духами в виде лютых зверей, устремлявшихся растерзать его, сопротивлялся. Близ церкви Богоявления Господня внезапно явился Стефану Христа ради юродивый Лаврентий, отогнал от него злых демонов и велел идти в монастырь Рождества Христова, к своему гробу. Страждущий исполнил повеление угодника Божия, пришел, приложился ко гробу и по окончании молебна возвратился в дом свой здоровым.

В 1632 году у гробницы блаженного Лаврентия получил исцеление другой бесноватый. Он был так сильно мучим бесом, что во время своего трехдневного пребывания в монастыре устрашил всех монахов. Но на 4-й день, за Богослужением, во время пения Херувимской песни, страдалец получил совершенное избавление от бесовского томления.

По молитвам блаженного Лаврентия Калужского совершались исцеления глазных болезней.

Многочисленны были исцеления и от других недугов, именовавшихся в то время одним общим названием — лихорадка.

Калужский чудотворец был помощником и в ратном деле. Святой, защищавший Калугу при жизни, и после блаженной кончины посылал обильную помощь русскому воинству и избавлял государство от врагов, приходивших покорить Калугу и находивших здесь гибель.

Во время наполеоновского нашествия заступление блаженного Лаврентия за родную землю проявилось особенно ярко. Калужские места стали «пределом наступления и началом отступления и гибели врага», — как написано на Малоярославецком памятнике в честь боя 12 октября 1812 года.

Когда после сражения под Малоярославцем 12 октября 1812 года началось отступление неприятеля, то калужане увидели в этом милосердие Божие, заступление Божией Матери в чудотворном Ее Калужском образе и помощь святого покровителя города — блаженного Лаврентия. Святейший Синод указом от 17 июня 1813 года удовлетворил просьбу граждан об оставлении образа блаженного Лаврентия в соборе и постановил совершать с ним ежегодный крестный ход вокруг Калуги в память чудесного заступления 12 октября 1812 года.

Известно, что во время Отечественной войны 1812 года было собрано Калужское ополчение 15000 человек. Епископ Калужский Евлампий (Введенский) после молебна привел всех к присяге и сказал им слово, проникнутое глубокой надеждой на помощь Божию. Окропив ополченцев святой водой, он вручил начальнику ополчения генерал-лейтенанту Шепелеву знамя-хоругвь, на которой с одной стороны был образ Калужской Богоматери, а с другой — святого праведного Лаврентия. Ополчение, в которое входили и местные семинаристы, прошло под этой хоругвью всю войну. И после победного возвращения войск из заграничного похода она была помещена в калужском кафедральном соборе в 1814 году.

Кроме 10 августа, дня преставления блаженного Лаврентия, память святого чтилась еще и 8 июля, вероятно, в память о первом в Калуге чудесном исцелении, которое получил боярин Л. А. Кологривов в 1721 году.

Источник: сайт Православие.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Память преподобного Симеона, Христа ради юродивого, и спостника его преподобного Иоанна

С детства их связывала тесная дружба. Старший из них, Симеон, был холост и жил с престарелой матерью. Иоанн же, только что вступив в брак, жил с отцом (мать его умерла) и с молодой супругой. Оба друга принадлежали к богатым семьям. Когда Симеону исполнилось 30 лет, а Иоанну 24, они совершили путешествие в Иерусалим на праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. На обратном пути друзья беседовали о путях спасения души. Сойдя с коней, они отправили слуг с конями вперед, а сами пошли пешком. Дойдя до Иордана, они увидели на берегу реки монастыри, расположенные на границе пустыни. У обоих вспыхнуло неудержимое желание оставить мир и провести остальную жизнь в иноческих подвигах. Они свернули с дороги, по которой шли их слуги в Сирию, и, усердно помолившись Богу, направились в противоположную сторону – к монастырям. Они просили Господа указать, какой монастырь им избрать и решили пойти в ту обитель, ворота которой будут открыты. В это время Господь известил во сне игумена обители Никона открыть монастырские ворота и впустить в обитель овец Христовых. В великой радости друзья подошли к открытым воротам монастыря, были ласково приняты игуменом и остались в обители. В скором времени они приняли постриг. Пробыв некоторое время в обители, Симеон возгорелся желанием усилить свой подвиг, уйти в глубь пустыни и там подвизаться в полном уединении. Иоанн не захотел отстать от своего друга и решил разделить с ним труды пустынножительства. Игумену Никону Господь открыл намерение друзей, и в ту ночь, когда иноки Симеон и Иоанн хотели покинуть обитель, он сам открыл им ворота, помолился с ними, дал свое благословение и отпустил в пустыню. Начав пустынническую жизнь, духовные братья вначале претерпели сильную брань от диавола, внушавшего им печаль об оставленных родных, устрашавшего подвижников, наводившего на них расслабление, уныние и леность.

Братья Симеон и Иоанн, твердо помня о данных ими при пострижении обетах, уповая на молитвы своего старца, игумена Никона, продолжали неуклонно следовать по избранному пути, проводили время в непрестанных молитвах в строгом посте, поддерживая друг друга в борьбе против искушений. Через некоторое время, с помощью Божией, искушения прекратились. Иноки получили от Бога извещение, что мать Симеона и супруга Иоанна скончались и Господь удостоил их райского блаженства. После этого Симеон и Иоанн прожили в пустыне 29 лет, достигли полного бесстрастия и высокой степени духовности. Преподобный Симеон, по внушению Божию, помыслил о том, что им следует теперь послужить людям, а для этого необходимо оставить пустынное уединение и идти в мир. Но святой Иоанн, считая, что не достиг еще такой степени бесстрастия, как его сподвижник, решил не оставлять пустыни. Братья расстались со слезами. И Симеон направился в Иерусалим, там поклонился Гробу Господню и всем святыням. По своему великому смирению святой подвижник усердно молился Господу сподобить его послужить ближним таким образом, чтобы они не прославляли его. Святой Симеон избрал для себя трудный подвиг юродства Христа ради. Придя в город Емессу, он остался в нем и вел себя, как безумный, совершая странные поступки, за что подвергался насмешкам, брани и побоям, и между тем совершал много добрых дел. Он изгонял бесов, исцелял болезни, избавлял от скоропостижной смерти, неверующих приводил к вере, а грешников – к покаянию. Все эти добрые дела он совершал под видом юродства, и никакой похвалы или благодарности от людей не получал. Но высоко чтил своего духовного брата преподобный Иоанн: когда в пустыне его навещал кто-либо из жителей города Емессы, прося совета и молитв, он неизменно направлял их к «юродивому Симеону», который мог лучше преподать совет духовный. За три дня до своей смерти святой Симеон перестал появляться на улицах, затворился в своей хижине, в которой, кроме вязанки хвороста, ничего не было. Пробыв в непрестанной молитве три дня, святой Симеон преставился ко Господу. Некоторые из городских нищих, друживших с ним, не встречая юродивого, пришли к его хижине и там нашли его мертвым. Взяв тело усопшего, они отнесли его без обычного церковного пения на место, где погребали бездомных и странников. Когда несли тело святого Симеона, некоторые из жителей слышали дивное церковное пение, не понимая откуда оно исходит. Вслед за святым Симеоном в пустыне мирно отошел к Господу преподобный Иоанн. Незадолго до кончины святому Симеону было дано увидеть венец над головой своего духовного брата с надписью: «За пустынническое терпение».

