Ясеновац – сербская Голгофа. Часть 6 Святые новомученики.

Продолжаем публикации о ховатско-фашитском лагере смерти и о мученическом подвиге наших братьев-сербов.

Новомученики Ясеновацкие — православные узники в Хорватии, принявшие мученическую смерть в 1941-1944 годах. По различным свидетельствам, в годы Второй мировой войны в застенках Ясеноваца были уничтожены тысячи православных сербов, многие из которых погибли за верность Православию. Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви прославил собор новомучеников Ясеновацких. Их имена включены в месяцеслов Русской Православной Церкви с установлением празднования их памяти 31 августа (13 сентября).

С первых дней существования НГХ (с апреля 1941 года) на его территории развернулся настоящий геноцид в отношении православного населения, была создана целая система концентрационных лагерей.

Аресту, издевательствам и пыткам подверглись десятки священнослужителей, православные храмы и святыни массово уничтожались. За первые три месяца существования НГХ на его территории была практически полностью уничтожена административная структура Сербской Православной Церкви, не осталось ни одного действующего сербского архиерея из пяти несших свое служение здесь до войны. Десятки сербских священников были депортированы или оказались за решеткой. Самой крупной была система концентрационных лагерей Ясеновац, через которую прошли сотни тысяч православных сербов. По оценкам историков, в Ясеноваце погибло около 700 тысяч сербов, а также евреев, цыган и противников усташского режима. В системе концлагерей Ясеновац окончили свои дни десятки священнослужителей, включая нескольких архиереев, прославленных позднее в лике новомучеников.

Мученики Ясеновацкие — это те, кто не дрогнул, не отрекся, кто спокойно смотрел в глаза палачам — как святой мученик Вукашин из села Клепац, мужество и вера которого поразили даже опьяневшего от крови садиста. Сегодня расскажем о нем, только об одном из многих тысяч сербов, принявших мученическую смерть за свою Православную веру.

Мученик Вукашин из села Клепац

Вуксан-Вукан-Вук — православный серб из сербской Герцеговины, села Клепац, расположенного на восточном берегу реки Неретвы.

О смерти мученика существует свидетельство палача Жиле Фригановича, записанное доктором Недо Зецем, заключенным лагеря, который был членом комиссии, проводившей ежемесячное психиатрическое обследование палачей.

«…Усташ, рассказывающий мне эту историю, вновь замолчал; затем, допив рюмку ракии, продолжил:

– Помнишь, тогда, в августе, в лагере было большое поступление пленных? Тогда Йере Маричич послал на истребление около трех тысяч заключенных, а мы – Перо Брзица, Зринушич, Шипка и я – поспорили, кто за ночь больше перебьет. Началась бойня, уже через час по количеству убитых я заметно оторвался от других. В ту ночь я был на подъеме, мне казалось, что я словно отрываюсь от земли, что я на девятом небе: никогда в жизни не ощущал я такого блаженства. За несколько часов я уничтожил больше тысячи человек, в то время как мои соперники закололи не больше 300–400.

И вот тогда, в момент высшего упоения, мой взгляд упал на пожилого крестьянина, он с каким-то необъяснимым спокойствием стоял и молча смотрел, как я убиваю жертву за жертвой и как те умирают в самых страшных мучениях. Его взгляд словно парализовал меня, я будто окаменел, несколько секунд я не мог шевельнуться. Потом, я подошел к этому крестьянину и узнал, что его зовут Вукашин, родом из села Клепац, что всех его родных убили, а его самого отправили в Ясеновац. Он говорил об этом все с тем же непроницаемым спокойствием, которое потрясало меня намного сильнее, чем страшные крики и стоны умирающих вокруг нас людей. Когда я слушал старика, во мне вдруг вспыхнуло неукротимое желание самыми жестокими, адскими пытками разрушить этот непостижимый мне внутренний покой, чтобы его страданием, стонами и мукой вернуть свое блаженство и прежнее упоение болью.

