Чувство вины перед умершими

Чувство вины без приставки «Бы»: В чем наша вина перед умершими

интервью с православным психологом Михаилом Хасьминским

— У людей, переживающих горе, существует одна важная проблема – чувство вины. Как правильно ее решить и нужно ли?

— Конечно, решать ее нужно. После смерти человека у его близких часто возникает много «бы»: если БЫ я этого не делал, то он БЫ не погиб… Вспоминаются далекие события, которые, как кажется, тоже повлияли на итог. Люди думают, что если бы в прошлом повели себя другим образом, то все было бы иначе. Многие жалеют о том, что недодали любви, несправедливо обижались, упрекали, ссорились, не сделали чего-то хорошего для человека, которому теперь это сделать уже нельзя…

Приведу пример. Недавно я консультировал женщину, которая очень переживала и винила себя в смерти мужа. Она осенью попросила мужа съездить к своей матери за картошкой в другую область. До этого в течение многих лет каждую осень он ездил к теще за картошкой, и никаких проблем не возникало. Но в этом году случилась трагедия. Недалеко от областного центра произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого мужчина погиб.

Бедная женщина стала винить себя в случившемся. Она была уверена: трагедия произошла из-за того, что она попросила мужа поехать к матери. «А если бы я не настаивала на этой картошке, муж бы не погиб»,- рассуждала она.

И таких примеров очень много. Практически любую смерть человека сопровождает чувство вины у тех, кто остался жить. Если человек умер, например, от заболевания – чувство вины представляется так: «Я виновата, что не увидела симптомов этой болезни раньше», «Я виноват — не настоял на том, чтобы жена пошла к врачу. А ведь если бы мы вовремя обратились к врачу за помощью, то, возможно, она была бы сейчас жива».

И вроде, на первый взгляд, эти умозаключения представляются логичными. Одно действие, казалось бы, вытекает из другого: просила поехать в деревню – муж погиб, не настоял на госпитализации – жена умерла. Но это логично только на первый взгляд. На самом деле вопрос о причинно-следственной связи так «в лоб» поставлен быть не может. Конкретный поступок человека – например, та же просьба съездить за картошкой – это всего лишь один из факторов формирования той ситуации, которая оказалась роковой. И не более того. Это не определяющий фактор, и не единственный, а всего лишь один из множества.

Чтобы реально оценивать свою вину, надо понять, что ни один человек не может предвидеть, рассчитать, оценить все факторы, предусмотреть все нюансы, которые могут спасти или, наоборот, привести к смерти другого человека. Люди не могут отвечать за все. Почему? Ответ прост – потому что, как я сказал, каждый человек – это всего лишь человек, он несовершенен и не имеет возможностей для расчетов подобного уровня.

Скажем честно: в жизни мы со многими людьми поступаем плохо, не просим за это прощения и быстро забываем о случившемся. И мы обычно не виним себя за все сотни тысяч обид (осознанных и неосознанных), которые наносим людям в течении жизни…

Но если человек умер, то тут мы все вспоминаем и нас «накрывает» чувство вины. Причем оно неадекватно реальности, гипертрофировано. Мы виним себя за то, что не смогли предвидеть чего-либо, не могли сказать хорошее, не могли простить раньше и.т.п. В таких случаях мы часто считаем, что наши действия могли бы спасти человека от смерти. Происходит это во многом потому, что мы искренне убеждены, хотя и не признаемся себе в этом – мы можемконтролировать вопросы жизни и смерти другого человека. Это говорит в нас наша гордость…

Мы не понимаем, или не хотим понимать, что вопрос смерти не в нашей, а в Божией компетенции. Мы же можем нести ответственность только за свой выбор, который делается исходя из имеющейся у нас на этот момент информации, а также существующих возможностей.

Проиллюстрируем это метафорой. Представим себе такую ситуацию: мы с вами играем в футбол в одной команде. Один из игроков нашей команды получив мяч, ошибся, и передал неверно пас. Мяч попал к противнику, и… он забил в наши ворота гол.

Будем ли мы обвинять игрока нашей команды, которому дали пас? Если бы он не тренировался до этого и намеренно отдал пас другой команде – тогда, да, можно было бы его обвинять… Но это не так, и его неточный пас был непреднамеренной ошибкой, ведь все мы иногда ошибаемся. И никому не придет в голову ругаться с ним, выяснять, «как же он мог так поступить».

Или, например, наш вратарь. Он же тоже пропустил мяч в наши ворота! Может и его обвинить? Нет, мы понимаем, что он сделал в тот момент то, что мог. Мы понимаем, что он не может поймать все мячи, летящие в сторону наших ворот! Это невозможно, потому что он не футбольное совершенство, а такой же человек, как и мы. Он не имеет сверхъестественной возможности влиять на исход всего матча… И если искать виновного, то не он один в этом голе виноват. Он как может, так и ловит. Если вратарь пропустил гол, то можно сказать, что и команда плохо играла, плохо защищала ворота. Этот гол зависел от огромной массы факторов: сила и подготовленность команды противника, степень подготовленности нашей команды в целом, наша воля к победе, командный дух, состояние поля и.т.п., а не только от игры конкретного футболиста.

А теперь представьте, что вы были этим вратарем. Стали бы вы в этой ситуации винить себя, считая, что несете персональную ответственность за этот гол? Нет, конечно. И нападающий, который забил гол в чужие ворота, в свою очередь, не может полностью приписать этот гол только своей хорошей игре. Это заслуга всей его команды.

Но это футбол. А жизнь?… Жизнь гораздо сложнее. И в ней тем более никто не может предусмотреть все нюансы, которые могут возникнуть. Любой случай — это задача со слишком многими неизвестными. И если жена попросила мужа съездить за картошкой, и по дороге произошла авария, то это совсем не значит, что здесь есть ее непосредственная вина. Потому что он мог и не поехать за картошкой, а выйти во двор, и случилось бы то же самое, но только в другом виде… Мы все сильны задним умом в поисках собственной вины. И это нам мешает смотреть на вещи трезво.

— Часто люди начинают винить в смерти близких и других людей, а не только себя…

— Да, это бывает еще чаще, чем самообвинения. Мы можем обвинять в смерти людей, которые тоже не хотели того, что случилось, но их поступки, по нашему мнению, привели к смерти, прямо или косвенно. Обычно в категорию таких виновных попадают близкие родственники, друзья покойного, врачи, сослуживцы.

С такими обвинениями тоже надо быть крайне осторожными. А еще лучше их оставить вовсе (конечно, это не относится к случаю умышленного убийства).

Не стоит судить. Ведь в этом случае, по сравнению с ситуацией самообвинения, мы знаем еще меньше тех деталей, которые просто необходимо достоверно знать, чтобы выдвигать какие-то обвинения против этих людей. Или даже просто подозревать их причастность. Возвращаясь к нашей метафоре с футболом, можно провести аналогию: обвинять других — все равно, что обвинять того же вратаря в том, что гол пропущен (факт налицо), но при этом не учитывать того многообразия факторов, благодаря которым он стал возможен. Даже когда связь между действиями другого человека и смертью близкого представляется нам вполне прямой и очевидной, мы не должны никого обвинять. Мы же не можем знать точно, насколько этот другой человек хотел того, что случилось, насколько он мог просчитать последствия своих шагов, которые, на наш взгляд, привели к печальному итогу.

— А что вы можете сказать о ситуации, когда родственники видели, что их близкому плохо морально, но по собственному невежеству не предприняли никаких действий, не сводили к врачу, психологу не привели в церковь? И потом уже, после случившегося, люди начинают себя винить в том, что допустили самоубийство близкого человека…

— Они допустили это потому, что не знали, как себя вести в данной ситуации, не до конца понимали, к чему может привести эта ситуация. Если бы точно знали и не помогли – это другой вопрос. Но когда человек не знает, что делать, не знает что может случиться, не знает, по каким именно причинам это произойдет, то неправомерно обвинять его в бездействии. Разумеется, когда потом все вскрывается и становится ясна причина, то начинают думать: «Ах, как же я до этого не додумался. Это же элементарно!» А потому и не додумался, что ты несовершенен. Возможно, Бог не дал тебе додуматься до этого в данном случае, потому что это был Его промысел…

Человек не может отвечать за трагическое происшествие, оказавшееся последним в некоторой цепочке событий, только потому, что некий его поступок в этой цепочке предшествовал трагедии. То, что он предшествовал – не значит, что он был определяющим фактором.

— А за что же мы тогда должны отвечать?

— Бог каждому из нас дал право выбора. Прежде, чем совершить любой поступок, мы делаем выбор: пойти или не пойти, решиться или отложить и т.п. И выбор, естественно, определяется нашими жизненными принципами и той информацией, которая доступна на момент принятия решения. Если мы знаем, что у человека больное сердце – у нас есть выбор: вызывать скорую или нет. Если мы достоверно знаем о болезни, можем точно сделать прогноз, то, скорее всего, позвоним. А если мы не знаем, что с ним такое, то можем растеряться, можем не придать этому необходимого значения и не позвонить. Конечно, потом все выяснится. После чего, если человек останется жить, а мы вызывали ему врача, то мы будем приписывать заслугу спасения жизни себе; если же человек умрет, а мы врача не вызывали, потому что не знали, что делать – то будем брать на себя вину. И то и другое неправильно. Мы должны понимать, что несем ответственность только за наш сознательный выбор, с учетом имеющейся на момент принятия решения информации.

— А в чем заключается этот выбор? Могли бы вы привести пример такого выбора?

— Например, мы знаем, что посылаем человека на верную смерть. У нас есть выбор: посылать или нет. Причем мы обладаем информацией, достаточной, чтобы сделать вывод о почти неизбежном смертельном исходе. Вот именно за этот выбор мы и должны отвечать.

