Позвольте ребенку победить ваш эгоизм

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org

Настоящая любовь

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.orgro

Аборт – чувство вины на всю жизнь

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org

Аборт – не медицина

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org

Как random спас жизнь

Одна женщина забеременела во второй раз. В принципе, один взрослый ребенок у нее уже был, карьера шла в гору, да и возраст не молодёжный… В итоге решила она прервать беременность. Записалась к врачу на прием после работы.

Но тут произошло нечто, что перевернуло её жизнь…
Администратор в офисе, где она работала, через какой-то промежуток времени принудительно менял всем пароли на вход в компьютеры. Обычно он это делал с помощью генератора случайных паролей: программа случайным образом подбирала комбинацию букв и цифр, а он затем выбирал более или менее запоминающиеся и распределял по сотрудникам, которые под утро находили под клавиатурой кусочек бумажки с новым паролем.

Так вот, в тот день, когда женщина должна была идти на аборт, под клавиатурой она нашла свой новый пароль на компьютер: PLZMOMNO, что расшифровывается единственно как Please Mom No («Пожалуйста, Мама, Нет»).

Такой знак не заметит только слепой. Она позвонила и отменила прием у врача. Её ребенку сейчас уже пятый год. Первое слово, которое он произнес, было «спасибо».

У Вас есть два выбора:
1. Нажать рассказать друзьям … и быть может спасти жизнь или…
2. Игнорировать, будто эта история не затронула сердце…

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org

Мы жалеем котят…

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Беременность и рак — история одной победы

Четвертая стадия рака и беременность – можно ли это совместить? Что сделала женщина в такой страшной ситуации и чем закончилась эта история? Об этом – в нашей невыдуманной истории.

Когда Даниэла неожиданно почувствовала себя плохо, ее мужа не было дома. Он уехал паломником на Святую Гору Афон. У женщины поднялась и ничем не сбивалась высокая температура. Это случилось в мае 2005 года.

Беспокойство Даниэлы усилилось, когда к симптомам добавились слабость, обильное потоотделение и опухшие гланды. К тому времени, когда муж Даниэлы вернулся, срочная биопсия показала вторую стадию лимфомы Ходжкина – рака лимфоузлов.

Лечение помогало плохо, и спустя всего несколько месяцев Даниэла сражалась за свою жизнь с очень агрессивной формой рака, перешедшего в четвертую стадию.

– Держалась высокая температура, гланды опухли, все тело зудело, — вспоминает Даниэла в интервью журналу Familia Ortodoxă.

К сентябрю Даниэла уже практически не могла ходить. Из-за распухших гланд ее шея в два раза увеличилась в объеме. От боли и обильного потоотделения она не могла спать по ночам.

– Приходилось переодеваться по многу раз за ночь, температура не падала ниже 38 °C, — рассказывает она.

Даниэла начала тяжелый курс химиотерапии, за которым должно было последовать облучение. Однако вскоре она вынуждена был прервать лечение, потому что организм перестал справляться с побочными эффектами. Анализы быстро ответили на вопрос, что случилось: у Даниэлы начался туберкулез.

Теперь в дополнение к препаратам химиотерапии тело больной женщины накачали антибиотиками: чтобы справиться с туберкулезом, она в течение шести недель принимала девять различных антибиотиков. Затем врачи назначили томографию, чтобы посмотреть, насколько сильно болезнь повредила легкие женщины.

Две жизни на грани смерти

Вскоре Даниэла узнала, наверное, самую ошеломляющую новость в своей жизни.

– Во время томографии что-то пошло не так. Томограф неожиданно остановился, потом через какое-то время снова заработал.

Тогда она еще не знала, что врач остановил прибор, когда заметил, что он делает томографию не только ей одной.

Даниэла была беременна. Врач продолжил исследование только после того, как посоветовался с ее мужем, Ричардом.

– В результате меня облучили дважды, — рассказывает Даниэла.

Жизни, которая неожиданно обнаружилась у Даниэлы внутри, угрожали сразу три опасности. Во-первых, токсичные химиопрепараты, во-вторых, противотуберкулезные антибиотики, которые принимала мама. Вдобавок малыш только что получил двойную дозу облучения, а оно, как известно, приводит к тяжелым нарушениям развития у плода.

Врачи настаивали на прерывании беременности.