Источник: сайт стсл.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Блаженная Матро́на Анемнясевская (Белякова), Христа ради юродивая

Мат­рё­на Гри­горь­ев­на Бе­ля­ко­ва ро­ди­лась 6 но­яб­ря 1864 го­да в де­ревне Ане­мня­се­во Ка­си­мов­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии. Ро­ди­те­ли ее, Гри­го­рий и Ев­до­кия, бы­ли ед­ва ли не са­мы­ми бед­ны­ми людь­ми в де­ревне и кое-как ве­ли свое кре­стьян­ское хо­зяй­ство. По внеш­не­му сво­е­му ви­ду они бы­ли хи­лы­ми, тще­душ­ны­ми людь­ми и ка­за­лись ка­ки­ми-то недо­раз­ви­ты­ми. Отец мно­го пил и слыл в де­ревне пья­ни­цей. У них бы­ло боль­шое се­мей­ство – шесть до­че­рей и два сы­на. Три де­воч­ки умер­ли в дет­стве; Мат­рё­ша бы­ла чет­вер­тою по сче­ту.
До се­ми лет Мат­ре­ша бы­ла обыч­ным ре­бен­ком; как и все де­ти ее воз­рас­та, гу­ля­ла и иг­ра­ла со сво­и­ми сверст­ни­ца­ми и по­друж­ка­ми. Ро­ди­те­ли по­че­му-то невзлю­би­ли ее с са­мо­го ран­не­го дет­ства. Нера­дост­на бы­ла жизнь ре­бен­ка в род­ной се­мье, где ей, боль­ше чем ко­му-ни­будь из бра­тьев и се­стер, при­хо­ди­лось тер­петь оби­ды, ру­гань, по­бои; но еще боль­шие стра­да­ния жда­ли де­воч­ку в даль­ней­шем.
В се­ми­лет­нем воз­расте Мат­ре­ша за­бо­ле­ла ос­пой. По­сле этой бо­лез­ни де­воч­ка на­все­гда оста­лась сле­пой. Ее обя­зан­но­стью бы­ло нян­чить сво­их млад­ших сест­ре­нок и бра­тьев, и сле­пой де­воч­ке бы­ло тя­же­ло справ­лять­ся с этим де­лом. Од­на­жды де­ся­ти­лет­няя Мат­ре­ша неча­ян­но уро­ни­ла сест­рен­ку с крыль­ца на зем­лю. Уви­дев это, мать схва­ти­ла Мат­ре­шу и на­ча­ла же­сто­ко бить. В этот мо­мент ду­хов­но­му взо­ру де­воч­ки пред­ста­ла Ца­ри­ца Небес­ная. Мат­ре­ша ска­за­ла об этом ма­те­ри, но та про­дол­жа­ла бить де­воч­ку еще силь­нее. Ви­де­ние по­вто­ри­лось три ра­за. Во вре­мя по­след­не­го ви­де­ния Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца да­ла Мат­ре­ше уте­ши­тель­ную за­пи­соч­ку. О том, что это за за­пи­соч­ка и что в ней бы­ло на­пи­са­но, бла­жен­ная Мат­ро­на ни­ко­гда не рас­ска­зы­ва­ла.
На сле­ду­ю­щее утро изу­ве­чен­ная де­воч­ка не смог­ла под­нять­ся с пе­чи. С это­го вре­ме­ни на­ча­лась для Мат­ре­ши жизнь му­че­ни­цы, при­гвож­ден­ной к од­ру. Она на­все­гда ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить и что-ли­бо де­лать и уже не вста­ва­ла с кро­ва­ти всю свою даль­ней­шую жизнь.
Так ле­жа­ла Мат­ре­ша в ро­ди­тель­ском до­ме до 17 лет, тер­пе­ли­во пе­ре­но­ся вся­кие скор­би и оби­ды, и толь­ко в мо­лит­ве на­хо­дя се­бе уте­ше­ние и от­ра­ду. Од­но­сель­чане зна­ли о стра­даль­че­ской жиз­ни де­вуш­ки и от­но­си­лись к ней с чув­ством бла­го­го­вей­но­го ува­же­ния. С сем­на­дца­ти лет к Мат­ре­ше стал хо­дить на­род. Пер­вым за по­мо­щью при­шел кре­стья­нин ее же де­рев­ни, по спе­ци­аль­но­сти пиль­щик.
– Мат­ре­ша, – ска­зал он, – вот уж как ты ле­жишь несколь­ко лет, ты, небось, Бо­гу-то угод­на. У ме­ня спи­на бо­лит, и я пи­лить не мо­гу. По­тро­гай-ка спи­ну, мо­жет быть и прой­дет от те­бя. Че­го мне де­лать, ле­чил­ся – док­то­ра не по­мо­га­ют.
Мат­ре­ша ис­пол­ни­ла его прось­бу – бо­ли в спине, дей­стви­тель­но, пре­кра­ти­лись, и он встал на ра­бо­ту.
Кре­стья­нин этот рас­ска­зал о сво­ем ис­це­ле­нии од­но­му из сво­их со­се­дей, и тот го­во­рит:
– Пой­ду и я к ней: нас за­му­чи­ли де­ти, ско­ро две­на­дца­тый ро­дит­ся; по­про­шу ее по­мо­лить­ся, чтобы Гос­подь пре­кра­тил у нас де­тей.
При­шел он к Мат­ре­ше и по­про­сил по­мо­лить­ся. Мат­ре­ша по­мо­ли­лась, и де­тей у них боль­ше не бы­ло.
С тех пор все боль­ше и боль­ше ста­ли хо­дить к Мат­ре­ше лю­ди со сво­и­ми нуж­да­ми, скор­бя­ми и бо­лез­ня­ми. С те­че­ни­ем вре­ме­ни эти по­се­ще­ния при­ня­ли ха­рак­тер на­сто­я­ще­го па­лом­ни­че­ства: к Мат­ре­ше шли не толь­ко жи­те­ли окрест­ных се­ле­ний, но и даль­них, ино­гда и са­мых от­да­лен­ных мест на­ше­го Оте­че­ства. При­чем, шли они бес­пре­рыв­ным по­то­ком на про­тя­же­нии бо­лее чем пя­ти­де­ся­ти лет в ко­ли­че­стве несколь­ких де­сят­ков, а ино­гда и со­тен еже­днев­но.
Ко­гда Мат­ре­ша ле­жа­ла у ро­ди­те­лей и по­се­ти­те­ли при­но­си­ли ей раз­лич­ные по­жерт­во­ва­ния за ее мо­лит­вы, то отец обыч­но все это от­би­рал на та­бак или вод­ку, и тя­же­ло бы­ло Мат­ре­ше, что по­жерт­во­ва­ния эти шли не на доб­рое де­ло. Мат­ре­ша лю­би­ла по­де­лить­ся всем с людь­ми, но при дан­ных усло­ви­ях она ли­ше­на бы­ла этой воз­мож­но­сти.
По­сле смер­ти ро­ди­те­лей мно­го скор­бей при­шлось пре­тер­петь Мат­ре­ше от бра­та и сест­ры, смот­рев­ших на нее ис­клю­чи­тель­но как на сред­ство до­хо­да. Сест­ра впо­след­ствии от­су­ди­ла у Мат­ро­ны до­мик, по­стро­ен­ный по­чи­та­те­ля­ми бла­жен­ной.
От сест­ры Мат­ре­ша пе­ре­шла на жи­тель­ство к пле­мян­ни­ку Мат­вею Сер­ге­е­ви­чу, че­ло­ве­ку доб­ро­му и ре­ли­ги­оз­но­му. Но здесь огор­че­ния жда­ли Мат­ре­шу с дру­гой сто­ро­ны. У Мат­вея Сер­ге­е­ви­ча под­рос­ли де­ти, од­но­сель­чане ста­ли сме­ять­ся над ни­ми, драз­нить их. Эти на­смеш­ки тя­же­ло пе­ре­жи­ва­лись мо­ло­ды­ми людь­ми. Но осо­бен­но тя­же­ло это бы­ло для са­мой Мат­ре­ши. Она му­чи­лась и глу­бо­ко скор­бе­ла, что за нее эти ни в чем не по­вин­ные лю­ди долж­ны бы­ли пе­ре­но­сить ино­гда очень тя­же­лые для них на­смеш­ки и оскорб­ле­ния. Осо­бен­но на­смеш­ки эти уси­ли­лись в ре­во­лю­ци­он­ные го­ды в свя­зи с ан­ти­ре­ли­ги­оз­ным дви­же­ни­ем.