Если же на момент выбора у нас не было информации о том, что наше действие может привести к такому финалу, то мы не можем нести за этот финал полную ответственность. Это не должно довлеть над нами непомерным грузом…

Мы сами простим трехлетнего ребенка, который, заигравшись в огороде с собакой, случайно забежал на грядку и потоптал клубнику. Мы понимаем, что он маленький, не мог предвидеть последствий, да еще и заигрался. Но мы точно накажем трехлетнего ребенка, если после предупреждения о том, что ходить по грядкам нельзя, он сделает осознанный выбор и потопчет клубнику. Кажется, результат одинаков: клубника потоптана ребенком. Но ситуации совершенно различны. Одна ситуация – пример осознанного выбора, осознанного непослушания. Другая – пример непредвиденных последствий вполне допустимых поступков.

Возвращаясь к вышеупомянутому случаю с картошкой. Понятно, чего хотела жена — чтобы муж поехал за картошкой. И в этом нет ничего плохого. Муж уже много раз ездил за этой картошкой. Выбор жены – попросить мужа съездить за картошкой – вполне понятен, и мы не можем дать ему негативную оценку.

Все, что случилось дальше – промысел Божий. Человек не может так далеко прогнозировать. Конечно, если бы она знала, что посылает мужа за картошкой, а по дороге в его машину въедет КАМАЗ, но при этом не отменила бы своей просьбы, то да, она была бы виновата… Но она не могла этого знать. Это гораздо выше человеческих сил.

Еще раз скажу, что мы все крепки задним умом. И все виним себя за то, что не смогли чего-либо предвидеть. Надо в таком случае подумать о том, что человек — не суперкомпьютер, который может настолько далеко все просчитать. Да, ты должен сделать выводы на будущее. И должен знать, что в будущем такое может повториться. И возможно, ты уже будешь знать, как поступить. А возможно и нет – как в ситуации с картошкой. Автокатастрофа может произойти еще раз, и мы опять будем бессильны что-либо изменить.

Четко сказать, что будет, никто не может, так как будущее нам неизвестно, и все мироздание, сложнейшие взаимодействия людских судеб, цепочки событий, которые мы не в силах прогнозировать, понять невозможно. Все – в руках Божьих. Есть такой принцип: «Делай, что должен, и будь, что будет». Первая часть этого высказывания («Делай, что должен») говорит о том, что в наших силах принимать верные решения, с учетом имеющейся информации, и нести ответственность за них и за их прямые последствия. Вторая часть («Будь что будет») напоминает: то, что будет происходить дальше, то, как отреагируют другие люди на наши поступки, и какая ситуация сложится в итоге – результат сложного взаимодействия многих факторов, и это не в нашей власти. Поэтому нести полную ответственность за этот результат мы не можем. Нам остается принять его со смирением, как волю Божию.

— Часто приходится слышать про волю Божию, но как понять, в чем она проявляется и как действует?

— На эти вопросы есть подробные объяснения у Святых отцов Церкви. Их нетрудно найти.

Мне очень понравилось рассуждение на эту тему одного мудрого игумена (доктора физико-математических наук). Он привел такую метафору: Мы толкаем по полу один шарик. При этом зная трение, силу толчка, инерцию, можем очень точно рассчитать, в каком месте он остановится. Это описывается довольно несложной формулой. Рядом с нами другой человек может взять еще один шарик и, имея те же данные, тоже толкнуть его. И он тоже будет точно знать, где его шарик остановится… И вот мы толкаем каждый свой шар, и ждем когда они остановятся в рассчитанном нами месте…. Но они столкнулись! Оказывается, мы не учли угол, под которым может произойти столкновение. До него мы могли точно прогнозировать результат. Но столкновение разбило в пух и прах все наши расчеты. Потому что углы, под которыми шарики наталкиваются или не наталкиваются друг на друга, не в нашей власти, а во власти случая.

Хотя говорить о власти случая не вполне правомерно. Ведь все так называемые случайности – неслучайны, в них проявляется непостижимый для нас Промысел Божий. Именно от Бога зависят все «случайности». Мы не можем рассчитать углы столкновения шаров; кто, когда и где внесет коррективы в наши планы в дальнейшем, мы тоже не можем знать. И мы не можем за это нести ответственность.

— Получается, что все зависит от Бога?

— Да, конечно. Все зависит от Него, кроме нашего выбора. Как писал святитель Феофан Затворник, наставляя свою духовную дочь: «Всесовершенно возложите себя на руки Божии, ни о чем не заботясь, а всякий случай принимая спокойно, как Богом нарочито для вас устрояемый, приятен ли он или неприятен. Забота ваша должна состоять только в том, чтобы во всяком случае поступать по заповеди Божией». То есть те обстоятельства жизни, которые от нас не зависят, мы принимаем – с мудростью, без уныния; а все свои силы мы должны обратить на то, чтобы в этих обстоятельствах и с учетом имеющейся информации сделать верный выбор.

Можно сказать, что Бог, как заботливый и обучающий нас Отец, постоянно ставит нас перед выбором, постоянно дает нам решать эту задачу. А вот насколько правильно мы ее решаем, зависит от нас. И Он с уважением относится к нашему сознательному решению. Но и ответственность за наши сознательные решения Он полностью передает нам.

— Но бывает сознательно сделанный неправильный выбор…

— Да, такое часто бывает. От злости, например. Человек вместо того, чтобы простить, выплескивает свою злость на близкого… Например, пришел муж домой сильно нетрезвым. По-человечески его надо бы простить, отношения не выяснять, пока он в таком состоянии, а наутро поговорить спокойно. Нет, жена говорит: «Езжай к своей матери, видеть тебя не хочу!». А по дороге его убивают…

Конечно, нельзя было предвидеть, что так все обернется. Но поступок жены – не пустить мужа домой – сам по себенехороший по отношению к мужу. А попросить прощения, чем-то загладить свой поступок уже нельзя, так как человек погиб. Да, в таком случае начинается самоедство. Нередко люди винят себя всю оставшуюся жизнь.

Но тут возникает принципиальный вопрос: верим ли мы в существование души и ее бессмертие?

Предположим, не верим. А если души нет, значит и винить себя нечего. Ну, нет человека и нет. Ему уже совершенно все равно, так как его уже просто нет. Не все равно нам, так как мы в лице этого человека лишились, возможно, друга, помощника, какой-то поддержки в жизни. Нам одиноко, а ему-то уже никак. Поэтому чувства вины перед ним у нас и быть не должно.

А если мы понимаем, что душа есть (а она, конечно, есть), то вместо этих самообвинений, самокопаний и бесконечных сожалений (теперь-то что говорить, как надо было поступить?) – стоит пойти и покаяться, попросить прощения у Бога за свой проступок! Да, можно кидаться на крышку гроба, посыпать голову пеплом, говорить всем, «как же подло я поступил». Но этот путь не принесет утешения. А есть путь, который действительно приносит утешение: покаяние. Через покаяние мы станем ближе к Богу. Молитва об усопшем станет сильнее, и этим мы окажем ему реальную помощь, сможем хоть как-то исправить то зло, которое мы ему причинили. И душе усопшего, и нашей душе станет спокойнее.

Вот адаптивный механизм переживания ситуации. Не сожалеть бесконечно о том, что ситуация изменилась, и прежнего не вернуть (человека не воскресить), а принять новую ситуацию и адаптироваться к ней, найти наилучший как для себя, так и для души усопшего вариант поведения.

— А если человек желал близкому добра, а обернулось все злом? И вот он поневоле начинает думать: не зря говорят люди: «Не делай добра — не получишь зла»…

– Например, я подарил другу ценную вещь, он меня очень просил об этом. Доброе дело? Доброе. Я своим благом пожертвовал, другу дал. А его за эту вещь убили. И я начинаю себя винить: если бы я не дал другу этой вещи, то он был бы жив. И в данном случае, может быть, так и было бы…

Но возьмем другой пример: человек попросил у меня эту вещь, а я ему ее не дал. И по идее его должны были убить, но не убили, потому что вещи этой у него не было. А не было, потому что Я ему НЕ дал.

Должен ли я в этом случае награду получить? Я же человека спас, я ему не дал той вещи, за которую его могли убить!

А в первом случае я виню себя в том, что человека убил, потому что дал ему вещь, хотя мог не дать, пожадничать, и спасти его.

Это же совершенно дикий подход. Все с ног на голову перевернуто. Мы виним себя за то, что сделали доброе дело, по любви к другу, и хвалим себя за то, что поступили плохо, не проявили любовь.

А почему мы, казалось бы, рассуждали логично, а вывод получили абсолютно неверный, и даже противоположный верному? А потому, что в наших рассуждениях мы делали акцент не на наш осознанный выбор, а на ту итоговую ситуацию, которая явилась результатом огромного количества факторов и зависела на самом деле не от нас.

И для нашей души в призме вечности имеет значение не итоговый результат в целом, а именно наш сознательный выбор в сторону добра или зла. Это и только это отражает способность нашей души любить. А Бог есть Любовь, и быть причастным Ему может только человек, умеющий любить. И на суде Божием сами наши поступки будут свидетельствовать или за нас, или против нас, именно на наш выбор будет смотреть Бог…

Да, кажется, что какой-то наш выбор привел в итоге к смерти человека. Но мы опять забываем, что все в руках Божьих. Мы хотели добро сделать? Конечно! И мы приложили все усилия, чтобы поступить с человеком по любви. А то, что произошло потом – зависело совершенно не от нас.

А если мы могли добро сделать, но не сделали, то это, безусловно, чисто негативный поступок, потому что именно мы не помогли этому человеку. Мы отвечаем только за свой выбор. Причем, как мы уже говорили, за выбор в условиях ограниченной информации (мы не можем знать всех обстоятельств). Вот зона той ответственности, которую мы несем.

Большой грех брать на себя ответственность за то, над чем мы не властны – таким образом мы пытаемся взять на себя функции Бога. То есть мы думаем, что могли бы что-то глобально изменить, предвидеть результат! Но как мы могли предвидеть? Столько факторов влияют на конечный результат!

