Святитель Феофан Затворник о смерти. часть II

Един конец жизни земной для всякого человека и каждый идет к нему… О том, как подготовиться к земной смерти тела православному христианину рассуждает святитель Феофан Затворник.  Окончание.

Лежит человеком единою умрети (Евр. 9:27).

Слышах глас с небесе глаголющ ми: напиши

блаженни мертвии умирающии о Господе от ныне.

Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих (Апок. 14:13).

Житие наше подобно пути, которым от самого рождения до смерти непрестанно идем. Бдим ли, или спим, делаем, или почиваем? Беспрестанно путь сей умаляется, и всяк к концу своему приближается. Когда рождаемся, на путь сей вступаем; а когда умирем, путь сей оканчиваем. И чем более живем, тем далее от термина рождения отходим, и более к термину скончания приближаемся. Итак житие наше на земле не иное что, как непрестанное к смерти приближение.

Путь сей иному должайший, иному кратчайший определил Бог. Иный бо в младенчестве, иный в отрочестве, иный в юношестве, иный в мужеском возрасте, а иный в старости оканчивает его.

Как известно, что путь сей начали мы: так известно, что его и оканчиваем. Но когда скончаем его, то Промысел Божий скрыл от нас, дабы всегда конца того ожидали мы, и такими бы всегда тщались быти, каковыми хощем быть при скончании. «Того ради, – глаголет Златоуст святой, – Бог постановил нам неизвестный день смерти нашей, дабы мы ради неизвестного конца жития нашего всегда себя содержали в добродетели?»

Как время, так и образ скончания неизвестен нам. Единым образом все рождаемся; а многоразличными умираем; и столько почти смертей, сколько людей. Иный в воде погрязнет, и кончает житие свое, иный землею пожирается, иный громом пораженный оставляет мир сей, иного разбойнические руки посекают, иной почивать возлегши, не встает, иной ходя, иной сидя, иной стоя, падает бездыханен; многие вином и сном отягчены не пробуждаются и спать будут до общего восстания; иной в объятиях блудниц, иной в хищении, разбое, убийстве, иной в прочих беззакониях праведным Божием судом поражаются. Но что прочим случается, или случилось, то тебе и всякому случиться может. Они, коих такая постигла смерть, не надеялись себе того, однакож дознали на себе то: так и тебе, хотя и не надеешься, может подобное приключиться. Того ради от чужого бедствия учись осторожным быть, и всегда к часу оному покаянием приготовляй себя, дабы, какая ни застанет тебя кончина, неготового не восхитила.

При смерти всяк познает совершенно, какое мнение должно иметь о мирских вещах здоровому. Тогда всяк праведно о богатстве, чести, славе, и сладострастии рассуждает. Праведно, говорю, рассуждает, что ими, как во сне, любовался, и что, как сны восстающего, образ их прешел. Ибо как наг в мир сей вошел, так наг и исходит; не выносит с собой ничего; все мирское миру оставляет. Тогда подлинно с Соломоном признает, что суета суетствий и всяческая суета.

Хотя мы и часто видим на других позднее свое раскаяние, однакож так мир прелестный ослепляет нас, что дотоле сего не чувствуем, доколе сами на себе делом самим не узнаем. Иной мыслит старые житницы разорить и создать новые, чтобы собрать житы свои, и душу свою через многие лета весело учреждать; но страшного Божия гласа не слушает: безумне! В сию нощь душу твою истяжут от тебе: а яже уготовал еси кому будут? Иной земли, отчины, палаты расширяет: но не видит, что един гроб в три аршина в земле готовится ему, – но и того, может быть, не сподобится; ибо или утроба звериная, или пучина морская, или иное что гробом может быть. Иный старается, как бы на высоту чести и славы подняться; но не примечает, что равно славные, сановитые и подлые земле предаются. Иной утучняет тело свое; но не усматривает, что большую пищу заготовляет червям. Но не в таких замыслах всякого постигает конец, и так погибают вся помышления его. Познает себя в таких же обстоятельствах, в каковых других прежде видел. Тогда и сам все то познает, как суету, или как препятствие – к истинному блаженству; тогда кается, жалеет, что в таких суетах ум его занят был; тогда и сам праведно, но поздно, о всем том рассуждаем.

Когда рождаемся, не чувствуем, как рождаемся, хотя и знаем, что един образ рождения всем; и родившись первый глас испущаем плачаНо не тако умирает: тогда чувствуем, коль горька есть смерть; тогда познаем, коль тяжкое разлучение духа от плоти, которых соединение нечувствительно нам было. Горесть сию смертную примечаем на тех, которые при глазах наших отходят от нас. Слышим, коль тяжело воздыхают и стонут; примечаем, коль горестно болезнуют, как трудно разрывается союз души и тела, как великий подвиг восстает в совести против отчаяния, коль нестерпимый страх осуждения, ужас геенны объемлет, и прочее. Тогда разум, совет и мудрость оскудевают; един человек остается, хотя многими друзьями и сродниками обстоим; един в жестокой брани подвизается, борется против врагов, аще сильная помощь милостивого Иисуса не приспеет. Чего ради предстоящим в таковом случае должно усердную пролить молитву, чтобы помощь Его пришла и избавила от скорби, обдержащия брата.

Как двоякий род есть по пути мира сего идущих, то есть благочестивых и нечестивых: так двоякая и различная есть кончина, то есть блаженная и неблагополучная. Блаженная есть кончина благочестивых, когда в благочестиии о Господе умирают, как небесный глас объявляет: блаженны мертвые умирающие о Господе! Неблагополучная кончина есть нечестивых, которые в нечестии без истинного покаяния и живой веры оканчивают житие свое. Ибо как оным смерть – упокоение от трудов и пришествие от многоболезненной к вечной и радостной жизни: так сим по временной смерти следует вечная смерть. Обоих восприемлет вечность, которая начало имеет, конца же не имеет; но вечность неравная: тех блаженная, вся все благое содержащая; сих злополучная, плачевная, мучительнейшее и все злое заключающая в себе.

из труда «Востани спяй»

Святитель Феофан Затворник

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org