– В тот момент мы почти не верили, что все закончится хорошо, — говорит Ричард, — Я волновался за здоровье жены и совсем не думал о Боге. Мне тоже аборт казался самым правильным решением.

После томографии только один врач нашел слова поддержки для подавленной Даниэлы. Он сказал: «Неужели вы думаете, что Бог послал вам ребенка, чтобы позволить его матери умереть?»

«У вас нет права распоряжаться жизнью ребенка»

Даниэла и Ричард пришли к своему духовнику, православному священнику Иону Попеску с вопросом, следовать ли им совету врачей сделать аборт или нет.

– У вас нет права распоряжаться жизнью ребенка, — мягко ответил священник.

Оба вспоминают, что после этих слов у них словно гора с плеч упала, «как будто Бог снял с нас эту тяжесть и взял на себя». Они доверились Богу.

Успокоившись, Даниэла и Ричард вернулись к вере, как к неизменному источнику надежды, силы и твердости. Если раньше они считали, что справиться с болезнью помогут доктора и лекарства, то сейчас после того, как они узнали о ребенке и получили благословение от своего духовника, пара решила полностью довериться Богу.

Уповая на Бога, Даниэла решила прервать лечение и больше не думать о своей болезни. Теперь все ее мысли занимал малыш.

Даниэла и Ричард посвятили своего нерожденного ребенка Богородице и все время молились ей: «Матерь Божья, пожалуйста, спаси этого ребенка. Мы посвящаем его Тебе, он Твой. Пусть исполнится воля Твоя».

Пара просила помолиться о них многих верующих в округе. В монастыре, где живет брат Даниэлы – монах, за них так сильно переживали, что буквально «засыпали» небо просьбами спасти мать и дитя и молитвами о благополучном родоразрешении.

Даниэла обратилась к святым Таинствам своей Церкви, чтобы обрести в них силу и получить исцеление. Каждую неделю она соборовалась, часто исповедовалась, чтобы пребывать в мире с Богом, и старалась как можно чаще причащаться Святых Христовых Тайн.

Один из гинекологов, правда, продолжал настаивать на том, чтобы Даниэла сделала аборт. «Ты не можешь получить все и сразу: и самой вылечиться, и беременность сохранить, и родить здорового ребенка».

Но доктор ошибся.

Чудо

Маленький Антоний появился на свет 17 января 2007 г., в день памяти преподобного Антония Великого. К великому изумлению врачей, многочисленные анализы показали, что с ребенком все в полном порядке, он совершенно здоров.

– За нас молилось столько народу: монахи, священники, прихожане. Мы уверены, что Господь совершил это чудо по их молитвам, — уверены родители.

Еще сильнее доктора изумились, обнаружив, что состояние Даниэлы намного улучшилось. Рентген, сделанный маме после родов, показал, что туберкулеза больше нет.

– Врач сравнивала два рентгеновских снимка – один сделали до родов, второй – после – и не могла поверить, что это снимки одного и того же человека, который был так сильно болен и несколько месяцев никак не лечился в традиционном понимании.

Дальнейшие анализы показали, что по основному заболеванию – раку – у Даниэлы наступила ремиссия.

– С Даниэлой произошло самое настоящее чудо, — считает ее муж Ричард. – Мы уверены, что она получила исцеление благодаря нашей вере в Бога. Случай был совсем безнадежный. И в таких безнадежных случаях одними лекарствами не обойтись. Нужно молиться, много молиться.

У Даниэлы больше нет рака, она прекрасно себя чувствует и считает, что нелегкие испытания были ей посланы для того, чтобы «все увидели могущество Господа».

– То, что мы живы – это настоящее чудо. Через него Господь показал свое могущество.

Пара теперь всегда «благодарит Бога за ниспосланное испытание» и говорит, что оно «зажгло в наших сердцах огонь любви к Богу». Они бесконечно признательны своему духовнику за его мудрые слова, ведь именно с них и «началось чудо».

– Вы только подумайте, что с нами было бы, не дай нам тогда отец Ион Попеску по-настоящему благочестивый совет! – говорит Ричард. – Скорее всего, ни Даниэлы, ни Антония сейчас не было бы рядом со мной.

Комментарий от редакции: Ричард рассказал LifeSiteNews, что Антонию сейчас шесть лет, он «он стал «умным, красивым и послушным мальчиком», из которого «энергия просто бьет ключом», и «все его просто обожают». Даниэла по-прежнему прекрасно себя чувствует в окружении любящей семьи, включая дочь Микаэлу (ей 17 лет) и сына Андрея (ему 16).