Это все равно, что я сяду с чемпионом мира по шахматам играть в шахматы. Он мне раз – и мат почти сразу поставил. А в конце проигранной игры я буду себя обвинять: а вот мог бы и предвидеть, что он это сделает! Мог бы предвидеть, как дальше игра пойдет, как он будет ходить. Может быть, и можно выиграть игру у чемпиона мира, если прокрутить все назад и расставить шахматы по своим местам заново. И вот, зная, как он пойдет, я мог бы все поменять… Но дело в том, что я – не чемпион мира. И я не могу предвидеть, как он будет ходить, потому что он гораздо лучше меня играет в шахматы. На то он и чемпион мира.

И вот эту нашу ограниченность, наше несовершенство надо понимать, чтобы не жить прошлым, не винить себя за то, над чем ты не властен, и не заниматься самоедством.

— А что делать той женщине, которая выгнала своего пьяного мужа, и потом он погиб? Как поступить в подобной ситуации?

— Ей нужно покаяться. Но она должна ясно понять: отвечает она не за то, что ее мужа убили (она же его не убивала!), а за то, что она поступила с ним немилосердно, жестоко, не по любви. Вот именно в том, что она так поступила, не по-христиански, она и должна покаяться перед Богом.

Необходимо понимать, что в первую очередь душе этой женщины, а не душе умершего важно покаяние. Ведь проступок очевиден, и тяжесть на душе – от этого поступка. И именно ей важно получить прощение за этот жестокий шаг. И хотя муж уже не может простить ее, потому что он ушел в иной мир, получения прощения от Бога в данной ситуации вполне достаточно. Поэтому не стоить месяцами лить слезы и впадать в депрессию, нужно пойти к Богу и принести покаяние в тех поступках, совершая которые, мы сделали неверный выбор (об этом мы говорили выше) по отношению к умершему.

А душе мужа теперь важно не то, плачет жена или нет, а то, будет ли жена за него молиться, будет ли творить дела милосердия ради спасения его души. Это самое главное, чем мы можем и должны помочь нашим умершим близким.

— А что людям мешает простить себя? Ведь многим очень сложно простить себя за тот или иной поступок…

– Простить себя… это было бы слишком просто. Человек сам себя простить, сам себя оправдать не может. Конечно, мы часто так пытаемся делать, но это не приносит облегчения. Мы сто раз в день можем сказать себе, что мы себя прощаем, но результата не достигнем. И все это знают по себе. Почему? Потому что совесть, которая является голосом нашей души, продолжает нас обличать. Мы сами не можем простить себя потому, что душа наша не примет этого прощения, все равно будет мучить, напоминать. Мы можем, конечно, заглушить голос совести на некоторое время – вином, загулом, делами. Мы можем оттеснить этот голос совести в глубины подсознания, но потом этот голос все равно прорвется. По-настоящему простить и успокоить нашу душу может только Бог… Именно для этого и существует покаяние!

— А что такое совесть? Почему она может заставлять нас так страдать?

— Святые отцы говорили: совесть – голос Божий. Как пишет святитель Феофан, «У нас есть неусыпный страж – совесть. Что худо сделано, она никак не пропустит; и как вы ей не толкуйте, что то ничего, а это сойдет, она не перестанет твердить свое: что худо, то худо… Совесть всегда есть наш нравственный рычаг».

Поэтому она нас постоянно и будит, постоянно дает какие-то сигналы. Только мы ее чаще всего воспринимаем как нечто, мешающее нам. «Вот что-то душу гложет, мучает, никак не перестанет…. Сколько можно!», — думаем мы. А в критические моменты совесть прямо говорит: «Иди покайся, ты совершил грех». И грех не в том, что, как в нашем примере, жена попросила мужа съездить за картошкой. Нет, есть конкретные грехи перед этим человеком: когда-то мы потребительски отнеслись к нему, немилосердно с ним поступили, слово грубое сказали, унизили, не поддержали в трудный момент. Это у всех бывает, к сожалению, в большей или меньшей степени, и с этим нужно бороться. Как? Покаянием, исправлением своей жизни.

Причем если человек умер, это не значит, что исправляться, становиться добрее, терпимее – уже поздно. Ведь у нас есть и другие близкие люди. Мы можем извлечь урок из наших проступков, научиться проявлять больше любви к людям, а если виноваты перед ними – просить прощения, пока человек еще с нами, пока еще не ушел…

А что касается нашей вины перед умершим: если мы покаемся в своих неверных шагах, то будем прощены Богом, получим несказанное облегчение душевное, сможем жить дальше с очищенной совестью. (Но покаяние должно быть искренним…) Говоря проще, после искреннего покаяния совесть (голос Божий) успокаивается.

А если не покаемся, то этот груз постоянно будет с нами, груз наших ошибок, нашей вины. И к сожалению, несмотря на то, что есть вполне проверенные временем и людьми алгоритмы, как надо действовать в данных ситуациях, как облегчить душу – несмотря ни на что, люди большей частью ими не пользуются. Не идут к Богу, не приносят покаяние.

Большинство людей, не зная как заглушить этот голос Божий, пытается найти свой выход: начинают себя винить, занимаются самоедством, некоторые даже впадают в полное отчаяние и пытаются покончить с жизнью. Другие наоборот, «уходят в загул», начинают вести такой образ жизни, чтобы некогда было подумать, чтобы некогда было посмотреть на себя трезво… Заглушают голос совести чем угодно: водкой, наркотиками, необузданными развлечениями. Когда в редкие моменты совесть дает-таки о себе знать, она подсказывает: «Я был несправедлив к этому человеку, я должен хоть как-то это исправить. Пусть его уже нет, но ведь есть же, наверное, какой-то способ загладить свою вину перед ним, что-то сделать для него». И этот способ есть – это покаяние и молитва за душу усопшего, как мы говорили выше. Но идти в храм, к Богу – это же тяжело, нужно себя ломать, пересиливать. Легче «напиться и забыться»…

— Я сама потеряла близкого человека, поэтому хорошо понимаю, что это такое. Да, зачастую у людей отсутствует элементарное понимание, как себя вести в данной ситуации, куда бежать за помощью. Но что делать, если просто нет сил, нет сил даже подняться с кровати от боли? И это боль не только на душевном, но и на физическом уровне…

– Да, кажется, что сил нет ни на что, и кроме боли ничего не чувствуешь. Но на самом деле, это не есть отсутствие сил… Данную ситуацию можно сравнить с занятиями на велотренажере. Мы крутим педали, нам тяжело, но мы никуда не едем. Движения – ноль. Но силы уходят. Вот и все душевные переживания, когда они направлены не туда, можно уподобить работе вхолостую. И боль не проходит, и никакого движения вперед нет, и сил уже не остается. Просто прокручиваются колеса.

И так может проходить год за годом, пока человек не поймет, что велосипед не едет, и если ничего не изменить, то он не поедет никогда. То есть если мы не поймем чего-то важного, то мы никогда не сможем по-настоящему примириться со смертью близкого, не сможем жить (а не существовать).

Чаще всего нас беспокоит то, чего мы не успели сделать по отношению к близкому человеку, которого больше нет рядом. Недодали любви, не попросили прощения за свои обидные поступки. Все мы, как правило, чувствуем, что чем-то обязаны умершему. Но – кому же теперь отдавать?? Этот-то вопрос и приводит нас в шок, повергает в депрессию. Мы не понимаем, что же нам теперь делать. Мы не ориентируемся в ситуации, и поэтому начинаем паниковать и впадать в отчаяние. Раньше, когда человек был жив, мы понимали, как вести себя с ним; теперь же все изменилось, и мы себя чувствуем беспомощными, как слепые котята… Появляется масса чувств (агрессия, отчаяние, всепоглощающее чувство вины), которые изматывают человека и физически, и психологически, и духовно. Это как раз то, о чем Вы говорили.

— Что же нам необходимо понять, чтобы наша душевная работа не проходила вхолостую? На что надо направить свои силы?

А надо понять, что человек, которого с нами нет, теперь – с Богом. И любая связь с ушедшим может осуществляться только через Бога. Отдай Богу и таким образом получит этот человек; проси прощения у Бога и таким образом прощен будешь своим близким.

Молись за этого человека — и ты ему додашь то, что ему сейчас больше всего нужно. Ты ему должен денег? Но ему не нужны сейчас твои деньги! Ему гораздо важнее твоя молитва! Отдай его душе то, что ей необходимо, в чем она так нуждается.

Точно так же и в ситуации смерти: зачем душе умершего все наши причитания, слезы, роскошные венки на кладбище, мраморные памятники, дорогие поминки, трогательные речи и тому подобное? Все это нам, живым, нужно. А его душе важнее всего наши молитвы, милостыня и дела милосердия.

Мы не отдали денег, которые брали в долг у усопшего? Отдадим их бедным или потратим их на какие-то богоугодные дела. Этим самым мы действительно с пользой вернем их душе усопшего. Нет денег? Пожалуйста, есть милосердие. Если человек много для нас сделал, вкладывал время и силы – мы все можем отдать ему. Это обычно, кстати, бывает, когда родители умирают. Они много для нас сделали, и мы прекрасно это понимаем. Они много в нас вложили, а мы теперь не можем отдать. Пожалуйста – можно отдать детям, бедным, больным, старикам. Помочь им своим вниманием, уделить им часть своего личного времени. Можно проявлять бОльшую любовь и к своим детям, больше уделять внимания их духовному воспитанию.

Таким образом мы отдадим долг душе усопшего – именно той самой валютой, которую душа усопшего может принять. И вот тогда не будет этого состояния физического и душевного изнеможения и опустошения. Потому что будет реальное движение вперед, а не просто прокручивание колес на велотренажере.

— Я почти уверена, что у многих, кто теряет близких, элементарно не хватает знаний, куда обращаться, что делать.

— Ну, это же все от нашей культуры идет. На протяжении веков были такие знания, и ими успешно пользовались, а сейчас мы их все отшвыриваем, как грязное белье. Предпочитаем плыть по течению… и заливать горе алкоголем.