Мат­ре­ша обыч­но ле­жа­ла в неболь­шой от­дель­ной ком­нат­ке кре­стьян­ской из­бы, в ма­лень­кой дет­ской кро­ват­ке, ко­то­рая все­гда за­ве­ши­ва­лась по­ло­гом. Ле­том, ко­гда в из­бе ста­но­ви­лось душ­но, ее обыч­но вы­но­си­ли в се­ни, и там ле­жа­ла она до зи­мы. Са­ма она ни­ко­гда не про­си­ла, чтобы ее пе­ре­нес­ли в из­бу, и тер­пе­ли­во пе­ре­но­си­ла осен­нюю сту­жу и хо­лод. Род­ные же, за ис­клю­че­ни­ем пле­мян­ни­ка, не об­ра­ща­ли на нее вни­ма­ния и пе­ре­но­си­ли ее в из­бу толь­ко то­гда, ко­гда уже ви­де­ли, что в се­нях ле­жать бо­лее бы­ло невоз­мож­но.
– Од­на­жды, – вспо­ми­на­ет Мат­ре­ша, – в ок­тяб­ре ме­ся­це я ле­жа­ла в се­нях, но­чью был силь­ный дож­дик. Во­да через кры­шу по­ли­лась на ме­ня, и я про­мок­ла. К утру слу­чил­ся мо­роз, я страш­но озяб­ла, и одеж­да вся на мне оле­де­не­ла. Утром сест­ра уви­де­ла это, сжа­ли­лась и пе­ре­нес­ла ме­ня в из­бу, за что я ей бла­го­дар­на.
Ча­сто в осен­ние хо­ло­да при­хо­дя­щие удив­ля­лись ее тер­пе­нию и спра­ши­ва­ли:
– Мат­ре­ша, да те­бе хо­лод­но?
– Да нет, теп­ло, – обыч­но от­ве­ча­ла она в та­ких слу­ча­ях, – по­смот­ри, вот ка­кая я го­ря­чая.
При этом она да­ва­ла свою ру­ку, и ру­ка бы­ла дей­стви­тель­но го­ря­чая.
По внеш­не­му сво­е­му ви­ду Мат­ре­ша бы­ла на­столь­ко ма­ла, что ка­за­лась де­ся­ти­лет­ним ре­бен­ком. Ее пла­тьи­це, по­да­рок од­ной из по­чи­та­тель­ниц, за­кры­вав­шее бла­жен­ную со­всем с но­га­ми, бы­ло все­го 90 сан­ти­мет­ров в дли­ну. Оче­вид­но, с де­ся­ти­лет­не­го воз­рас­та, с тех пор, ко­гда она ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить, те­ло ее не рос­ло и на­все­гда оста­лось та­ким, ка­ким бы­ло у де­ся­ти­лет­ней де­воч­ки. Она име­ла воз­мож­ность пе­ре­во­ра­чи­вать­ся с бо­ка на бок, ше­ве­лить руч­ка­ми и брать неболь­шие пред­ме­ты. Она лег­ко и сво­бод­но раз­го­ва­ри­ва­ла и пе­ла свя­щен­ные пес­но­пе­ния уди­ви­тель­но чи­стым и звон­ким дет­ским го­ло­сом.
Ни­кто не зна­ет, как она мо­ли­лась Бо­гу. Из­вест­но толь­ко лишь то, что Мат­ро­на зна­ла на­изусть очень мно­го мо­литв, мно­гие ака­фи­сты и цер­ков­ные пес­но­пе­ния.
Во вре­мя бе­сед со сво­и­ми по­се­ти­те­ля­ми она ча­сто чи­та­ла вслух раз­лич­ные мо­лит­вы, под­хо­дя­щие по сво­е­му со­дер­жа­нию к дан­но­му слу­чаю. Ино­гда чи­та­ла це­лые ака­фи­сты, чи­та­ла быст­ро, уве­рен­но, гром­ким го­ло­сом. Пе­ла цер­ков­ные пес­но­пе­ния, со­вер­шен­но пра­виль­но вы­дер­жи­вая осо­бен­но­сти гла­сов и рас­пе­вов.
На во­прос од­но­го из удив­лен­ных по­се­ти­те­лей, спро­сив­ше­го, как это она, бу­дучи сле­пой, зна­ет на­изусть да­же це­лые ака­фи­сты, Мат­ре­ша от­ве­ти­ла: «При­дет доб­рый че­ло­век и про­чи­та­ет что-ни­будь, а я и за­пом­ню с Бо­жи­ей по­мо­щью».
Мат­ре­ша ча­сто при­ча­ща­лась Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, каж­дый ме­сяц обя­за­тель­но. С этой це­лью она при­гла­ша­ла к се­бе сво­е­го ду­хов­ни­ка – при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, и день при­ня­тия Св. Та­ин бы­вал для нее са­мым ра­дост­ным днем. Пять раз в те­че­ние сво­ей жиз­ни она со­бо­ро­ва­лась.
Осо­бен­но стро­го со­блю­да­ла Мат­ре­ша по­сты. С сем­на­дца­ти лет она не ела мя­са. Кро­ме сре­ды и пят­ни­цы со­блю­да­ла та­кой же пост по по­не­дель­ни­кам. В цер­ков­ные по­сты по­чти ни­че­го не ела или ела очень ма­ло. Кро­ме по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы, бла­жен­ная, как уже бы­ло ска­за­но, доб­ро­воль­но тер­пе­ла хо­лод, а так­же пе­ре­би­ра­ла и пе­ре­кла­ды­ва­ла кам­ни, при­не­сен­ные ее по­чи­та­те­ля­ми из раз­ных свя­тых мест.
Очень ува­жа­ла Мат­ре­ша ду­хо­вен­ство и к каж­до­му свя­щен­ни­ку все­гда и неиз­мен­но от­но­си­лась с глу­бо­ким бла­го­го­ве­ни­ем. Но к рас­коль­ни­кам об­нов­лен­цам, в ка­ком бы сане они не бы­ли, на­обо­рот от­но­си­лась очень стро­го. Од­но­го из сво­их при­ход­ских свя­щен­ни­ков, пе­ре­шед­ше­го в об­нов­лен­че­ство, на­зы­ва­ла «наш Пет­ру­ша».
На­сколь­ко рев­ни­во от­но­си­лась Мат­ре­ша к Пра­во­сла­вию, го­во­рит факт, пе­ре­дан­ный од­ной из ее по­чи­та­тель­ниц, жи­тель­ни­цей го­ро­да Ка­си­мо­ва Ма­ри­ей Ива­нов­ной Пу­ти­ли­ной. Умер­ла тет­ка Ма­рии Ива­нов­ны. Сын тет­ки был ста­ро­стой в Ка­си­мов­ском со­бо­ре, а в со­бо­ре в то вре­мя слу­жил об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей. Сын, со­глас­но же­ла­нию по­кой­ной, хо­тел вы­не­сти ее из до­ма не в со­бор, а в клад­би­щен­скую цер­ковь. Дру­гой сын по­кой­ной на­хо­дил­ся в то вре­мя в за­клю­че­нии. Он об­ра­тил­ся к на­чаль­ству с прось­бой, чтобы его от­пу­сти­ли про­стить­ся с ма­те­рью. Его от­пу­сти­ли на три дня с усло­ви­ем, чтобы по­кой­ную хо­ро­нил об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей в со­бо­ре, на что род­ные и со­гла­си­лись.
Псал­тирь по по­кой­ной чи­та­ли мо­наш­ки. Ко­гда они узна­ли, что хо­ро­нить бу­дет об­нов­лен­че­ский ар­хи­ерей, они взя­ли псал­тирь и ушли. К ве­че­ру при­шли сын по­кой­ной и Ма­рия Ива­нов­на. Сын по­про­сил Ма­рию Ива­нов­ну чи­тать псал­тирь. Она на­ча­ла чи­тать и чи­та­ла око­ло ча­са, по­ка не при­шел ар­хи­ерей слу­жить все­нощ­ную. Ма­рия Ива­нов­на тут же ушла и да­же не ви­де­ла ар­хи­ерея. Но­чью она вер­ну­лась с од­ной мо­на­хи­ней Аки­ли­ной, и они вме­сте чи­та­ли псал­тирь всю ночь до вы­но­са те­ла. На вы­но­се Ма­рия Ива­нов­на с мо­на­хи­ней Аки­ли­ной не бы­ли, по­кой­ную по­хо­ро­ни­ли без них.
Мо­на­хи­ня Аки­ли­на по­лу­чи­ла от сво­е­го на­сто­я­те­ля епи­ти­мью. Ма­рия Ива­нов­на же неде­лю спу­стя по­шла к Мат­ре­ше и все ей рас­ска­за­ла. Мат­ре­ша по­жа­ле­ла тет­ку:
– Что ж, ведь по­кой­ни­ца не ви­но­ва­та, что так схо­ро­ни­ли ее.
В это вре­мя у Мат­ре­ши си­де­ли три мо­на­хи­ни из Вла­ди­мир­ской пу­сты­ни. Вдруг Мат­ре­ша и го­во­рит мо­на­хи­ням:
– Вы что так уж хо­ро­шо очень с Ма­ри­ей Ива­нов­ной-то раз­го­ва­ри­ва­е­те?
– Мы ее дав­но не ви­да­ли, на­го­во­рить­ся хо­тим.
– Да ведь она об­нов­лен­ка!
«Бо­же мой, ес­ли бы вы мог­ли се­бе пред­ста­вить, – го­во­ри­ла Ма­рия Ива­нов­на, – как они в од­ну се­кун­ду вста­ли и ушли от ме­ня в дру­гую ком­на­ту, и я оста­лась од­на! На­сту­пи­ла мерт­вая ти­ши­на. Я не мо­гу пе­ре­дать то со­сто­я­ние, оно бы­ло ужас­но. Гля­жу я на Рас­пя­тие и ду­маю: – Гос­по­ди! Все от ме­ня от­сту­пи­лись, не от­сту­пись Ты от ме­ня!»
Ма­рия Ива­нов­на страш­но за­пла­ка­ла. Она мо­ли­лась и ка­я­лась в ду­ше, и так пла­ка­ла дол­го. На­ко­нец Мат­ре­ша по­жа­ле­ла ее:
– Ну вот, по­пла­ка­ла, по­ка­я­лась пред Гос­по­дом Бо­гом, по­го­вей, при­ча­стишь­ся, на ду­ху свя­щен­ни­ку ска­жешь, вот и все.
– Как же мне нуж­но бы­ло по­сту­пить, не на­до бы­ло бы со­всем мне чи­тать?
– Да, не на­до бы­ло те­бе чи­тать.
– А ты-то бу­дешь ме­ня при­ни­мать?
– Да я-то что, вот по­ка­я­лась пе­ред Бо­гом, вот и все!
По­сле этих слов Ма­рии Ива­новне сде­ла­лось ве­се­ло и ра­дост­но, и мо­на­шен­ки опять по-преж­не­му с ней за­го­во­ри­ли.
Осо­бен­но Мат­ре­ша лю­би­ла мо­на­хинь и во­об­ще де­виц. Мо­на­хинь ста­ви­ла вы­ше мир­ских, все им про­ща­ла, бы­ва­ла с ни­ми, как ре­бе­нок.
Из свя­тых мест с наи­боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем Мат­ре­ша от­но­си­лась к Иеру­са­ли­му, к мо­на­сты­рям Ди­ве­ев­ско­му и Са­ров­ско­му. Она го­во­ри­ла о них с осо­бен­ным уми­ле­ни­ем и лю­бо­вью. Сво­им бла­го­че­сти­вым по­се­ти­те­лям она по­сто­ян­но со­ве­то­ва­ла схо­дить в Ди­ве­е­во и Са­ров, счи­тая их ме­ста­ми осо­бен­но­го при­сут­ствия бла­го­да­ти Бо­жи­ей. И ра­до­ва­лась, ко­гда ис­пол­ня­лись эти ее со­ве­ты.
На­хо­дясь без­вы­ход­но в сво­ей ком­нат­ке, Мат­ре­ша зна­ла мно­гих свя­тых и бла­го­че­сти­вых лю­дей, рас­се­ян­ных по ли­цу зем­ли рус­ской, и на­хо­ди­лась с ни­ми во внут­рен­нем бла­го­дат­ном об­ще­нии, хо­тя она ни­ко­гда их не ви­де­ла и не го­во­ри­ла с ни­ми.
Мат­ре­ша сво­им внут­рен­ним, ду­хов­ным взо­ром как бы на­сквозь ви­де­ла каж­до­го из сво­их по­се­ти­те­лей и каж­до­му да­ва­ла то, что для него нуж­но, по­лез­но, необ­хо­ди­мо в за­ви­си­мо­сти от его на­стро­ен­но­сти, его ду­хов­ных немо­щей и нужд, в за­ви­си­мо­сти от усло­вий и об­сто­я­тельств, сре­ди ко­то­рых ему при­хо­ди­лось жить.
Од­них она учи­ла и на­став­ля­ла; дру­гих об­ли­ча­ла и рас­кры­ва­ла им их гре­хи и по­ро­ки; тре­тьих обод­ря­ла и уте­ша­ла в тя­же­лых об­сто­я­тель­ствах жиз­ни; чет­вер­тых пре­ду­пре­жда­ла, ука­зы­вая по­след­ствия их оши­боч­но­го пу­ти, стрем­ле­ний и на­ме­ре­ний; пя­тых ис­це­ля­ла от бо­лез­ней, – и всех вме­сте ста­ра­лась на­пра­вить на путь ис­тин­ной, бо­го­угод­ной хри­сти­ан­ской жиз­ни. Этим объ­яс­ня­ет­ся и раз­но­об­ра­зие ее от­но­ше­ний к по­се­ти­те­лям. Од­них она при­ни­ма­ла чрез­вы­чай­но лас­ко­во, с ра­до­стью и уча­сти­ем, как до­ро­гих и близ­ких сво­их лю­дей. Дру­гих она про­го­ня­ла от се­бя, что бы­ло все же очень ред­ко. Все это бы­ва­ло, как го­во­ри­ли ее по­се­ти­те­ли, или в тех слу­ча­ях, ко­гда че­ло­век за­хо­дил к бла­жен­ной из празд­но­го лю­бо­пыт­ства, или то­гда, ко­гда это нуж­но бы­ло для ис­прав­ле­ния че­ло­ве­ка. Ко­гда та­кой че­ло­век пой­дет от Мат­ре­ши, он по­ду­ма­ет о се­бе и со­зна­ет гре­хи свои. Ес­ли он по­сле это­го опять при­хо­дил к Мат­ре­ше, то она с ра­до­стью при­ни­ма­ла его.
По мо­лит­вам бла­жен­ной Мат­ро­ны со­вер­ша­лись ис­це­ле­ния от мно­же­ства тя­же­лых неду­гов, ко­гда да­же вра­чи не ве­ри­ли вы­здо­ров­ле­нию, так как со­всем недав­но ви­де­ли небла­го­при­ят­ный ис­ход. Ис­це­ля­лись и от пьян­ства, и от бес­но­ва­ния. Ан­на, мо­ло­дая де­вуш­ка 19 лет из со­сед­не­го се­ла всту­пи­ла в пар­тию про­тив во­ли ро­ди­те­лей, лю­дей ре­ли­ги­оз­ных и доб­рых. Вско­ре по­сле это­го у Ан­ны от­ня­лись ру­ка и но­га. Шесть недель по­ле­жа­ла де­вуш­ка до­ма непо­движ­но, и вра­чи не мог­ли ей по­мочь. Мать от­вез­ла Ан­ну на ло­ша­ди к Мат­ре­ше. Мат­ре­ша по­ма­за­ла де­вуш­ку мас­ли­цем из сво­ей лам­пад­ки, и Ан­на ста­ла по­сте­пен­но по­прав­лять­ся и на­ча­ла хо­дить, но пол­но­го вы­здо­ров­ле­ния не бы­ло. Через два го­да Мат­ро­на бла­го­сло­ви­ла Ан­ну съез­дить в Са­ров и Ди­ве­е­во. По пу­ти в Са­ров мать с Ан­ной но­че­ва­ли до­ма у бла­го­че­сти­вой жен­щи­ны, имев­шей до­ма свя­ты­ню из Иеру­са­ли­ма. То­гда об­на­ру­жи­лось, что де­вуш­ка одер­жи­ма бе­сом – она ис­пу­га­лась свя­ты­ни, за­кри­ча­ла и бро­си­лась бе­жать. В Ди­ве­е­ве, по­се­тив бла­жен­ную Ма­рию Ива­нов­ну и ис­ку­пав­шись в ис­точ­ни­ке пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, Ан­на ис­це­ли­лась ду­шев­но. По­сле это­го слу­чая Ан­на ста­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щим че­ло­ве­ком и очень по­чи­та­ла Мат­ро­ну.
На­чи­ная с Ве­ли­ко­го по­ста 1933 го­да, Мат­ре­ша за­мет­но пе­ре­ме­ни­лась. Ес­ли рань­ше она со все­ми дер­жа­лась очень про­сто, всех жа­ле­ла, вни­ка­ла в го­ре каж­до­го че­ло­ве­ка, бе­се­до­ва­ла по­дол­гу и охот­но, об­суж­дая вся­кие де­ла жи­тей­ские, то те­перь бла­жен­ная как буд­то со­всем пе­ре­ста­ла ин­те­ре­со­вать­ся зем­ной жиз­нью. О жи­тей­ских де­лах она ста­ла го­во­рить ред­ко и неохот­но, толь­ко в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. За­то о жиз­ни ду­хов­ной, тем бо­лее о бу­ду­щей жиз­ни она го­то­ва бы­ла го­во­рить день и ночь. Очень охот­но, с лю­бо­вью при­ни­ма­ла она та­ких лю­дей, ко­то­рые шли к ней с во­про­са­ми ду­хов­но­го по­ряд­ка.