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Девочка появилась на свет в результате убийства…

История отречения и обретения. Как смерть и жизнь идут рядом. Как вслед за жестокостью одних приходит милосердие других. Как любовь делает то, что равнодушию кажется невозможным…

Бесцветный ребенок сидел, свесив ножки между прутьями детской кроватки, и раскачивался, как китайский болванчик.
«Тараканьего» цвета волосы, тонкие кости, 6 кг живого веса в 2 года… Этой девочки не существовало официально, на неё не было заведено ни одного документа, потому что её в принципе не должно было быть: её мама сделала аборт…
Такой Богдану, чудом выжившую жертву, и увидели Пьянковы. «И Бог сказал в сердце: «Это будет ваша дочь».

В удивительной истории маленькой Богданы, пришедшей на землю в результате убийства, сплелось много историй взрослых людей. Судьбу её мамы мне рассказывают Пьянковы, Марина и Евгений, в маленьком кафе у конечной станции киевского метро. История коротка.

Кате (имя изменено) было 19, когда она узнала, что ждёт ребёнка. Сказать маме было страшно, молодой человек сразу дал денег на врача… На пятом месяце беременности она проколола курс специальных препаратов: начались прежде­временные роды, и плод, завёрнутый в зелёную бумагу, выкинули в жестяной таз — и она ещё успела услышать, как в тазике кто-то кряхтит… Уже потом, когда плод никак не хотел умирать, сестричка позвала врача, и 700-граммовую девочку стали спасать. А Катя ушла домой, уверенная, что всё кончено… Это её история отречения.

Женя Пьянков, взявший эту девочку в свою семью, когда ей исполнилось 2 годика, рассказывает мне ещё одну историю — свою. И это история обретения.

– Моя жизнь изменилась в 1997-м. Мне было 30 лет, я был разведён и вёл совершенно беззаботную жизнь: занимался бизнесом, зарабатывал деньги, фестивалил… У меня было всё: деньги, путешествия, даже женщина, не было одного — счастья. Деньги текли как вода. Но сколько ты их можешь съесть? Сделки проворачивались за сделками, но смысла в жизни не было… Бывало, выходил с работы и тупо сидел с бутылкой у фонтана…

Он начал пить. Пустота затягивала в свою воронку. Одиночество высасывало душу. Женя Пьянков пошёл в церковь. Принял крещение. «И жизнь моя преобразилась. Я оставил сомнительный бизнес, расстался с нелюбимой женщиной — моя жизнь вдруг стала важной, я понял, что раз Бог дал мне её, то я должен выполнить свою миссию на Земле».

Я не люблю высоких слов, поэтому уточняю у Жени Пьянкова, какова эта миссия. И он отвечает так, что мне становится неловко за свой тон. «Нести любовь туда, где её нет».

Женя Пьянков понёс свою любовь к Богдане. «Она ведь не имела любви — смерть ходила за ней с косой по пятам».

Но сначала он встретил Марину.

– Мы познакомились в церкви, поженились, у нас родилась Даша, и первые её годы жизни — у неё был врождённый вывих бедра — были посвящены борьбе за её здоровье. Но, когда ей было 4 года, она сама начала просить взять ребёнка из детского дома. Говорила: «Не хочу, чтобы маме было больно!» А для меня детский дом — особенное место: моя мама, дочь репрессированного священника, выросла там, и я навсегда запомнил её рассказы о том, как на детей «врагов народа» натравливали детей уголовников.

Так Женя с дочкой уговорили Марину сходить в детскую больницу, где лежали отказники.

И в первый же день увидели Богдану: эту палату, где лежали, по словам врачей, «один даун, один ДЦП и один абортный плод», даже не хотели показывать Пьянковым. И когда через неделю они вернулись за Богданой — и та, погладив Женю по щетине (первый раз видела мужчину!), впервые в жизни улыбнулась, — врачи крутили у виска: «Вы ненормальные! Зачем вам это растение? Что из неё вырастет? Она не ходит, не говорит, скорее всего, глухая!» Полгода ушло у Пьянковых на оформление документов. Через полгода Богдана была дома. Боялась всего: машин, высоты, клоуна в цирке, Деда Мороза, людей в чёрном. Марина покупала дочке одежду: в её 2 года приходилось брать шестимесячные маечки и штанишки, и те болтались на маленькой пигалице. Через 3 месяца у Богданы появились щёчки. Через полгода отросли волосы — Богдана оказалась натуральной блондинкой. Она пошла, заговорила — сказала: «Мама». Мама Марина.