Но тут опять же надо определиться. Если душа есть – это один вопрос, а если души нет – совершенно другой. Если души нет, то не надо и переживать, как мы уже говорили. Бессмысленно переживать за кого-то, кого уже нет…

Другое дело, если душа есть. Раз она есть – то понятно, что нужно делать все для нее… А не для себя. Боль душевная, как и физическая – вообще нужна человеку. Боль души в психологии называется психалгией. Это сигнал, что что-то не в порядке с нашей душой.

— И что же с ней делать? Ведь это очень мучительно!

— А что мы делаем, когда у нас болит зуб? Ну, день мы можем терпеть боль, обезболивающее принять можем, чтобы ее заглушить. Но проходит время, и мы все-таки понимаем, что зуб-то надо лечить, ведь боль возникла неспроста!

И можно тоже сказать, что эта боль отняла у нас все силы, потому что как любая боль она изматывает. Но нам очевидно, что эта боль будет до тех пор, пока мы не обратимся к врачу. Вот когда мы пойдем все-таки к врачу, тогда нам, скорее всего, зуб вылечат. И боль пройдет, так как устранится причина боли.

Душевная боль – несколько иная боль. И врач в данном случае – не стоматолог, а Бог. (Иногда какая-то помощь приходит от психолога. Но это не основная помощь. Основная – от Бога.) Веками существовал правильный алгоритм: умер человек – в первую очередь надо идти в церковь, помогать душе умершего, а не накачивать себя отчаянием. В первую очередь надо думать не о себе, что нам плохо, а об усопшем – что ему нужны наши молитвы. И вот когда начинаем молиться, творить дела милосердия, то и у нас самих силы появляются, и боль наша действительно ослабевает. Это проверено тысячелетней практикой… Если же мы будем отвергать этот путь к выздоровлению, то мы так и будем вариться в этой боли год-два-три…

Зачем же нам это надо??? Душе усопшего мы при этом не поможем, а себе тем более не поможем, а даже и повредим.

Если сказать совсем кратко, то надо осознать потерю и начинать движение, лечение. И больше думать не о себе и своей потере, а о душе умершего.

— А как можно хоть чем-то помочь человеку, переживающему потерю близкого? Если это произошло не с нами – чем мы можем утешить, поддержать?

— Человек, переживающий смерть близкого, должен поделиться своими чувствами. Непрофессионал способен утешить тем, что может привести к Богу. Бог утешит. Из человека плохой утешитель в данном случае… Если мы знаем, мы можем привести к мудрому, опытному священнику.

Друзья могут поддержать в житейском плане, взять на себя бремя каких-то расходов, трудов, организационную часть похорон, присмотреть за детьми (пока родители в тяжелом душевном состоянии), чтобы человек мог собственной душе больше внимания уделить, и через это хоть немного утешиться.

Можно просто слушать человека, дать ему выговориться. Нельзя оставлять человека один на один с бедой, особенно в первые дни. Один в своем горе – это законсервированное состояние, когда нет возможности ни с кем поговорить, посмотреть на ситуацию со стороны…

Надо просто сидеть и слушать человека. Это не очень приятно. Человек выплескивает свою боль, свое горе. И рядом при этом находиться – значит принимать в себя эти горе и боль, разделять их. И, конечно, большинству из нас, гедонистов, это неприятно. Нам же хочется весело жить, наслаждаться, не задумываться, а если и говорить о чем-то, так посплетничать, пообсуждать. А тут такая боль!!… Но если мы действительно хотим человеку помочь, то по любви к нему должны чем-то пожертвовать. В данном случае – состоянием собственной стабильности, своим душевным покоем. Недаром говорят : разделенное горе – это полгоря. То есть когда делят горе между тем, кто говорит, и тем, кто слушает, сопереживает, то боль немного уменьшается. Таким образом, друг берет часть горя на себя. Это тяжело, но если мы сильные люди, если мы искренне хотим помочь, то мы должны терпеливо слушать.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Элину Бурцеву и Ольгу Покалюхину.

© Memoriam.ru

Источник: сайт мемориам.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Человек обращается за приворотом в угоду низменным страстям

Для начала, важно понять, почему человек идёт к колдуну.

Тот, кто хочет сделать приворот, должен понимать, что любовь – дело Божие, а ненависть и всякое зло – дело сатаны. Поэтому приворот, будучи бесовским действием, естественно, приносит в отношения людей бесовские качества – ненависть, насилие, неправду. Поэтому позитивного результата у приворота не может быть в принципе.

Человек, заказавший любовный приворот, сознавая это или нет, вступает в некий договор с самим дьяволом. Потом ему не так просто бывает вырваться из этого «контракта», в который он вступил по своей воле. За сделанное приходится платить. Как известно, особенно плохо заканчивают те люди, которые сами колдуют, привораживают.

Мой знакомый живет в доме, где принимает известная колдунья. У нее раньше была обширная клиентура. Привороты, другие магические «услуги»… Её сын в молодом возрасте разбился на автомобиле. А муж, будучи неизлечимо болен, умер, так и не получив никакого облегчения. Не помогли ни обряды, ни целительство, ни прорицания.

Те, кто колдовали, привораживали, не имеют права причащаться. Если раскаются, они должны сначала, пройти чин присоединения к Церкви. А те, кто заказывали приворот, могут войти в Церковь через исповедь.

Состояние заказчика приворота – страшное, полное рабство греху. Этот человек находится в подчинении бесам, бесы полностью подавлены князем тьмы, а князь тьмы побежден Христом и находится в аду. Иерархию бесовских отношений мы можем представить себе по иерархии отношений в уголовной среде (то, что они похожи, не случайно). Есть главарь, есть его «шестерки», есть ниже еще какой-то уровень, вообще размазанный по земле. Этот самый низший уровень – и есть положение заказчика приворота.

– Что приобретает тот, кто заказал приворот, каким становится отношение к нему жертвы приворота? Насколько это похоже на любовь?

– Жертва приворота попадает в кабалу, в рабство. Как пели «Битлз», «любовь нельзя купить», а здесь что-то покупается. Если вы хотите знать, какова любовь, почитайте апостола Павла. Если ваше отношение похоже на это, то это любовь, если нет. То это что-то другое.

«Любовь долготерпит, не завидует, не превозносится, не ищет своего, не мыслит зла, не радуется неправде, все покрывает, всему верит, никогда не перестает…» «Не перестает» – значит, не прекращается. Значит, распространенная, в том числе в классической литературе фраза «Я его любила», «Я её любил» говорит о том, что любви не было. Иначе бы она не прекратилась, как любовь матери к ребенку. Раз прекратилась, значит, это не любовь, а страсть, привязанность, привычка. Не более того…

Проблема заключается в том, что люди не называют вещи своими именами. Если бы они называли вещи своими именами, снялась бы масса вопросов. О привороте люди и мысли не допускали бы.

Определенные понятия «любви» и «семьи» существуют только в Церкви. В обществе нет таких понятий, есть лишь спектр частных мнений по этому поводу. Распространилось даже выражение «гражданский брак», который к настоящему браку не имеет никакого отношения, а является, если называть вещи своими именами, просто блудным сожительством.

Церковь знает, что «семья» – это не что-то расплывчатое и меняющееся от эпохи к эпохе, а «домашняя церковь», полнота любви, единство двоих, подобное единству Святой Троицы. У каждого члена семьи есть ответственность друг перед другом и перед Богом. «Любовь» же – совокупность совершенств, которые мы уже описывали словами апостола Павла. Выражение любви – дети…

– А может ли Церковь научить меня тому, как завоевать любовь человека, который мне дорог?

– Прежде всего, Церковь поможет вам понять, а подходит ли вам именно этот человек и каково ваше истинное отношение к нему. Вы ведь себя не знаете. Только человек, который регулярно исповедуется, внимателен к себе, ясно представляет себе, к чему ему надо стремиться, кого и как искать.

Начав жить церковной жизнью, вы скажете как тот человек: «Я-то думал, что дом строится с окон или телевизора в комнате, а стал изучать, оказалось, дом строится иначе. Надо начинать с фундамента».

Как иногда говорит один мой знакомый музыкант, послушав какую-то музыку: «Отличная, великолепная музыка! Если другой не слышал». Узнав учение Церкви о любви и браке, вы сможете сравнивать. А у человека часто нет сравнения. Он живет в определенном социуме, его круг общения – 20-30 человек, и он думает, что весь мир такой, и что существуют только такие представления о любви, о браке. Почему существуют социумы наркоманов, алкоголиков, музыкантов, поэтов? Потому что они думают, что кроме них, больше никого нет. Или, допустим, человек ходит всё время на ночные дискотеки, днем спит. И ему кажется, что весь мир такой: ритмический грохот, все прыгают, крутятся и ищут недолгих знакомств. О существовании очень многих вещей он даже не подозревает.

Главное, он не знает, кто он такой и на что способен. Человек считает: «Я хороший. Не ворую, не убиваю, не граблю. Работаю». И вдруг ему говорят: «Да ты же скотина и мерзавец». – «Как!!!» Он в это сразу не поверит.

А те, кто живут в Церкви, смотрят на вещи шире. Почему они смотрят шире? Потому что они не замыкаются на своих страстях. У них тоже есть дурные привычки, но они стараются их преодолевать, подниматься над ними. Готовясь к исповеди, они сравнивают себя не с людьми из своего социума, а с Христом.

Построение отношений, как и всякое дело, требует честной оценки своих способностей. Допустим, я музыкант и хочу играть в трио. Но я должен понимать, что в этом трио контрабасист будет играть на контрабасе, скрипач – на скрипке, а барабанщик – на барабане. Чтобы участвовать в таком трио, я должен, во-первых, уметь играть на одном из этих инструментов, во-вторых, играть на определенном уровне. Есть музыкальная комиссия, которая меня послушает и скажет, готов ли я играть на таком уровне.