– Я ведь те­перь не Мат­ре­на, – ска­за­ла она то­гда од­ной из по­чи­та­тель­ниц, – а Мар­да­рия… О бла­жен­ной го­во­ри­ли, что она бы­ла тай­но по­стри­же­на в ино­че­ский чин са­ров­ски­ми стар­ца­ми, но на­сколь­ко эти раз­го­во­ры бы­ли до­сто­вер­ны, мы те­перь не мо­жем су­дить.
В кон­це июня 1933 го­да Мат­ре­шу по­се­тил ее жиз­не­опи­са­тель, на­сто­я­тель Ка­си­мов­ско­го Ка­зан­ско­го мо­на­сты­ря свя­щен­ник Ни­ко­лай Прав­до­лю­бов со сво­ей ма­туш­кой Пе­ла­ги­ей Ива­нов­ной. Мат­ре­ша бе­се­до­ва­ла с ни­ми дол­го и охот­но. Она мно­го го­во­ри­ла о тя­же­сти жиз­ни, о стра­да­ни­ях, о необ­хо­ди­мо­сти тер­петь все, что по­сы­ла­ет Гос­подь. В под­твер­жде­ние сво­их слов и мыс­лей при­во­ди­ла тек­сты из Свя­щен­но­го Пи­са­ния, фак­ты и со­бы­тия из жиз­ни свя­тых, про­чи­та­ла мо­лит­ву, при­слан­ную ей с Афо­на. Од­на­ко от раз­го­во­ров о се­бе Мат­ре­ша укло­ня­лась, от­ве­ча­ла об­щи­ми фра­за­ми, хо­тя отец Ни­ко­лай с ма­туш­кой очень этим ин­те­ре­со­ва­лись и рас­спра­ши­ва­ли ее.
О по­след­них днях и кон­чине бла­жен­ной Мат­ро­ны из­вест­но сле­ду­ю­щее.
Ле­том 1935 го­да в Бель­ко­ве бы­ло за­ве­де­но де­ло «по­пов Прав­до­лю­бо­вых и боль­но­го вы­род­ка Мат­ре­ны Бе­ля­ко­вой». На­ча­лось оно с до­но­са од­но­го жи­те­ля го­ро­да Ка­си­мо­ва на свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Прав­до­лю­бо­ва в свя­зи с ру­ко­пис­ной кни­гой, со­бран­ной и под­пи­сан­ной им и его бра­том, и при­го­тов­лен­ной к пе­ча­ти. Бы­ли аре­сто­ва­ны 10 че­ло­век (хо­тя долж­ны бы­ли быть аре­сто­ва­ны 12). Од­на жен­щи­на умер­ла, по­лу­чив по­вест­ку с тре­бо­ва­ни­ем явить­ся в От­де­ле­ние НКВД г. Ка­си­мо­ва. По спис­ку долж­на бы­ла быть аре­сто­ва­на и бла­жен­ная Мат­ро­на. Все аре­сто­ван­ные бы­ли уже от­прав­ле­ны в Ря­зань и Моск­ву, а Мат­ро­ну бо­я­лись тро­гать.
На­ко­нец бы­ло со­бра­но кол­хоз­ное со­бра­ние, на ко­то­ром по­ста­но­ви­ли «изъ­ять» Мат­ро­ну Гри­горь­ев­ну Бе­ля­ко­ву как «вред­но­го эле­мен­та». Из 300 жи­те­лей се­ла под­пи­са­лись 24 ак­ти­ви­ста. Сель­со­вет дал ха­рак­те­ри­сти­ку «на Бе­ля­ко­ву М.Г.», в ко­то­рой она пря­мо и от­кры­то на­зва­на свя­той без вся­ких ка­вы­чек и иро­нии. «Дан­ная гр. яв­ля­ет­ся вред­ным эле­мен­том в де­ревне, она сво­ей свя­то­стью силь­но вли­я­ет на тем­ную мас­су… Вви­ду это­го по с/с за­дер­жи­ва­ет­ся ход кол­лек­ти­ви­за­ции».
По­сле от­прав­ки за­клю­чен­ных в Ря­зань бы­ла по­сла­на ма­ши­на и за бла­жен­ной Мат­ро­ной. Подъ­е­ха­ли к ее до­му днем, не та­ясь. Во­шли. Тут их охва­тил страх, по­дой­ти бо­я­лись. По дол­гу служ­бы по­до­шел пред­се­да­тель сель­со­ве­та и, пре­одоле­вая страх, под­нял Мат­ре­нуш­ку с ее до­ща­той по­сте­ли. Мат­ро­на за­кри­ча­ла то­нень­ким го­лос­ком. На­род оце­пе­нел. Пред­се­да­тель стал вы­но­сить. В две­рях ска­зал: «Ой, ка­кая лег­кая!» Мат­ро­на от­ве­ти­ла: «И твои дет­ки та­ки­ми лег­ки­ми бу­дут».
Несколь­ко лет на­зад про­то­и­е­рей Тро­иц­ко­го хра­ма по­сел­ка Гусь-Же­лез­ный отец Се­ра­фим хо­ро­нил од­но­го из сы­но­вей то­гдаш­не­го пред­се­да­те­ля. Он был очень ма­лень­ко­го ро­ста. Все де­ти пред­се­да­те­ля пе­ре­ста­ли рас­ти по­сле аре­ста бла­жен­ной Мат­ро­ны.
Ма­ши­на два­жды ло­ма­лась по до­ро­ге в Ка­си­мов. Кто-то дер­жал на ру­ках бла­жен­ную Мат­ро­ну, по­ка ма­ши­ну ре­мон­ти­ро­ва­ли. Из Ка­си­мо­ва ее быст­ро увез­ли в Ря­зань и за­тем в Моск­ву.
Пред­се­да­тель, «изы­мав­ший» бла­жен­ную Мат­ро­ну, несколь­ко лет спу­стя очень тя­же­ло уми­рал. Де­ло бы­ло ле­том. Дом сто­ял с от­кры­ты­ми ок­на­ми из-за жа­ры. Он кри­чал так гром­ко от бо­ли, что слы­ша­ло пол­де­рев­ни. В на­ро­де го­во­ри­ли: «Это те­бе не Мат­ре­шень­ку под­ни­мать!» Но он по­звал свя­щен­ни­ка и ис­кренне и го­ря­чо ка­ял­ся в сво­их гре­хах, умер в ми­ре с Цер­ко­вью.
Про мос­ков­ский пе­ри­од жиз­ни бла­жен­ной Мат­ро­ны име­ют­ся скуд­ные све­де­ния. В Москве она про­жи­ла по­чти год. Пред­по­ло­жи­тель­но, она бы­ла за­клю­че­на в Бу­тыр­скую тюрь­му. Но про­бы­ла она там недол­го, по­то­му что сде­ла­лась объ­ек­том по­чи­та­ния по­чти всех за­клю­чен­ных, ко­то­рые на­ча­ли петь ака­фи­сты и мо­лить­ся. Ее долж­ны бы­ли ку­да-то деть. Убить бо­я­лись, а от­пра­вить в ла­герь не поз­во­лял при­мер тю­рем­но­го мо­лит­вен­но­го подъ­ема за­клю­чен­ных.
По дру­гим дан­ным, без­на­деж­но болев­шая мать сле­до­ва­те­ля, ве­ду­ще­го де­ло бла­жен­ной Мат­ро­ны, по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние от Мат­ро­ны, и сле­до­ва­тель су­мел осво­бо­дить ее как боль­ную и уми­ра­ю­щую. Он по­ме­стил ее в дом пре­ста­ре­лых и увеч­ных боль­ных.
До­ку­мен­таль­но за­сви­де­тель­ство­ва­но, что бла­жен­ная Мат­ро­на умер­ла от сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти 16/29 июля 1936 го­да в До­ме хро­ни­ков име­ни Ра­ди­ще­ва в Москве, неда­ле­ко от хра­ма Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ды­кине. Так как ря­дом с До­мом хро­ни­ков бы­ло боль­шое Вла­ды­кин­ское клад­би­ще, ча­стич­но со­хра­нив­ше­е­ся до на­ше­го вре­ме­ни, то мож­но сде­лать пред­по­ло­же­ние, что бла­жен­ная Мат­ро­на бы­ла по­хо­ро­не­на здесь же на мест­ном ста­ром клад­би­ще.