Настоящую маму девочки, Катю, Пьянковы нашли. Рассказали о том, что девочка жива. «Рано или поздно она придёт к Богдане — не сможет жить с таким грузом, мы не торопим — ждём».

Православная Россия, Москва. Православие - Религия России! bogdana Девочка появилась на свет в результате убийства... Душевное  приемный ребенок приемная семья православные притчи православные истории Православная Россия поучительные истории истории из жизни жертва аборта Душеполезное чтение душевное для души аборт

На Богдане Женя Пьянков не остановился — понёс любовь дальше. Придумал программу «Сохрани жизнь». В жанре ток-шоу он проводит встречи со студентами украинских вузов, на которых вместе с ним присутствуют священники, эксперты, врачи, и рассказывает о проблеме абортов.

Задаёт вопрос: когда считать плод человеком? И отвечает — с момента зачатия. Показывает фильм про Богдану — живое свидетельство. Приводит статистику: с момента распада СССР было сделано 45 млн абортов — убито население целой страны. С программой Женю Пьянкова уже даже пригласили в Москву.

Но он не остановился и на этом. Свою любовь он донёс до Ани.

Аню, дочь алкоголички, выросшую в притоне, где не было воды и огонь для еды разводили прямо посреди дома, Аню, не знающую, ни сколько будет 2×2, ни умеющую одеться, умыться, причесаться, Аню, лающую на матерном языке, Женя увидел, когда приезжал в детский дом открывать театральную студию. Она бежала последней в гурьбе детей, бросившейся ему навстречу. «И я словно увидел, как чёрная пропасть затягивает её». Рассказал о девочке Марине. Та ответила: «Я пока не готова». «Но пока ты созреешь, ребёнок погибнет!» Так Аня, погодка родной дочери Даши, оказалась у Пьянковых — и с ней было намного больше хлопот, чем с «абортным плодом» Богданой, сейчас умницей-второклассницей. Так Пьянковых стало пятеро.

Они обычная приёмная семья, если не считать удивительной судьбы Богданы, — со своими удачами и горестями, со своими слезами по ночам в подушку и шумными воскресеньями: обычные люди, которые приносят любовь. Пьянковы собираются нести её дальше.

на фото: Богдана в свои 2 года-без любви, заботы и семьи.
на фото: Натуральная блондинка Богдана на руках у мамы с папой.

Иван Полынин

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Пять православных близняшек

О том, как дочь ректора ПСТГУ о. Владимира Воробьева — Варвара, отказалась делать редукцию своей многоплодной беременности и родила сразу 5 девочек.

10 ноября 2007 года в Оксфордской клинике у москвичей Дмитрия и Варвары Артамкиных родились сразу пять девочек-близняшек.

Это событие широко освещалось в российских СМИ. При этом неоднократно упоминалось, что будущая мама, невзирая на угрозу для жизни, по религиозным убеждениям отказалась делать частичный аборт, на котором настаивали медики. Из-за этого некоторые журналисты предположили, что родители близнецов являются членами “ультраправой религиозной секты”.

Все оказалось проще: Варя и Митя — обычные православные христиане. Варвара — учительница музыки, ее муж Дмитрий — преподаватель математики. Прежде чем они стали многодетными родителями, им пришлось пройти очень трудный путь.

“Варя всегда любила детей, и очень горевала от того, что у них с Митей своих детей не было, — рассказал отец Варвары Артамкиной, ректор Православного Свято-Тихоновского университета, настоятель московского храма святителя Николая в Кузнецах протоиерей Владимир Воробьев. — Она лечилась гормональными таблетками. Первый ребеночек у нее родился семимесячным, но во время родов у него произошло кровоизлияние в мозг, и через полтора месяца малыш умер”.

Через два года Варя снова решила попробовать лечиться, опять стала принимать гормональные препараты, но беременность не наступала. Тогда врач увеличил дозу гормонов. Беременность наступила, и Варя, конечно же, очень обрадовалась. А потом врачи сделали УЗИ и увидели сначала четверых детей, а чуть позже обнаружили и пятого.