Я вывел его из строя, сначала посадил на пень и приказал ему крикнуть: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать ему ухо в случае неповиновения. Вукашин молчал. Я отрезал ему ухо. Он не проронил ни слова. Я снова приказал ему кричать: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать второе ухо. Он молчал. Я отсек ему другое ухо. «Кричи: «Да здравствует Павелич!», или лишишься носа!». Старик молчал. Тогда я отрезал ему нос. В четвертый раз я приказал ему кричать те же слова под угрозой вырезать из его груди живое сердце. Он посмотрел на меня и, устремив свой взгляд как бы сквозь меня, в какую-то бесконечность, тихо и отчетливо прошептал: «Дитя, делай свое дело!». От этих слов я обезумел окончательно, бросился на него, выколол глаза, вырезал сердце, перерезал горло от уха до уха и ногами спихнул в яму. И тогда во мне будто что-то оборвалось. Я больше не мог убивать. Перо Брзица выиграл спор, перебив 1350 заключенных, я молча заплатил ему проигрыш.

С тех пор нет мне покоя. Всякий раз, мучая и убивая, пытаясь снова пережить тот подъем и блаженство, я всегда вспоминал тот спокойный взгляд Вукашина, тогда я бросал нож и больше не мог убивать. Я стал пить, все больше и больше, но алкоголь дает забвение ненадолго, и даже в опьянении я слышу этот голос: «Дитя, делай свое дело!». И тогда я, обезумев, вынужден бродить и скитаться по улицам, затыкать себе уши, бить себя по голове, кричать, крушить все вокруг себя, яростно кидаться на кого попало. Даже ночью мне нет покоя, чуть только засну, я снова вижу пронзительный взгляд старика и слышу это невыносимое: «Дитя, делай свое дело!». Я превратился в комок ужаса и боли, я бессилен перед этим кошмаром. День и ночь преследует меня светлый безмятежный лик Вукашина из Клепца».

Святой старец Вукашин из Клепца – лагерное сознание сербской истории, наша живая вера, наш Свидетель и Заступник пред Господом Христом. С ним мы всегда будем помнить, что «Сей мир тиран и для тирана, а тем паче душам благородным!» (Петр П. Негош), всегда будем помнить, что из бездны нас может поднять смирение и непоколебимость веры святого Вукашина Ясеновацкого, а не политические решения.

Епископ Славонско-Пакрацкой епархии Иоанн (Чулибрк), хиротония которого состоялась 13 сентября, в день, когда Сербская Церковь прославляет Ясеновацких новомучеников, рассказывает малоизвестные подробности про Ясеновац, расположенный на территории именно этой епархии:

«Важным событием для Ясеноваца стало освящение восстановленной церкви в честь Рождества Иоанна Предтечи, которая имеет особое значение, потому что она стала первой жертвой Ясеноваца, поскольку первых узников лагеря заставляли рушить церковь, а из ее материалов строить первые здания лагеря.

В 1997 году было откопано небольшое количество костей, при перевозке останков машина наполнилась благоуханием, у человека, который держал их в руках, горели руки − настолько нагревались мощи, завернутые в обычное полотно.

В 2000 году новоизбранный епископ Славонский Савва дал Ясеновацу статус монастыря, что очень важно, так как весь Ясеновац — это огромная голгофа, где на каждом шагу вы ступаете по мощам мучеников. Здесь необъятное поле мощей, которые мы вскоре начнем открывать и выносить для поклонения. Когда вы попадаете в Ясеновац или в Доню Градину, а это две части лагеря по берегам реки Саввы, вами овладевает то же чувство, что и в Великую Субботу, когда поется «Да молчит всяка плоть…». Все творение молчит, ибо Христос тогда находится во гробе и сходит во ад, освобождает тех, кто был заточен в аду. И нигде больше в мире Великая Суббота не переживается так, как она переживается там, в Ясеноваце и в Доне Градине. Таким образом, Ясеновац просто бурлит предвосхищением Воскресения, когда мы в любой момент ожидаем, что эти мученики появятся перед нашими глазами».

Источники: сайты Православие.ру, пикабу.ру, википедия, правмир.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org