Намереваясь вступить в брак, вы тоже должны понимать, готовы ли вы играть определенную партию, и готов ли ваш избранник играть свою партию. Христианин является наследником тысячелетнего духовного опыта, который помогает ему разобраться во всем этом. Кроме того, в Церкви у вас есть духовник, с которым вы можете поговорить, посоветоваться.

А как решает эту проблему нецерковный человек? «Давай поживем вместе и посмотрим, подходим ли мы друг другу, удастся ли нам притереться». Но такой эксперимент не объективен, потому что сожительство – не брак. Более того, грех блудного сожительства влечет за собой другие грехи. И вместо того, чтобы в чем-то разобраться, люди еще больше удаляются от трезвого представления о мире и о себе…

Священник Евгений Тремаскин

Источник: сайт заговор.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Книги о царской семье, ее жизни и последних днях

101 год назад в Екатеринбурге были расстреляны Николай II, Александра Федоровна, их дети и слуги. Мы собрали 5 книг, написанных историками и современниками, о семье Романовых и их последних днях жизни. Некоторые из них написаны его современниками.

В этой заметке мы расскажем о нескольких книгах, посвященных Царской Семье, ее жизни и трагической гибели и приведем небольшие цитаты из них.

Александр Боханов

Николай II

Историк и автор ряда книг об истории царской семьи Александр Боханов написал одну из самых подробных биографий Николая II. Боханов не скрывает своей симпатии к последнему русскому императору и описывает его как царя-мессию и помазанника Божьего. При этом не идеализирует его как героя и объективно рассказывает обо всех фактах его биографии.

Потом будет потрачено много слов и бумаги на выяснение вопроса: знал или не знал «сам Ленин» о подготовке убийства царской семьи. Одни уверенно утверждают: «Знал». Другие же, с не меньшей категоричностью, говорят «нет». Оправдатели большевиков, в том числе упоминавшийся уже французский «мэтр» Ферро, приводят в качестве «бесспорного аргумента» известный факт: отсутствие документов, удостоверяющих санкцию центральных властей в Москве. Подобное странно слышать от профессионала: очень многие события в истории не отражены документами прямого действия. Надо считать Ленина или очень глупым, или очень беспечным человеком, чтобы думать, что он, в совершенстве владея мастерством демагогии и конспирации, стал бы отдавать письменные приказы. Ни главарь, ни его окружение на это никогда бы не пошли. Они были не только циничными и аморальными, но и умными.”

 

“Царские дети!

(сборник)

здание Сретенского монастыря, 2003. Твердый переплет. 448 стр.

Книга имеет целью воссоздать для наших современников, людей конца XX века, один из малоизвестных уголков старой России — семейную жизнь последних Романовых, а точнее — воспитание детей в царских семьях. Со страниц книги на читателя глядят живые детские лица — маленького Николая II, а тогда Ники, его брата Георгия и, наконец, царских детей следующего поколения, будущих страстотерпцев, дочерей и сына Николая II.
Читателя книги ждет, вероятно, немало неожиданного. Как воспитывались дети в царских семьях? В роскоши, изнеженности, в безделье? Ничего подобного: атмосфера воспитания будущих самодержцев была далека от тепличной. Маленький Романов должен был расти прежде всего как русский человек своего времени, знающий суровость жизни, закаленный перед лицом ее трудностей и испытаний. Даже ужасов войны не скрывали от детей. Великие Княжны, дочери Николая II, исполняли обязанности хирургических сестер в военных госпиталях.

А основой, фундаментом, воспитания царских детей была вера в Бога, православная церковность. Из писем царских дочерей мы узнаем многое о их внутренней жизни. И мы видим, что она протекала в постоянном памятовании о Боге и покаянии. Именно в христианской вере — корни крепкой семейственности последних Романовых, Александра III и Николая II. И именно то, что в центре религиозной жизни семьи Николая Александровича Романова всегда стоял Крест Христов, помогло в 1918 году царственным мученикам не сломаться духовно в страшные месяцы сибирской ссылки. Читатель убедится в их духовной высоте, познакомившись с помещенными в нашей книге дневниками и эпистолярными материалами.

Книга эта — сборник, включающий в себя как живые свидетельства, так и художественное осмысление предмета — воспитание царских детей. В первой части сборника мы помещаем повесть эмигрантского писателя Ильи Сургучева «Детство Николая II». Впрочем, в повести этой силен документальный элемент: она написана от имени исторического лица – полковника Олленгрэна, воспитывавшегося вместе с Ники и Жоржиком, детьми Александра III. Вторая часть книги содержит воспоминания людей, близких ко двору Николая II, и некоторых из тех, чья судьба пересеклась с жизненным путем царской семьи. Наконец, знакомясь с третьей частью сборника, читатель услышит настоящий голос царских дочерей: письма доносят до нас их подлинную интонацию. Из писем мы узнаем также о глубоких и абсолютно искренних отношениях молодых девушек с их матерью, Императрицей Александрой Федоровной, выдержки из дневника которой мы также помещаем в третьей части книги.

Перед читателем проходят картины жизни Зимнего дворца – размеренно-трудовые будни маленьких Царевичей и Царевен. Затем вы перенесетесь в весеннюю цветущую Ялту — любимое место пребывания семьи Николая II. И вот наконец — вехи крестного пути царской семьи: заключение в Царском Селе… Тобольск, Екатеринбург… Страшный подвал Ипатьевского дома, где была расстреляна царская семья, и сияющая белая яхта «Штандарт» посредине Ялтинской бухты — можно ли представить себе контраст более разительный, более неожиданный и трагический!..

Переживая вместе с гибелью молодых Романовых конец старой России, читатель книги, однако, не остается в состоянии удрученности. Прочитав книгу, он получает такой мощный заряд душевного здоровья, любви и веры, что приходит к убеждению: нет таких жизненных ситуаций, в которых нельзя противостоять унынию, страху, безнадежности. Укрепленные великой верой во Христа, члены царской семьи служат для нас образцом мужественной твердости и непоколебимой надежды.

Они – помощники России, всякого русского человека в трудных поисках верного жизненного пути.

М. Кравцова, Е. Янковская

«Царский венец»

Биографическая повесть «Царский венец» создана на основе мемуаров и исторических документов и рассказывает о достойной жизни и мученической кончине семьи царственных страстотерпцев. Книга повествует о судьбе императора Николая II и его супруги императрицы Александры Федоровны, об их любви, которая зародилась в юном возрасте и которую они пронесли через все испытания, выпавшие на их долю в страшное русское лихолетье; об их чудесных детях. Эта книга поможет нам и нашим детям взглянуть любящими глазами на историю нашего Отечества, поможет вернуть в нашу жизнь поруганные идеалы мужества, любви и патриотизма. Образ царственных страстотерпцев, очерненный врагами России, вновь предстает перед нами, как чистое зерцало правды и благочестия, как олицетворение подлинной красоты. Царские венцы, ставшие терновыми, вновь сияют вечной, нетленной славой в Царствии Небесном и в молитвенной памяти почитающих святых мучеников. Книга дает настоящий пример тех отношений между близкими людьми, которые сегодня так редки.
Написанная для юношества, повесть будет интересна и взрослому читателю, тому, кому дорога судьба нашего Отечества.

Николай Сокололов

“Убийство царской семьи”

Книга, написанная следователем, который вел дело об убийстве Николая второго и его семьи.

Аннотация к книге, изданной а 2007 году.

90 лет назад в Екатеринбурге было совершено зверское преступление. Мать, отец и их дети – четыре девочки и маленький мальчик – были жестоко убиты. Их достреливали в упор, добивали штыками. Стены комнаты, забрызганные кровью, расчлененные тела, попытка скрыть следы преступления…
Наверное, появись такое сообщение в прессе, даже в наше криминальное время, оно заставило бы многих содрогнуться. Но 90 лет назад убили не просто семью – убили царскую семью, пытаясь покончить с тысячелетней исторической Россией.
О том, как шаг за шагом, день за днем, шли “пламенные революционеры” к этому беспрецедентному преступлению, рассказывает широко известная, но даже сегодня мало издаваемая книга Н.А.Соколова “Убийство царской семьи”. Следователь Соколов, занимавшийся делом гибели последней царской четы из рода Романовых, скрупулезно и дотошно изучал мельчайшие детали, которые могли бы раскрыть истинный ход событий. К сожалению, сам он погиб в эмиграции при странных обстоятельствах, а собранные им документы бесследно исчезли.
Данная книга, которую он успел выпустить незадолго до смерти – все, что осталось от материалов самого известного и таинственного уголовного дела XX столетия.

 

Чернова О.В.

“Верные. О тех, кто не предал Царственных мучеников”

М.: Русский хронограф, 2010. – 576с.

О книге – «Великие души России» – расширенное и дополненное издание первой книги автора, – «Верные до смерти», – вышедшей в 2007г. в издательстве «Сатис». Новая книга продолжает тему духовного подвига и жертвенной любви людей самых разных социальных групп и сословий, добровольно разделивших с Царственными Страстотерпцами Их трагическую судьбу. Те придворные, лица свиты, учителя и слуги, которые приняли мученическую кончину в большевистских застенках, уже прославлены в лике святых новомучеников. Другие, претерпев с Ними арест, ссылку, гонения, до конца жизни продолжали служить Их памяти. Но они все, и погибшие и выжившие в страшной, забывшей Бога революционной России, готовы были на подвиг, выше которого нет – «положить живот свой за други своя», – умереть за Святую Царскую Семью и Государя Мученика. Читая книгу, невозможно остаться равнодушным. Читатель откроет для себя не просто забытые имена и судьбы. Главная ценность книги в том, что современному прагматичному миру она напоминает о вере, любви, правде. Надеемся, что книга О.В.Черновой, рассчитанная на широкий круг читателей, найдёт отклик в душе каждого.

Государыня Императрица Александра Федоровна Романова.

Дивный свет. Дневниковые записи, переписка, жизнеописание.