“Ничего, нужно сделать редукцию, и все будет хорошо”, — сказали врачи. Митя с Варей посмотрели в интернете, что такое редукция. Оказалось, ЭТИМ СЛОВОМ ОБОЗНАЧАЕТСЯ НЕСЛОЖНАЯ ОПЕРАЦИЯ, КОГДА НА РАННЕЙ СТАДИИ БЕРЕМЕННОСТИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ИГЛОЙ ПРОКАЛЫВАЮТ СЕРДЦЕ РЕБЕНКА, и ребеночек – еще очень маленький – умирает и рассасывается. Сказали, что необходимо убить троих или хотя бы двоих, чтобы остальные могли нормально родиться. Но Варя отказалась. Она сказала: “Не для того я молилась, чтобы теперь убивать своих детей”.

Медики говорили: “Вы сами умрете, и все ваши дети погибнут”. Заставили дать подписку, что она отказывается от лечения. “Тогда, — вспоминает отец Владимир, — мы стали искать другую больницу в Москве, побывали в разных больницах, наконец, в Центре планирования семьи согласились наблюдать Варю. Но главный врач посоветовал ехать за границу, и мы ему очень благодарны.

Здесь следует сказать, что мы просили всех молиться за Митю и Варю, и множество людей в разных городах молили Бога о помощи. Это, конечно, удивительное выражение любви, и мы теперь горячо благодарим всех, кто оказал нам неоценимую духовную помощь и поддержку”.

Прошло несколько месяцев. У Вари были сильные боли — ведь пятеро детей растут! Все время существовала угроза того, что может случиться выкидыш или начаться кровотечение.

Устроить лечение за границей оказалось очень непросто. Одна из сотрудниц Свято-Тихоновского университета, бывшая в это время в Оксфорде, узнала, что там есть клинический центр, где занимаются сложными беременностями и выхаживанием недоношенных детей. Она обратилась к профессору Лоуренсу Импи. Он сказал: “Да, мы тоже делаем обычно в таких случаях редукцию, но мы уважаем убеждения пациента и готовы взять Варвару”. Тут же сообщил риск плохого исхода — 50 на 50 процентов. Но при этом добавил: “То, что в наших силах, мы постараемся сделать”.

Для этого нужны были деньги. Нашлись благотворители — семья, пожелавшая остаться неназванной. И 30 августа Варя с мужем улетели в Англию.

“Варя уже сама не могла ходить, Митя ее возил на коляске. На нее даже смотреть было больно. И ей бывало страшно”, — рассказывает отец Владимир.

Самое важное было — протянуть как можно дольше до родов. Ведь чем раньше родились бы дети, тем меньше вероятность того, что они выживут. Врачи говорили: если родятся в 20 недель, то, скорее всего, погибнут, в 23 — есть вероятность выжить, но маленькая, а в 25 недель уже вероятность 50 на 50. А для матери чем дольше, тем больнее и мучительнее вынашивать. Последние дни перед родами Варя жила от укола до укола.

Близняшки родились в 26 с половиной недель, на 13 недель раньше срока, родились совершенно нормальными. Девочки родились весом от 830 до 970 граммов. В Москве медики говорили, что даже если кто-то и выживет, то будет инвалидом. В Великобритании же врачи подбадривали: “Все — олл райт, все должно быть хорошо”.

Сейчас у семьи все хорошо. Девочки растут в любви и согласии.

Назвали малышек Елизавета, Александра, Надежда, Татьяна и Варвара.
Православная Россия, Москва. Православие - Религия России! 5_bliznjashek_2 Пять православных близняшек Душевное  Чадородие семья редукция Православная семья Православная Россия многочадие многодетность для души близнецы аборт

Православная Россия, Москва. Православие - Религия России! 5_bliznjashek_3 Пять православных близняшек Душевное  Чадородие семья редукция Православная семья Православная Россия многочадие многодетность для души близнецы аборт

Варя Артамкина: «Честно говоря, я вижу мало отличий нашей семьи от любой многодетной. Мы с мужем глубоко убеждены, что с одним ребенком гораздо сложнее, так как он очень чувствует постоянное внимание родителей, а потому гораздо чаще капризничает. А когда детей сразу пятеро, они понимают, что мама одна и не может разорваться».