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия, про­слав­ле­ние свя­той бла­жен­ной Мат­ро­ны Ане­мня­сев­ской бы­ло со­вер­ше­но в го­ро­де Ка­си­мо­ве Ря­зан­ской епар­хии в чет­верг Фо­ми­ной неде­ли 9/22 ап­ре­ля 1999 го­да ар­хи­епи­ско­пом Ря­зан­ским и Ка­си­мов­ским Си­мо­ном с со­бо­ром ду­хо­вен­ства Ря­зан­ской епар­хии. Бла­жен­ная Мат­ро­на Ане­мня­сев­ская сна­ча­ла бы­ла про­слав­ле­на как мест­но­чти­мая свя­тая Ря­зан­ской епар­хии, а на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре она бы­ла ка­но­ни­зи­ро­ва­на в ли­ке но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния. По­двиг ее свя­то­сти со­че­та­ет в се­бе как при­мер необы­чай­но­го тер­пе­ния, по­ста и мо­лит­вы, так и об­раз ис­по­вед­ни­че­ства.

Источник: сайт азбука.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

 

 

Преподобный Арсе́ний Новгородский, Христа ради юродивый

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО АРСЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО

Пре­по­доб­ный Ар­се­ний Нов­го­род­ский, в ми­ру Ам­вро­сий, ро­дил­ся в г. Рже­ве в се­мье бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан. Отец его, Гри­го­рий, за­ни­мал­ся вы­дел­кой кож и на­учил сво­е­му ре­ме­с­лу сы­на. Ам­вро­сий для под­дер­жа­ния ро­ди­те­лей при­леж­но за­ни­мал­ся этим ре­меслом, не за­бы­вал он и ни­щих, ко­то­рых на­де­лял ми­ло­сты­ней. Вос­пи­тан­ный во вся­ком бла­го­че­стии, он еже­днев­но по­се­щал хра­мы Бо­жии для мо­лит­вы. По смер­ти от­ца Ам­вро­сий был по­нуж­да­ем ма­те­рью всту­пить в су­пру­же­ство с де­ви­цей Ма­ри­ей, но и пол­го­да не про­жил с су­пру­гой.

Как неко­гда Ав­ра­ам оста­вил дом ро­ди­тель­ский, чтобы ид­ти стран­ни­ком на зов Бо­жий, так и сей бла­жен­ный юно­ша оста­вил все свое – и дом, и прис­ных – и втайне от них бе­жал в Ве­ли­кий Нов­го­род. В Нов­го­ро­де он ис­пол­нял ко­же­вен­ные ра­бо­ты, тай­но со­вер­шая спа­си­тель­ный по­двиг по­ста и мо­лит­вы. Через пять лет свя­той Ам­вро­сий на­пи­сал пись­мо жене и ма­те­ри, в ко­то­ром уте­шал их еван­гель­ским обе­ща­ни­ем веч­ной бла­жен­ной жиз­ни тем, кто оста­вит ра­ди Гос­по­да мать, же­ну, де­тей, иму­ще­ство (Мф.19,29).

В 1562 го­ду с по­мо­щью Фе­о­до­ра Ди­мит­ри­е­ви­ча Сыр­ко­ва, бла­го­че­сти­во­го стро­и­те­ля хра­мов и мо­на­сты­рей, свя­той Ам­вро­сий ос­но­вал оби­тель и храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, что на Яро­слав­ском дво­ри­ще (тор­го­вая сто­ро­на Нов­го­ро­да, на пра­вом бе­ре­гу ре­ки Вол­хов), по со­сед­ству с хра­мом в честь свя­тых жен-ми­ро­но­сиц. В этой же оби­те­ли он при­нял мо­на­ше­ский пост­риг с име­нем Ар­се­ний.