М.: Русский Паломник, Валаамское общество Америки, 2010. – 468с

Читатель, который не имел раньше возможности знать правду о жизни Императрицы Александры Феодоровны, да сочтет достойным прочитать ее письма и дневники, В них — душевное тепло, которое делает их добрыми. Однако понимание ее места в истории многое добавит к общей картине. Далее, нетребовательный читатель, взгляды которого сформировались на основе выдуманных популярных версий о жизни Царской Четы, опубликованных за прошедшие годы, может видеть свою ошибку. Чтобы понять душевное устроение Николая Александровича и Александры Феодоровны, нужно видеть их такими, какими они видели себя сами, с их ценностями и взглядами, а не нашими, которые нам были навязаны. Эта книга связана с предыдущей — “СВЕТ НЕВЕЧЕРНИЙ. Жизнь Александры Феодоровны Романовой, последней Всероссийской Императрицы” (изданной в Америке Валаамским Обществом Америки на английском языке в 1992 году и в России Российским Отделением Валаамского Общества Америки на русском языке в 1996 году), в которой я попыталась нарисовать достоверную картину исторических и социальных сил, окружавших правление последних царствовавших Романовых. Я не буду повторяться, пусть читатель, интересующийся их жизнью, обратится к первой книге. Межу тем, необходимо добавить несколько штрихов к облику Александры Феодоровны и ее Семьи.

Главной нитью, которая проходит через их правление, является их собственная твердая вера в правду Монархии, в долг, который, как они понимали, был возложен на них Господом и был необходим для России. Несомненно, это была труднейшая и болезненная жизнь. И Николай Александрович, и Александра Феодоровна видели силу политического богоборчества, расшатывавшего основы Самодержавия. Из их писем и наблюдений близких к ним людей видно, что они были зажаты в тиски между удушающими требованиями сторонников конституции и их собственной верой в необходимость богоданной Монархии для России. Их вера была скреплена клятвой, данной ими при коронации. Их решимость предстоять перед Богом за свой народ исходила из ответственности не только политической, но и духовной. И они знали, что то, как они выполнят свои обязанности, отразится на их душах и определит их посмертную вечную участь

академик АГН И. Ф.Плотников

Гибель Царской Семьи

Монография о гибели Царской Семьи – плод многолетних исследований доктора исторических наук, академика АГН И. Ф.Плотникова. Известный уральский ученый предлагает детальный исторический анализ как новых, так и уже изданных документов и материалов о тайной подготовке, совершении убийства и попытках захоронения жертв Ипатьевского дома. Автор впервые публикует данные, проливающие свет на до сих пор не раскрытые тайны одного из самых трагических событий в истории России.
В справочный аппарат книги включены: подробные примечания, биографические сведения об упоминаемых в книге лицах, обширная библиография, именной и географический указатели. В«Правда историиВ» позволяет поставить точку в длительной полемике вокруг подлинности останков Царской Семьи, захороненных в Петропавловском Соборе в Санкт-Петербурге. Книга предназначается для историков и всех интересующихся этой темой.

Т.Н. МикушинаО.А. ИвановаЕ.Ю. Ильина (авторы-составители)

ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ. Возвращение

Книга повествует о жизни Царской семьи Николая Александровича и Александры Фёдоровны Романовых и их

детей Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и Алексея.

Многочисленные факты – подлинные дневники и письма царской четы, воспоминания приближённых, даже просто сами фотографии – свидетельствуют о высокой культуре и ответственности царственных особ, их чести и благородстве, нежной любви друг к другу и безграничной преданности Родине.

Нам предстоит осознать всю чудовищную несправедливость, совершённую народом России по отношению к Царской семье. Без осознания причин и их последствий мы будем продолжать совершать те же ошибки.

Символическое возвращение Царской семьи – это наше возвращение к идеалам нравственности, чести, порядочности во всех сферах человеческой деятельности.

Для самого широкого круга читателей.

Е.Ю. Ильина (автор-составитель)

Император Николай II. Разоблачение мифов

В течение 100 лет народ России повторял навязанные в советское время мифы и штампы о Николае II: слабый правитель, «кровавый», бросил Россию на произвол судьбы, отказавшись от трона, проиграл русско-японскую и Первую мировую войну и т.п. И только сейчас крупицы истины стали всплывать в научных публикациях, статьях, воспоминаниях современников событий.

Книга создана на основе открывшихся данных. Новые факты ошеломляют!

Книга написана простым языком, чтобы любой желающий мог познать всю чудовищность той лжи, в которой пребывала Россия в течение 100 лет.

Знание истинной истории откроет перспективы того Пути, который уготован России и о котором говорили пророки прошлого.

Роберт Мэсси

Николай и Александра. История любви и тайна смерти

Книга американца и лауреата Пулитцеровской премии Роберта Мэсси вышла в 1967 году. С этой книги начался «роман» писателя с российской историей: позже он напишет еще книги о Петре I и Екатерине Великой. Мэсси заинтересовался историей царской семьи, когда его собственный сын заболел той же болезнью, что и цесаревич Алексей: у мальчика тоже обнаружили гемофилию. Роман об отношениях последнего русского императора и его супруги написан на документальных источниках, в книге использованы материалы из архивов Колумбийского и Йельского университетов.

Впоследствии книга была экранизирована в 1971 году, фильм получил две премии «Оскар».

“Всю зиму Алексей Николаевич был полон сил и здоровья. Но после того как охранники разрушили ледяную гору, лишив мальчугана возможности расходовать свою неуемную энергию, он принялся изобретать разные опасные игры, и никто не мог заставить его от них отказаться. Спускаясь с лестницы на салазках, на которых прежде спускался с горы, наследник получил травму. Началось внутреннее кровоизлияние в нижней части живота. Даже в Спале пять лет назад мальчик не испытывал таких страданий. Боль усиливалась, становясь невыносимой. И тогда, сквозь стоны, мальчик проговорил: «Мама, я хочу умереть. Я не боюсь смерти, но я так боюсь того, что они с нами сделают». Распутина не было в живых, некому прийти было на помощь, некому было послать телеграмму, сама же государыня ничем не могла помочь сыну. В письме к Вырубовой императрица сетовала, что сын «очень похудел, первые дни напоминали Спалу, помнишь. Сижу целый день у него, обыкновенно держу ногу, так что я стала похожа на тень».

Великий князь Александр Михайлович

Воспоминания

Александр Михайлович был внуком Николая I, другом детства Николая II и супругом его сестры Ксении. В 1918 году он покинул Россию для участия в Парижской мирной конференции, а затем, после отказа других стран помочь белому движению, навсегда остался во Франции и больше никогда не возвращался в Россию. В эмиграции он написал книгу воспоминаний, где в том числе рассказывает жизни императорской семьи.

Люди умирают ежеминутно, и мы не должны были бы придавать особого значения смерти тех, кого мы любим. Но тем не менее смерть Императора Александра III окончательно решила судьбу Poccии. Каждый в толпе присутствовавших при кончине Aлeксандра III родственников, врачей, придворных и прислуги, собравшихся вокруг его бездыханного тела, сознавал, что наша страна потеряла в лице Государя ту опору, которая препятствовала России свалиться в пропасть. Никто не понимал этого лучше самого Никки. В эту минуту в первый и в последний раз в моей жизни я увидел слезы на его голубых глазах. Он взял меня под руку и повел вниз в свою комнату. Мы обнялись и плакали вместе. Он не мог собраться с мыслями. Он сознавал, что он сделался Императором, и это страшное бремя власти давило его.”

Пьер Жильяр

При дворе Николая II. Воспоминания наставника цесаревича Алексея

Француз Пьер Жильяр был наставником цесаревича и наследника престола Алексея. Он был вместе с семьей Романовых с 1905 года, пережил с ними дни революции и сопровождал их в Тобольск. После убийства царской семьи он вернулся на родину и написал полные любви к молодым Романовым воспоминания. В книге описана повседневная жизнь царской семьи, их окружения и последние дни царской семьи.

Через несколько минут я увидел, как мимо моего окна прошел Нагорный с больным ребенком на руках. Позади него шли великие княжны, нагруженные дорожными кофрами и маленькими сумками с личными вещами. Я попытался выйти, но меня грубо оттолкнули внутрь вагона.    

Я вернулся к окну. Татьяна Николаевна шла последней, неся свою маленькую собачку и с трудом волоча тяжелый коричневый чемодан. Шел дождь, и я видел, как ее ноги утопали в грязи. Нагорный пытался прийти к ней на помощь, но его грубо оттолкнул один из комиссаров. Несколько минут спустя повозки с детьми направились к городу.    

И я даже не подозревал, что никогда больше не увижу их, этих людей, среди которых провел столько лет! Я был уверен, что за нами вернутся и мы все вновь будем вместе.”

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Жизнь Романовых в Доме Ипатьева

В Екатеринбург Романовы прибыли 30 апреля 1918 года. Приехали не все, только Николай Александрович, Александра Федоровна и Мария. Ольга, Татьяна и Анастасия оставались в Тобольске с разболевшимся Алексеем.

Это были последние дни Великого Поста, Пасха в том году была поздней – выпадала на 4 мая. С вокзала Романовых сразу повезли в приготовленный для их содержания дом Ипатьева.

«…Дом хороший, чистый. Нам были отведены четыре большие комнаты: спальня угловая, уборная, рядом столовая с окнами в садик и с видом на низменную часть города и, наконец, просторная зала с аркою без дверей. ‹…..› Разместились следующим образом: Аликс, Мария и я втроём в спальне, уборная общая, в столовой – Н. Демидова, в зале – Боткин, Чемодуров и Седнев. Около подъезда комната караульного офицера. Караул помещался в двух комнатах около столовой. Чтобы идти в ванную и W. С., нужно было проходить мимо часового у дверей кар[аульного] помещения. Вокруг дома построен очень высокий досчатый забор в двух саженях от окон; там стояла цепь часовых, в садике тоже».

