Петр Мамонов – рассуждения

Я тут никакой не проповедник – я один из вас, такой же слабый и незащищённый живу. А что до наслаждений… Сидим мы как-то в ресторанчике с прекрасным актёром Юозасом Будрайтисом – такой замечательный нежный очень дядечка. Я ему говорю: «Может рюмочку винца?», а он отвечает – мне только хуже. И я как-то на всю жизнь это запомнил. И каждый раз теперь думаю – вот я сейчас выпью, а будет мне лучше? Нет, будет только хуже. А у Бога только лучше! Если мы такие сластолюбцы, к слову о наслаждениях – ТАМ высшие кайфЫ! Это не с женщиной любимой даже! Это совсем другой уровень. И вот если мы к этому мелкими шажочками идём – если мы сегодня вымыли вне очереди посуду, подняли с земли бумажку и положили в урну – это хорошо. Нужно в конце каждого дня спрашивать себя: я сегодня прожил день – кому-нибудь от этого стало хорошо? Вот и всё. Всё христианство в этом. Вот по идее – мне надо это интервью? А я понимаю, что кто-нибудь потом прочитает, задумается, может. А по улице все бегут-бегут… Такие крепенькие, «адидас» одели, бегут, думают, что они большие и крутые. А они маленькие крошечки-букашечки. Но они все тоже нужны. Мы все нужны. Именно в этом жизнь.

Вообще, вопрос только в иерархии: что первое, что второе, а что – третье? Сначала Господь, потом муж-жена, потом дети, потом внуки. Нам за день приходится тысячу раз прокалываться, падать, раздражаться, говорить лишнее, и вновь и вновь по кругу. Раскаиваешься, думаешь – ну зачем же я? А потом повторяешь всё снова. И если проходит в этом жизнь – мы правильно живём. Ведь цель – не стать, а становиться. Спасение – это не результат, а процесс. Я так и говорю жене, если до этого вдруг что-то нагрубил. (Смеётся.) А она отвечает – ишь ты, как ловко устроился!

Знаменитый случай – в один монастырь приехал Серафим Саровский. Пожил там недельки две. И у него монахи спрашивают: «Кто в нашем монастыре спасается?» А он им вдруг и отвечает – повар. А повар был такой весьма раздражительный мужичок, всех ненавидел, ворчал всё-время. Всё у него пригорало, и вообще общаться с ним было – ну просто невозможно. И вот монахи очень удивились – как так? А Серафим Саровский говорит: «Вы знаете, какой он злой? Будь его воля – он бы вас убил бы. А он терпит».

Понимаете, в чём дело? Дело вот в этом зазоре: что мы есть и что мы с помощью Божьей можем чуть-чуть улучшить в себе. И не выкидывать окурок из окна машины. Ну, почему?! Ну, есть же пепельница! Ну, что за прикол такой?! Можно же – раз и в пепельницу – это же будет круто! Хочешь быть крутым – будь! (Улыбается.) И дома – давайте уберём со шкафа все коробки из-под обуви. Выкинем их, наконец, и будет чистая полочка. Ведь наш Бог – не Бог Хаоса, а Бог Порядка. А мы прибираемся только когда у нас гости.

Начни с себя. Будь сам ответственным на своей работе, со своими детьми, со своей женой. Будь сначала ты хорошим. Не надо резких движений. Пришёл из храма верующий, а ему всё не так. Начинает всех «строить» – вы, говорит, не молитесь. Мы всё кого-то норовим «построить», наши глаза устремлены вовне. А надо их обернуть в себя. И там найдём всё – и покой, и тишину, и мир, и правду. Потому что мы все созданы Богом.

Петр Мамонов

Православие – Религия России!
Православная Россия
https://pravoslavnajarossia.org