В об­ра­зе Ан­гель­ском еще бо­лее усу­гу­бил пре­по­доб­ный Ар­се­ний свой по­двиг, ибо все­го се­бя пре­дал люб­ви Бо­жи­ей, и жи­тель­ство его, по сло­ву апо­столь­ско­му, бы­ло со­кро­вен­но со Хри­стом в Бо­ге (Кол.3,3). Жизнь он вел са­мую стро­гую, до­во­ль­ство­вал­ся ма­лым; на те­ле но­сил вери­ги, ко­то­рые бы­ли при­кры­ты та­кой бед­ной и вет­хой одеж­дой, что ни­ка­кой бед­няк не по­за­рил­ся бы на нее. Угод­ник Бо­жий на­ря­ду со стро­гим по­стом и утруж­де­ни­ем пло­ти за­ни­мал­ся внут­рен­ним де­ла­ни­ем: его ум был по­сто­ян­но за­нят мо­лит­вой, со­про­вож­дав­шей­ся бла­го­дат­ным да­ром слез. В по­след­ние го­ды зем­ной жиз­ни пре­по­доб­ный Ар­се­ний жил в за­тво­ре в сво­ем мо­на­сты­ре. Из его очей по­сто­ян­но тек­ли сле­зы по­ка­я­ния, и пла­кал он так­же о сво­ей зем­ной от­чизне, про­ви­дя гроз­ные бе­ды, го­то­вые об­ру­шить­ся на гор­дых нов­го­род­цев за их без­за­ко­ния.

В 1570 го­ду царь Иоанн Гроз­ный пре­дал же­сто­кой каз­ни ты­ся­чи нов­го­род­цев. Узнав о пре­по­доб­ном Ар­се­нии, царь при­шел к нему с щед­ры­ми по­дар­ка­ми. Но свя­той не при­нял да­ров, упрек­нув ца­ря за же­сто­кость, стро­го го­во­ря: «Мно­гие непо­вин­ные ду­ши по­слал ты в Цар­ство Небес­ное». Ко­гда, со­би­ра­ясь в Псков, Иоанн Гроз­ный вновь при­шел к пре­по­доб­но­му Ар­се­нию и про­сил бла­го­сло­ве­ния на до­ро­гу, по­движ­ник ска­зал: «Зав­тра, го­су­дарь, го­тов и я в путь». Об­ра­до­вал­ся его го­тов­но­сти царь, но это бы­ло толь­ко та­ин­ствен­ное пред­ска­за­ние о собст­вен­ной кон­чине. На­ут­ро, при­об­щив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, пре­по­доб­ный Ар­се­ний пре­дал на мо­лит­ве чи­стую свою ду­шу Бо­гу 12 июля 1570 (1571) го­да.

По­греб­ли свя­то­го Ар­се­ния в том же за­тво­ре, где он со­вер­шал спа­си­тель­ный по­двиг. По­сле об­ре­те­ния нетлен­ных мо­щей пре­по­доб­но­го над ни­ми бы­ла по­стро­е­на ча­сов­ня, а за­тем де­ре­вян­ная цер­ковь в честь Рож­де­ства Хри­сто­ва. Со­хра­ни­лась за­пись 1634 го­да: «На тор­го­вой сто­роне, в мо­на­сты­ре Ар­се­нье­ве мо­щи пре­по­доб­но­го Ар­се­ния ле­жат под спу­дом; от мо­щей его при­хо­дя­щим с ве­рою ис­це­ле­ния бы­ва­ют. Тро­парь и кондак ему со­став­лен…» Не ра­нее 1701 го­да бы­ло на­пи­са­но жи­тие свя­то­го Ар­се­ния и со­став­ле­на ему служ­ба. 21 ян­ва­ря 1787 го­да нетлен­ные мо­щи по­движ­ни­ка бы­ли пе­ре­не­се­ны в Ки­рил­лов мо­на­стырь близ Нов­го­ро­да и по­ло­же­ны на юж­ной сто­роне со­бор­ной церк­ви во имя свя­ти­те­лей Афа­на­сия и Ки­рил­ла Алек­сан­дрий­ских (па­мять 18/31 ян­ва­ря). Там же был по­стро­ен и освя­щен в сен­тяб­ре 1793 го­да при­дел во имя пре­по­доб­но­го Ар­се­ния, а в 1812 го­ду устро­е­на но­вая по­зо­ло­чен­ная гроб­ни­ца. Па­мять пре­по­доб­но­го Ар­се­ния празд­но­ва­лась в оби­те­ли в пер­вое вос­кре­се­нье по­сле 18 ян­ва­ря, то есть по­сле хра­мо­во­го празд­ни­ка мо­на­сты­ря. В честь пре­по­доб­но­го Ар­се­ния был освя­щен так­же при­дел в хра­ме в честь Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в г. Рже­ве.

В древ­нем жи­тии пре­по­доб­ный Ар­се­ний на­зван юро­ди­вым Хри­ста ра­ди.

Источник: сайт азбука.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Какому святому молиться за самоубийц

Суицид — самый большой из возможных и самый страшный в своей сути грех, когда человек не только отвергает Божий дар жизни, но и лишает себя возможности покаяния. Такого человека не отпевают в Церкви, его нельзя поминать на литургии.

Какая жуткая участь. Какое страшное горе для родных и близких несчастного человека… Многие родственники самоубийц в этой ситуации не знают, как им поступить, что еще можно сделать, кроме келейной (домашней) молитвы за усопшего и добрых дел от его имени.

В Православной Церкви множество святых, к которым можно молитвенно обращаться с просьбой о ходатайстве перед Богом. Каждый из них может помочь в любой жизненной ситуации. Однако особенно чутко святые откликаются на те скорби, через которые они прошли сами.

Но к кому из святых обращаться родственникам человека, который покончил с собой? Кто из святых прошел через это страшное испытание? Кто пронес через свою жизнь крест молитвенного подвига во имя спасения ближнего-самоубийцы?

Такой человек есть. Эта святой жизни русская дева жила в Грузии совсем недавно, в ХХ веке. Зовут ее Анастасия Ивановна Никишева, известная в народе как Анастасия сидящая. Анастасия еще не прославлена в лике святых Православной Церкви. Как еще совсем недавно также можно было сказать о Матроне Московской ( прославлена в 1999 году), Ксении Петербургской (прославлена в 1988 году) или святом праведном Иоанне Кронштадтском (прославлен в 1990 году). Но обращаться к ней с молитвами о ходатайстве за ближних перед Богом можно уже сейчас.

Вот рассказ о ее жизни. Возможно, скоро мы будем называть его житием…

Анастасия Никишева родилась в 1886 году в Тбилиси. Ее отец был родом из Петербурга, приехал в Грузию по работе – строить железную дорогу. Тем, кто работал в паровозном депо, в то время давали участки под дом в Нахаловке. Росла Анастасия при мачехе – мать рано умерла, отец женился во второй раз, и в этом браке родились две дочери. К 18 годам девушка осталась круглой сиротой. Рассказывают, что Анастасия пленяла своей красотой. Она работала телефонисткой, ходила на танцы, которые устраивались в здании нынешнего Дворца молодежи. Ухаживали за ней многие, но сердце она отдала одному молодому офицеру. Как-то раз девушка вернулась домой позднее обычного, и за это подверглась наказанию от мачехи. Ее заперли в доме. Когда на следующий день возлюбленный Анастасии пришел ее повидать, мачеха заявила, что девушка тронулась рассудком и ее забрали в сумасшедший дом. Влюбленного так потрясла эта новость, что он выхватил револьвер и застрелился на пороге дома Анастасии.