( Из дневника Николая Романова)

По прибытию в Екатеринбург Романовы сразу почувствовали ухудшение своего положения. Именно здесь бывший император впервые услышал по отношению к себе обращение «гражданин Романов», а говорить применительно к нему «Ваше Величество»  было отныне запрещено. При заселении состоялся серьезный обыск, который продолжался несколько часов, и коснулся всех личных вещей семьи. Выходить за территорию усадьбы Романовым запретили, более того, даже прогулки в тесном дворике были сокращены до часа в день. Даже на Пасхальную службу в находящуюся через дорогу Вознесенскую церковь Романовы не попали. Впервые в жизни слушали Пасхальный канон издалека. Кроме того, в Екатеринбурге начались издевательства и притеснения со стороны охраны. Например, большинство продуктов, которые приносили к царскому столу монашки Ново-Тихвинского женского монастыря, попадало на стол красноармейцев. На стенах туалета появились скабрезные рисунки, охрана позволяла себе рыться с личных вещах императорской семьи и подворовывать понравившееся, под окнами распевали непристойные частушки и т.д.

Романовы крепились, тем более что 23 мая  из Тобольска приехали Ольга, Татьяна, Анастасия, Алексей, и семья, наконец-то воссоединилась. Много читали (Библию, Евангелия, а также светские книги из домашней библиотеки Н.Н. Ипатьева), рисовали, вышивали, раскладывали пасьянсы и играли в привычные игры: карточный безик, подкидного дурака, трик-трак (нарды). Александра Федоровна часто болела и много времени проводила в постели, плохо чувствовал себя и Алексей. Зато Великие княжны придумали брать уроки у повара Харитонова – и научились печь хлеб. Еще они часто пели хором, правда, песни были, как правило, невеселыми. Охрану приходилось периодически менять, потому что классовая ненависть постоянного наблюдения за бытом Романовых не выдерживала.

Царь был уже немолодой. В бороде у него пошла седина. Глаза у него были хорошие, добрые, как и все лицо. Вообще он производил на меня впечатление как человек добрый, простой, откровенный. Царица была, как по ней было заметно, совсем на него не похожая. Взгляд у нее был строгий, фигура и манеры у нее были как у женщины гордой, важной. Мы, бывало, своей компанией разговаривали про них и все мы так думали, что Николай Александрович простой человек, а она непростая и как есть похожа на царицу. Такая же, видать, как и Царица, была Татьяна. Остальные дочери: Ольга, Мария и Анастасия важности никакой не имели. Заметно по ним, что они простые и добрые. От моих мыслей прежних про Царя, с какими я шел в охрану, ничего не осталось. Как я их сам своими глазами поглядел несколько раз, я стал душой к ним совсем по-другому: мне стало их жалко».

( Записано со слов разводящего караульной команды Анатолия Якимова)

За некоторое время перед трагической расстрельной ночью с 16 на 17 июля 1918 года охрану по большей части заменили. В караул поставили латышских стрелков, которые славились своей жесткостью. Впрочем, несколько человек (и именно латышей) от участия в расстреле все равно отказались. Кто конкретно оказался в расстрельной команде – установить невозможно, в разных источниках фигурируют разные фамилии. Много споров вызывает и то, по чьему решению Романовы были убиты. Было ли это самоуправство уральских большевиков или же команда исходила от Ленина, Свердлова и прочих.

В Екатеринбурге Николай, Александра и Мария провели 78 дней, Ольга, Татьяна,

Анастасия и Алексей на 23 дня меньше.  Вместе с ними в ночь в подвале Ипатьевского дома были убиты лейб-медик Е.С. Боткин, лейб-повар И.М. Харитонов, горничная А.С. Демидова, камердинер полковник А.Е. Трупп, а также 2 собаки Великих княжон. Чудом смерти избежали поваренок Леонид Седнёв (его отослали из Ипатьевского дома накануне), камердинер Т.И. Чемодуров (болел и находился тюремной больнице) и собака царевича Алексея спаниель Джой. Более того, последний был вывезен за границу белым офицером и доживал свои дни в Букингемском дворце.

Ипатьевский дом существовал еще долго. В нем успели поквартировать и общежитие для высших партийных чинов, и музей революции (одним из главных экспонатов которого был расстрельный подвал), и партийный архив, и учебный центр управления культуры. Решение о сносе бывшего дома инженера Ипатьева было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 30 июля 1975 года. Инициатива исходила от тогдашнего главы КГБ Андропова. В качестве аргумента он приводил «нездоровый интерес», который проявляют к дому иностранцы и даже местные жители. И все-таки быстро снести Ипатьевский дом не удалось: он имел статус историко-революционного памятника всероссийского значения. На исключение особняка из реестра памятников понадобилось два года, ну а дальше все было просто. В качестве обоснования необходимости сноса дома Ипатьева назвали «неотложную потребность в реконструкции ул. Я. Свердлова и К. Либкнехта…»  и в конце сентября 1977 года к нему подъехала «шар-баба». Областью тогда руководил Б.Н. Ельцин.

В 2000-2003 году на месте Ипатьевского дома был построен Храм-Памятник на Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших.

текст: Светлана Логинова

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

Спасутся ли инославные?

В среде наших православных ревнителей много внимания справедливо уделяется критике священноначалия, склонного к экуменизму и особенно ‒ стремящегося к сближению с католиками. Разумеется, это не богоугодное дело: уравнивать истину Православия с ее искажениями. Однако при этом часто можно встретить резко обличительные суждения в адрес католиков, что католики “не спасутся”, не говоря уже о протестантах различных толков, отвергших церковные таинства. На это экуменисты возражают, что не в нашей  власти судить об этом, предвосхищая Суд Божий. На эту тему кажется уместным привести суждения видных богословов Русской Православной Церкви за границей, которая анафематствовала экуменизм, но жила непосредственно в инославной среде и судила о ней не только в теории, но и на практике.

Вопрос о том, могут ли спастись христиане инославные, т.е. не принадлежащие к Православной ‒ Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, в наши дни ставится иногда очень остро и болезненно.

Говоря об ответе на этот вопрос, необходимо, прежде всего, припомнить то, что Сам Господь Иисус Христос в Своем Евангелии только об одном состоянии человеческого духа говорил, как о безусловно и безнадежно погибельном, именно ‒ о хуле на Духа Святого (Матф. 12:31-32). Дух Святый есть прежде всего Дух Истины, как и любил Его называть Спаситель. В соответствии с этим и хула на Духа Святого есть хула на Истину ‒ сознательное и упорное сопротивление ей. Известно (см. там же), что даже хула на Сына Человеческого ‒ т.е. на Самого воплотившегося Сына Божия, Господа Иисуса Христа, может быть прощена человеку, т. к. может быть произнесена по ошибке и заблуждению, и впоследствии ‒ покрыта обращением и покаянием (примером такого обратившегося и покаявшегося хулителя, как известно, является св. ап. Павел ‒ Деян. 26:11 и I Тим. 1:13). Но если человек противится Истине, явной для его сознания и совести ‒ он сам ослепляет и духовно убивает себя, ибо в этом состоянии противления он уподобляется диаволу, который верует в Бога и трепещет, и, однако же, ненавидит Его, хулит и противится Ему…

Так ‒ отказ человека от принятия Божественной Истины и противление ей делают его сыном погибели. И в соответствии с этим Господь, посылая Своих учеников на проповедь, говорил им: «иже веру имеет и крестится, спасен будет, а иже не имеет веры ‒ осужден будет» (Марк. 16:16), ибо пред этим последним Господь поставил Свою Истину, призывая его к принятию ее, а он ее не принял и унаследовал осуждение со всеми «не веровавшими Истине, но возлюбившими неправду» (II Сол. 2:12).

Святая Православная Церковь есть хранительница Богооткровенной Истины во всей ее полноте и верности апостольскому преданию. И тот, кто уходит из Церкви, лично и сознательно отпадает от нее, есть ее противник и ренегат-отступник от апостольского предания. Таких отступников Церковь грозно анафематствует, по слову Самого Спасителя (Матф. 18:17) и ап. Павла (Галат. 1:8-9), угрожая им вечной погибелью и призывая к возвращению в лоно Православия. Но, само собой разумеется, что рядовые христиане-католики или лютеране, члены неправославных религиозных общин, не могут быть названы отступниками, или еретиками, ‒ исказителями истины. Они вырастают, воспитываются и живут в своей вере по наследству и традиции, так же, как большинство из нас, православных; в их жизни нет момента личного, сознательного отступления от Православия. И Господь, «всем хотящий спастися» и «просвещающий всякого человека, грядущего в мир», несомненно, Своими путями и их ведет ко спасению.

В данном вопросе особенно поучительным является тот ответ, который когда-то дал одному “вопрошателю” святитель Феофан Затворник. Будучи спрошен об этом, святитель ответил приблизительно так «спрашиваешь, спасутся ли инославные… А почему ты о них так беспокоишься? У них есть Спаситель, Который ищет спасения всех людей. Он и позаботится об них. А на нас с тобой никто этой заботы не возлагал. Знай себя и свои грехи… Одно, впрочем, скажу тебе: если ты, будучи православным и имея истину во всей ее полноте, изменишь Православию и уйдешь в иную веру, то погубишь навеки свою душу…»

Полагаем, что этот ответ великого святителя подвижника ‒ лучшее, что можно сказать по данному вопросу.

Архимандрит Филарет
Эта статья архимандрита Филарета (будущего Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви) была опубликована в журнале “Хлеб Небесный”  (Харбин, 1939, № 6) как ответ на вопрос игумена Зосимы из Парижа.

+ + +

Необходимо знать и напоминать нашим церковным либералам не только формальные решения исторических церковных Соборов об отлучении католиков, но и причины, препятствующие объединению Православной Церкви с римской. К нашему времени католики отделили себя от Православия такими главными догматическими новшествами.