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Инфантицид – аборт и эвтаназия это еще не дно…

«Эвтаназия – это намеренное умерщвление неизлечимо больного человека, в зоологии оправдывается убийство травмированного животного. Основной целью эвтаназии, по словам ее защитников, является избавление от физических страданий. Тезис о том, что эвтаназия может избавить человека от физических страданий, используют как оправдание этой практики. Человека ради избавления от физических страданий просто убивают. В этом заключена суть эвтаназии. Некоторые уже не считают эвтаназию грехом. Но Церковь всегда осуждала эвтаназию в любой форме. Однако позиция Церкви по тем или иным вопросам часто бывает непонятной простому человеку. Само представление о смерти и жизни в современном обществе отличается от взглядов Церкви. Нецерковному человеку сложно понять, почему Церковь позволяет тяжело больному человеку страдать, мучиться, ему кажется гуманнее его прикончить. Действительно, в современном обществе проблема эвтаназии дискуссионная. Однако позиция Церкви по данному вопросу однозначная и четко выраженная: эвтаназия – это грех и убийство», – заявил известный миссионер, настоятель новосибирского собора во имя святого благоверного князя Александра Невского протоиерей Александр Новопашин.

Как сообщает телеканал РБК, Верховный суд Германии легализовал эвтаназию. Судебное постановление распространяется на так называемую пассивную эвтаназию, которая подразумевает отключение систем искусственного поддержания жизни, если на то будет получено согласие пациента, передает немецкий телеканал N-TV. До этого, согласно немецкому законодательству, прерывание жизни тяжелобольного человека таким способом считалось уголовным преступлением.

Впервые эвтаназия была легализована верховным судом Нидерландов в 1984 году. Затем, в 2002 году, аналогичное решение было принято судебными органами Бельгии. Разрешение на проведение эвтаназии действует также в американских штатах Вашингтон и Орегон.

«В случаях, когда перед нами находится тяжело страдающий человек, надо поступать по совести, – продолжил протоиерей Александр Новопашин, – поскольку совесть – это голос Божий. Но вся беда в том, что совесть современного человека замутнена искаженными взглядами на жизнь и смерть человека. В свое время Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике принял заявление «О современных тенденциях легализации эвтаназии в России», в котором говорилось о том, что возникновение проблемы эвтаназии в нашем обществе непосредственно связано с мировоззренческим плюрализмом, признающим существование разных типов ценностных ориентаций, включая позицию, допускающую убийство и “право человека на смерть”. Но Церковь признает ценность жизни каждого человека, его свободу и достоинство как уникальных свойств личности, созданной по образу и подобию Божию, поэтому православные священнослужители, православные ученые и врачи считают недопустимым реализацию любых попыток легализации эвтаназии как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей. Церковь рассматривает эвтаназию как особую форму убийства либо самоубийства (если она совершается по просьбе пациента). Но предоставление родственникам права решать судьбу тяжелобольного человека – это введение их в грех убийства. В этом случае ответственность за убийство страдающего человека сваливается на его родственников, которых втягивают в грех убийства. Обществу также доказывают, что любой человек в случае страданий имеет право покончить с собой. Но самоубийство есть тяжкий грех. Кроме того, мы знаем, что болезнь и страдания посылаются Богом во вразумление, искупление наших грехов. Противостоя этому вразумлению, человек противопоставляет себя Богу. Человек этим говорит, что он не верит в вечную жизнь, не верит в воздаяние за грех, не принимает посланные от Бога испытания во вразумление. А это есть восстание на Бога, отвержение милосердия Божия, Который желает не смерти грешников, а покаяния. Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике четко и однозначно заявил, что он считает эвтаназию неприемлемой в нравственном отношении и категорически возражает против рассмотрения законодательных проектов, пытающихся юридически оформить возможность ее применения и тем самым внедрить в общественное сознание допустимость убийства или самоубийства с помощью медицины».

«К сожалению, сейчас наблюдаются очень страшные тенденции. Надо понимать, что эвтаназией все не ограничится.

Вслед за ней будет введен инфантицид, то есть право взрослых на убийство неугодных новорожденных младенцев.