Девушка тяжело переживала смерть любимого. Она отреклась от внешнего мира, выбрав себе суровое наказание. Села на корточки, на пятки во дворе своего дома и больше не вставала до конца жизни. Так она провела 65 лет (!). Она вымаливала у Господа своего покончившего с собой жениха. Анастасия прожила 84 года. Трудно даже представить себе такое, не то чтобы осуществить! Но, то нам, людям обычным, решимость же и выдержка Анастасии не от мирской жизни. Иначе как чудом это не назовешь. Может быть, способность управлять физическим телом дается лишь тем единицам из тысячи тысяч, кто полностью укротил свой дух. Кто отказался от благ и простых человеческих радостей, посвятив себя искуплению и смирению. Она молилась дни и ночи, не замечая ни дождя, ни снега, ни ветра. Голова ее упиралась в колени. В таком положении по всем физическим законам она должна была замерзнуть, если бы очень повезло – занедужить. Но Анастасия ни на что не жаловалась, силы не покидали ее. Спала сидя. Зимой укрывалась лишь вязаной шалью, так и сидела заснеженная. Голову всегда просила брить наголо, нисколько не жалея об утраченной женской красоте. Ни у кого не брала одежду.

Она отказалась от мира, но мир сам пришел к ней. Молва об Анастасии ширилась, к ней стали приходить люди со своими бедами и просьбами. Расставляли во дворе зеленые скамеечки (краску для них добывали в паровозном депо) и молились вместе с Анастасией, пели, спрашивали о том, что их тревожит. Подвижнице приносили фрукты, но брала она их не у всех. Если человек не нравился, откатывала яблоки к воротам, бранила. В советские атеистические времена верующим приходилось нелегко, их могла разогнать милиция. Но люди ничего не боялись.

Архимандрит Рафаил (Карелин) в своей книге «Тайна спасения. Беседы о духовной жизни» пишет, что особенно много народа приходило к Анастасии во время войны – узнать о судьбе близких. «Если она давала землю, это означало, что человек был убит. Бывали случаи, когда в пост она давала посетителю мясо. Это смущало некоторых людей, но тем самым она приточно показывала, как мы держим свой внутренний пост, в каком состоянии наше сердце». «Почти все люди, посещавшие Анастасию, рассказывали, как сбывались вещие ее слова». О пророческом даре матушки прослышали и сильные мира сего. Родной племянник Анастасии, Георгий Сазонов вспоминает, как однажды пришла в этот двор мать Берия, в сопровождении охраны из двух человек. Она протянула маленькому Георгию яблоко и сказала: «Пойди, поиграй». Содержание беседы осталось для мальчика тайной. Помнит Георгий и визит Василия Мжаванадзе, первого секретаря ЦК КП Грузии. Старица предрекла ему, что через год в Тбилиси случится сильное наводнение, и вода смоет весь правый берег. Мжаванадзе принял меры, укрепил набережную. Кура действительно на следующий год вышла из берегов, но столица не пострадала. 

Волею Божьей двор, где жила старица, сохранился по сей день. Поднимаешься от переходного моста к улице Химшиашвили. Старые деревянные ворота (их не меняли с самой войны), стражи тишины – высокие кипарисы. Племянник Анастасии тоже живет уединенно, соседи практически ничего о нем не знают. Я приходила сюда несколько раз, но дверь неизменно оказывалась закрытой. И когда начала сомневаться, что что-то получится, зазвонил мой телефон: Георгий прочел оставленную мной записку. Наверное, Анастасия хотела, чтобы я пришла к ней трижды…

Место, где сидела Анастасия, обнесено низким заборчиком. Внутри стоит фотография молодости – улыбающаяся Анастасия и икона преподобномученицы Анастасии Римляныни. Под фото горит лампадка. В последние годы матушку перевели под навес. Она очень не хотела, сопротивлялась, вспоминает Георгий. Войти в эту маленькую келью, прикрытую занавесью, можно лишь согнувшись в три погибели. Высота потолка – чуть больше метра. Весь угол стены занимают иконы – никаких личных вещей. Нехитрый скарб – кое-что из посуды разобрали верующие. Георгий жалел тетю, у входа под навес поставил дровяную печку. Чаще всего она сидела у входа, прислонившись к косяку. Так и отошла в мир иной. 

За долгие годы сидения ноги ее под коленями срослись. Хоронили старицу в специальном гробу – со ступенчатой крышкой. Людской поток не прекращался – проститься с Анастасией приходили все те, кому она помогла своими молитвами, советами, исцелила, открыла истину.

Со дня смерти Анастасии прошло почти полвека (1970), а люди продолжают обращаться к ней за помощью. На ее могиле на Кукийском кладбище никогда не бывает безлюдно. По воскресеньям проводится служба. Посетители кладут на могилу яблоки, хлеб, соль, а спустя какое-то время забирают, веруя в целебную силу, надеясь, что Анастасия не оставит их в беде. Приезжают и издалека – из Франции, Америки…

Георгий ухаживал за сидящей Анастасией всю свою жизнь. Он знает и помнит то, что уже стерлось, забылось или малоизвестно о подвижнице. Чтобы искупать Анастасию, женщины приносили воду из бани, в ведрах. На том месте, где она сидела, устраивали ширму из простыней. Мыли ее один раз в год – 19 января, на Крещение Господне. Трескучий мороз, зима на дворе, в воздух поднимаются облака пара… Анастасия могла по несколько дней не принимать пищу, соглашаясь разделить трапезу лишь вместе с посетителями. Иногда вязала. Георгию каждый день за его старания дарила пять копеек, давала ему лимонад «Лагидзе».

«В моей жизни мне приходилось встречать людей, которые жили в атмосфере какого-то постоянного чуда, – написал архимандрит Рафаил Карелин. – Как будто физические законы, немощи человеческого тела, страсти, колеблющие душу, не существовали, как будто, если выразиться образно, для них не было самого притяжения земли. Таким человеком была Анастасия, которую в народе называли «сидящей Анастасией».

Чтобы не перегужать статью, мы не стали рассказывать здесь о чудесах, связанных с Анастасией – и прижизненных и посмертных. Желающие легко смогут найти их в интернете.

Список чудес пополняется постоянно. Пишется книга про сидящую Анастасию, хотят снять фильм. Живы свидетели подвига матушки Анастасии. Архимандрит Рафаил (Карелин)описывает ее подвиг в своей книге «Тайна спасения». Написаны статьи и описаны чудеса. Написана в Патриархии и икона, но пока без нимба, так как не было еще церковного прославления. Но, видимо, настал час воли Божией, когда милостивый Господь по воле Своей святой дает ей Свою безграничную силу творить великие чудеса на великую радость и утешение всем скорбящим и обремененным.

Матушка Анастасия, милая, родная, драгоценная… Господом нам в дар дарованная, моли Бога о нас и не оставь нас без твоего молитвенного покрова.

Да помянет Тебя Господь во Царствии Своем.

 

Писатель Юлия Крюкова написала замечательный художественный рассказ об Анастасии.

Рассказ этот недавно был озвучен благотворительным проектом “Длань”, и вы можете послушать его аудиоверсию. Длительность рассказа 42 минуты.

Православная Россия, Москва. Православие - Религия России! iz-suicida-v-vechnost Какому святому молиться за самоубийц Церковь  Юродивые Тбилисси Суицид Самоубийство Русская Церковь Русская Православная Церковь Православная Россия Неканонизированные святые Кому молиться за самоубийц Грузинская Православная Церковь Блаженные Анастасия сидящая Анастасия Никишева Анастасия Ивановна Никишева

Рассказ о Анастасии Сидящей на сайт “В контакте”:

https://vk.com/audios-11962384?section=playlists&z=audio_playlist-11962384_79895757

Рассказ о Анастасии Сидящей на сайте Клуба аудиокниг:

https://audioknigi.club/kryukova-yuliya-iz-suicida-v-vechnost-spasenie-dlinnoyu-v-zhizn

В статье использованы материалы сайтов православие.ру и русский клуб (рцмагазине.ге)

 

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org