Лично расстрелял 2100 человек. История палача.

В РФ получить доступ к делам сталинских палачей невозможно. На Украине, где архивы СБУ полностью открыты, исследователи изучают сотни тысяч прежде засекреченных документов советской госбезопасности. Исследователь из Петербурга Константин Богуславский изучает личное дело офицера госбезопасности – Наума Турбовского, который повинен в массовых убийствах заключенных в Днепропетровске.

В аттестационном листе 1937 года Турбовский характеризуется так: “Свою работу знает хорошо. Умело организовал охрану и изоляцию заключенных внутренней тюрьмы УНКВД, доставку арестованных на допрос, что во многом способствовало успешности следствия. Товарищем Турбовским проведена большая работа по приведению в исполнение приговоров к высшей мере над врагами народа, участниками военно-фашистского заговора, шпионами и диверсантами. Лично приведено в исполнение свыше 2100 приговоров”.

Наум Цалевич Турбовский родился в 1896 году в местечке Ходорков Киевской губернии. Окончил 3 класса хедера (еврейской школы). Работал в бакалейной лавке. С 1918 года в Красной армии, воевал против Деникина и Махно, несколько раз был в плену, но ему повезло сбежать. В органах госбезопасности с 1920 года. С 1936-го по июль 1938 года комендант и начальник тюрьмы УГБ Днепропетровска и по совместительству основной исполнитель приговоров к “высшей мере наказания”. За массовое убийство людей он получил орден Красной звезды.

Имел большую семью: отец Цаль Турбовский умер в 1918 году, мать убита белополяками в 1920-м. Родные братья Мендель, Нахим и Моисей эмигрировали в США до революции. Сестра Маня уехала туда же в 1920-м. Сестра Бася в 1941 году осталась в Киеве и была расстреляна немцами в Бабьем Яру.

Константин Богуславский рассказал Радио Свобода о своем исследовании:

– Что известно о деятельности НКВД в Днепропетровске? Есть ли точные данные о числе арестованных, убитых, о руководителях и исполнителях? Кто осуществлял Большой террор и была ли серьезная кадровая чистка после ареста Ежова?

– По количеству репрессированных в годы Большого террора – расстрелянных и осуждённых – Днепропетровская область занимает третье место после Киевской и Сталинской областей. Согласно справке НКВД с 1 января 1937 года по 1 июля 1938 года в Днепропетровской области по делам органов госбезопасности было осуждено 20 216 человек, из которых 13 573 приговорили к расстрелу. Эти данные не окончательны – как известно, Большой террор продолжался до середины ноября 1938 года.

Согласно оперативному приказу 00447 НКВД СССР (“кулацкая операция”) от 30 июля 1937 года за подписью наркома Ежова в Днепропетровской области была сформирована “тройка” в составе начальника УНКВД Ефима Кривеца, 1-го секретаря Обкома партии Натана Марголина и прокурора Макара Цвика. Все трое вскоре были расстреляны: Кривец в 1940 году, Марголин в 1938-м, Цвик в 1939-м. Днепропетровской “тройке” был выделен лимит: 1000 человек на расстрел и 2000 человек на осуждение к заключению в лагеря, однако по запросу Днепропетровского УНКВД цифры эти неоднократно увеличивались. До конца 1937 года область получила дополнительные лимиты: 2600 человек на расстрел и на 3500 человек по так называемой “второй категории”.

Одновременно с приказом 00447 областные УНКВД по приказу из Центра проводили национальные операции по борьбе с польским, немецким, румынским и другим подпольем. Эти операции давали дополнительные очень большие цифры приговорённых к расстрелу. Следствие велось с грубыми нарушениями советских законов, повсеместно применялись пытки.

– Можно ли назвать Турбовского главным палачом Днепропетровска? Мы знаем, что он лично расстрелял 2100 человек – но, видимо, это промежуточная цифра, ведь казни продолжались и после выдачи этой справки?

– Справка о том, что Наум Турбовский расстрелял более 2100 человек, датирована 7 декабря 1937 года. Всего за 1937 год в Днепропетровской области к расстрелу было приговорено 7162 человека. Физически часть приговорённых в конце 1937 года была расстреляна уже в 1938-м, а с 7 декабря до конца года у Турбовского было ещё больше трех недель. Полагаю, что как минимум половина всех расстрелянных по Днепропетровской области  дело его рук. В своей должности начальника тюрьмы УГБ и исполнителя приговоров он работал до 11 июля 1938 года, после чего был переведён на новое место службы в НКВД УССР в Киев, где его назначили заведующим хозчастью комиссариата. Ещё одним постоянным “исполнителем” в Днепропетровске был старшина Липовой. Я видел многочисленные акты о расстреле, подписанные Турбовским после 7 декабря 1937 года, но не подсчитывал их  они занимают несколько томов.

– В отличие от Ивана Нагорного, который пошел в органы, как он сам утверждал, из-за голода, Турбовский кажется чекистом по призванию. Что вам кажется примечательным в его послужном списке?

– По его послужному списку видно, что это был верный и исполнительный чекист. Что приказывали, то и делал, куда посылали  туда ехал. В характеристиках о нём писали как о добросовестном, но не слишком инициативном и без особого кругозора. Человек-функция. Тем не менее дослужился до подполковника госбезопасности, награждён орденами и медалями. После войны жена Турбовского Наталья также была сотрудницей МГБ и работала в отделе контроля корреспонденции. Год смерти Турбовского мне выяснить не удалось.

– В его биографии есть опасная деталь: близкие родственники за границей. Одно это могло стоить ему жизни. Вас удивляет, что он выжил?

– В отношении Турбовского, как и любого сотрудника НКВД, многократно проводились спецпроверки. Они касались его родственников за границей и нахождения Турбовского в плену во время Гражданской войны. Все проверки закончились положительно, было подтверждено, что с выехавшими в США родственниками он контактов не поддерживает и о судьбе их не знает.

– После публикации документов о Нагорном я получил несколько писем с упреками: зачем во время российско-украинского конфликта мы рассказываем об украинце-палаче? Не сомневаюсь, что этот наш разговор у кого-то вызовет подозрения другого толка: зачем мы рассказываем о палаче-еврее. Что бы вы сказали таким критикам?

– Мы рассказываем о тех сотрудниках НКВД, биография которых интересна и чьи личные дела удалось найти. Кстати, дело Наума Турбовского в архиве СБУ выявил харьковский историк Вадим Золотарёв. Что касается того, каким был национальный состав украинских палачей, то судите сами. Основными исполнителями по Киеву были украинец Нагорный и русский Шашков, по Днепропетровску еврей Турбовский и украинец Липовой, по Харькову украинцы Зелёный и Куприй. В Одессе русские Иванов и Лелеткин. В Умани еврей Абрамович. В Донецке украинец Дерновой, еврей Аксельрод и переведённый из Киева русский Шашков. В Житомире украинец Тимошенко, в Белой Церкви русский Воробьёв, в Виннице еврей Бельский…

Источник: сайт Союз русского народа срн.русидея.орг

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org