Речь не идет об аборте, хотя отмечу, что аборт – это тоже убийство. Для сторонников инфантицида, а таких людей становится все больше, эвтаназия есть норма, им даже скучно о ней говорить. На Западе, в частности в США, есть целое движение, отстаивающее инфантицид. Предлагается родителям предоставить право на убийство новорожденного ребенка в случае, если он им неугоден или если они считают его больным и увечным. Так что инфантицид – это следующий шаг за эвтаназией и абортом. Если мы пойдем по этому пути, то общество будет все ниже опускаться в пропасть. Уже сейчас миллионы детей убиваются в утробе. Защитники эвтаназии уподобляют человека животному, они считают, что если можно пристрелить травмированного животного, то почему нельзя убить страдающего человека? Они не видят никакой разницы. Эвтаназия обычно вводится под предлогом милосердия, человеколюбия и снисходительности», – отмечает священник.

«Известный в США ученый, профессор Принстонского университета Питер Сингер отстаивает инфантицид, и никто в Соединенных Штатах его не шельмует за это, не гонит из университета. Более того, он в Принстонском университете возглавляет престижную кафедру. Для него эвтаназия – это пройденный этап. Поэтому мы должны понимать, что, согласившись на эвтаназию, мы со временем вынуждены будем ввести инфантицид. Эвтаназия – это проповедь убийства. Питер Сингер – это пример человека будущего, человека, отказавшегося от концепции человеческого достоинства, от того, что человек есть образ Божий. Именно таким будет человек в царстве антихриста. Их лозунг – «Можно все». Как тут не вспомнить Ф.М. Достоевского: «Если Бога нет, то все дозволено». С этим лозунгом люди войдут в греховную трясину абсолютной свободы, когда можно будет употреблять наркотики, развращать население, растлевать детей, убивать людей, превратившись в животного, более того, совокупляться с животными. Кстати, профессор Питер Сингер – зоофил. Это будет позволено человеку будущего, человеку царства антихриста. Этот человек согласится вытравить из себя образ Божий, став, по сути, богоборцем. Эвтаназия, проповедь содомии, инфантицид, аборты – все эти мерзости вычерпываются из одной гнилой ямы и вливаются в сознание современного человека», – заявил пастырь.

«Лет десять назад считалось, что России не угрожают «гей-парады», содомитские «браки», но сейчас уже идет агрессивное внедрение в сознание наших граждан мысли о том, что содомия и прочие извращения есть норма. Уже предлагается в школе воспитывать «толерантное» отношение к этим явлениям. Когда-то эта мерзость стояла за порогом нашего государства, но вот пришло время, когда и у нас этот порок начал внедряться. Барьеры рушатся, чиновники, от которых зависит защита нашего государства от этих пакостей, постепенно сдают свои позиции. Этот процесс идет поэтапно. Сейчас еще в России не предлагается ввести эвтаназию, но придет время, когда появятся и в нашей стране подобные инициативы. Затем поднимутся голоса за введение инфантицида. Все будет делаться только для того, чтобы вытравить из человека образ Божий. Нас ждет печальное будущее, если мы сложим руки, ибо вся грязь, которая есть на Западе, движется и на нас. Нам говорят, что если мы не примем этот образ жизни, то нас не впустят в так называемое «цивилизованное» общество. А некоторым так сильно хочется в него попасть! Необходимо с этим бороться, об этом говорить, потому что если мы будет молчать, то тихой сапой внедрят у нас все эти отвратительные «веяния будущего». Семь лет мы противостоим ювенальной юстиции – легализованному уничтожению традиционной семьи – в то время, когда на Западе она торжествует, и пока удается не допустить ее к нам. Неизбежность этих тенденций в России должна консолидировать все здоровые духовно-нравственные силы нашего общества в единый кулак, чтобы противостоять нашествию этой мерзости. Иначе какой смысл в том, что мы носим на своем теле крест? Какие же мы тогда крестоносцы? Какие мы защитники истин Христовых, если мы опустим руки и позволим разваливать наше православное Отечество, развращать наше население и растлевать наших детей? Если мы это допустим, то мы будем предателями. На Страшном суде Господь спросит нас, что мы сделали для того, чтобы защитить наших ближних от душепагубных дел. Это как раз то, о чем говорит Христос: “Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих” (Ин. 15; 13). Здесь предполагается активная защита ближних. Мы обязаны свою грудь подставить под эти гадкие пули, чтобы за спиной стоящие и ждущие от нас защиты люди не свалились под градом этой мерзости. Надо биться до последнего», – заключил протоиерей Александр Новопашин.

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org