– Утверждение, возобладавшее в ХІ веке и ставшее формальной причиной откола, что Святой Дух исходит не только от Бога Отца, но и “от Сына”. Тут католики путают предвечное исхождение Святого Духа только от Отца и последующие взаимоотношения трех Лиц Божественной Троицы в историческом времени, которые бывали различными (например, Сын Божий рождается от Девы Марии нисшествием на нее Святого Духа, но это не значит, что Сын исходит от Святого Духа; так же и когда Сын говорит, что вскоре пошлет апостолам Духа Истины от Отца, это не значит, что Дух происходит от Сына). Поскольку тут католики допускают смешение предвечного и исторического времён, быть может, они в своем устремлении к земному даже подсознательно полагают, что Святой Дух исходит “от Сына” как Бого-человека? Во всяком случае, не случайно католическая мистика очень чувственна и экзальтирована.

– Утверждение, появившееся еще в IХ веке и в 1854 году возведенное в догмат, что не только Иисус Христос, но и Божия Матерь была зачата Ее родителями вне первородного греха (что противоречит уже словам Архангела при Благовещении: «Ты обрела благодать у Бога» – Лк. 1:30). Католики выдавали это за возвеличение Божией Матери – на деле же умаляли Ее подвиг в стяжании непорочности всей Ее праведной жизнью. Даже Бернард Клервосский (причисленный католиками к лику своих святых) уже в ХII веке называл эту идею «прославлением греха», ибо фактически католики отвергли этим само понятие первородного греха как поврежденности человеческой природы. Таким изъятием Божией Матери из состава человечества, изымается ключевое звено в Боговоплощении как неслиянно-нераздельном соединении Божественного и человеческого для искупления всех грешных людей.

– Введенный еще в ХI веке папой Григорием VII и официально утвержденный в 1870 году догмат о “непогрешимости” Римских пап в делах веры как “наместников Христа” на земле, чья власть превосходит решения Соборов. В основе этого догмата лежит изначальное превознесение римского епископа (папы) над всеми остальными, обосновываемое горделиво-ложным истолкованием слов Христа об апостоле Петре как о “камне”, на котором Господь создает Церковь (Мф. 16:18–19). Из этого никак не следует, что Церковь была создана только на апостоле Петре, тем более, что в другом месте Христос прямо призывает апостолов именно к равенству: «Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними… Но между вами да не будет так: а кто хочет быть бόльшим между вами, да будет вам слугою» (Мр. 10:42–43). А о том, что погрешим был и апостол Петр, говорят такие слова Христа о нем: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16:23).

(В Православной Церкви «епископам всякаго народа подобает знати перваго из них и признавати его как главу и ничего превышающаго их власть не творити без его разсуждения; творити же каждому только то, что касается до его епархии… но и первый [первоиерарх] ничего не творит без разсуждения всех. Ибо тако будет единомыслие…» – Апостольское правило 34.)

– Используемое в Символе веры греческое слово “кафолическая” в переводе на русский означает “соборная”, “целостная”, “вселенская”. Так его и понимают православные: как всеохватывающая в пространстве и времени совокупность всех членов Церкви, связанных в молитве, во всех народах и всех поколениях – именно поэтому она вселенская. Католики же в своем самоназвании “католическая” утверждают вселенскость скорее как организационно-географическую.

– Православное понимание искупления исходит из Божией любви к человеку, святою силою которой Богочеловек воссоединяет людей с Богом и Своим жертвенным Распятием и Воскресением сокрушает ад, избавляет людей от неизбежности адской власти диавола (по формальной аналогии с искуплением-освобождением из рабства). Католическая же трактовка искупления исходит из юридической аналогии возмещения морального ущерба. Искупление понимается как удовлетворение, принесенное Богу Отцу Сыном Божиим за оскорбление, нанесенное Богу грехом Адама. Бог при этом представляется не любящим Отцом, а неумолимым и мстительным Судьей, которому почему-то угодна кровь Его Единородного Сына. При этом церковные таинства в понимании католиков действуют автоматически и на недостойных – отсюда вопиющая практика продажи католическим духовенством сверхдолжных “излишков добродетели” праведных людей грешным в виде индульгенций. Во всем этом присутствует умаление необходимости личного и свободного духовного усилия человека для спасения.

+ + +

Все это, однако, не означает, что католиков и даже протестантов следует ставить наравне с приверженцами нехристианских религий. Приведем суждение выдающегося богослова РПЦЗ:
«Нельзя отрицать, что чтение слова Божия оказывает благодетельное влияние на каждого, ищущего в нем назидания и укрепления веры; что благоговейные размышления о Боге Творце, Промыслителе и Спасителе имеют возвышающую силу и там; не можем утверждать полной безплодности их молитв, если они идут от чистого сердца, ибо “во всяком народе боящийся Бога приятен Ему”… Они являются сдерживающими силами против нравственной распущенности, пороков и преступлений… Но все это не дает основания считать их принадлежащими к Церкви» (Помазанский Михаил, протопресвитер. Православное догматическое богословие. Джорданвиль, 1963. С. 158).

Поэтому, при всей недопустимости богословского экуменизма, внецерковное сотрудничество с инославными в области общественного и политического противостояния явным сатанинским тенденциям современного мiра нельзя считать предосудительным.

Источник: сайт русидея.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

Восемь доказательств существования души и ее бессмертия

Показания здравого разума также с несомненностью удостоверяют нас в том, что земным существованием не оканчивается бытие человека, и что кроме настоящей жизни есть жизнь загробная.

В природе материальной ничто не уничтожается. То, что называют разрушением, есть только перемена формы, фигуры. Огонь, например, сжигает дерево, но на самом деле огонь только разрушает дерево, только разлагает его на частицы более или менее тонкие, как-то: на пепел, пар, газ. Если бы возможно было соединить все эти частицы и взвесить их вместе, то мы получили бы вес, равный весу дерева. Следовательно, дерево не исчезает. Тело животного тоже разлагается, и частицы, какие составляли его, служат для составления других тел. Если бы можно было соединить и взвесить все эти частицы, то мы увидели бы, что они равны по весу с прежним телом. Следовательно, и тело животного не уничтожено. Искусству человеческому невозможно обратить в ничтожество самую малую частицу материи. Это очевидно. И между многочисленными исследованиями, произведенными над природой, нет ни одного, которое послужило бы доказательством, что частицы материи могут быть уничтожены.

То, что мыслит в нас, именно душа, есть существо. Какое это существо? Если бы мы подумали, что оно материально, то и в таком случае оно не может быть уничтожено, как и всякий другой предмет материальный. А так как оно духовно, то еще менее подвержено уничтожению; мыслящее и выше, и лучше не мыслящего; следовательно, уничтожение его немыслимо. Так как нет ничего в нас и вокруг нас такого, что было бы уничтожаемо, то как же выйдет, что душа есть единственное существо, подверженное уничтожению? Тело мое сохраняется, а душа, которая мыслит, любит, действует, которая есть образ Божий, почему она не сохранится?

Рассматривая внимательно душу, мы замечаем, кроме того, что она не может быть разрушена подобно телу, ни разложена, как тело, на составные части; потому что душа есть существо простое, не материальное, не составленное из каких-либо частиц материи. Оттого душа не подвержена изменениям, которым подвержено тело; и причины, которые действуют на тело, чтобы изменить или разложить его, не могут действовать на душу, потому что она не материальна. Мы рассмотрим те доказательства, какими наука утверждает бессмертие души и убеждает нас, что душа, будучи существом совершенно отменным от материи, не может быть разрушена тем, что разрушает существо материальное.

1-е доказательство. Тело подвержено постоянным изменениям во всех своих частях. В теле человека, достигшего двадцати лет, не существует уже ни одной из тех частиц, какие составляли его 20 лет назад. Все, что это тело имело прежде из твердых и жидких частиц, вошло в состав других тел людей, растении, минералов, точно так же, как после смерти какого-либо человека тело его, разлагаясь, входит в состав новых тел. Но несмотря на это, душа сохраняет свою личность, т. е. знает, что она та же, как была за двадцать лет назад. Если же душа остается та же в то время, когда тело изменяется совершенно, то из этого следует, что душа есть существо отличное от тела, что она не материальна, и продолжает существование, несмотря на совершенное изменение, происшедшее в теле, с которым она соединена. Какое различие существует между тем, что происходит с телом в то время, когда душа соединена с ним, и тем, что происходит с телом после того, как душа отделится от него в час смерти? После смерти разложение тела более быстрое, до смерти оно медленнее, постепеннее, незаметнее; но для души это одно и то же, то есть душа существует и без тела, с которым она была соединена прежде. Не служит ли это доказательством того, что ее существование отлично и независимо от существования тела?

2-е доказательство. Если бы материя одарена была способностью мыслить, то всякая частица материи должна бы мыслить, и мы чувствовали бы, что в нас столько мыслящих существ, сколько в нашем теле частиц материи. Мы, однако же, чувствуем совсем противное; мы чувствуем, что мыслящее начало в нас всегда одно и тоже. С возрастом и увеличением тела человек не приобретает более мыслящих способностей; его способность чувствовать тоже остается одна. Опять, лишается ли человек какого-либо члена, ноги или руки, или глаза, он с этим не теряет способность мыслить.

3-е доказательство. Мысль не может быть произведена никаким искусством человеческим. Пусть устраивают, приготовляют, слагают вещества в тысячи различных форм; пусть в продолжение месяцев, годов, столетий прибавляют туда сколько угодно материальных стихий, газов, песку, плоти, крови, костей и т.д. – никогда не вспыхнет ни одна искра мысли, не вспыхнет, хотя бы мы  исчерпали всевозможные смешения материи и подвергали ее всем законам химии, физики и механики.

4-е доказательство. Всякая материя занимает пространство; а мы чувствуем, что начало мыслящее в нас не имеет пространства; потому что оно существует простым и неразделимым среди множества ощущений и мыслей всякого рода, рождающихся в нашей душе. В одно и тоже время я вижу текущую у ног моих чистую волну, слышу пение птиц, ощущаю приятную свежесть, обоняю запах цветов, ощущаю вкус плода, размышляю о важном предмете, и все эти чувства и мысли не смешиваются в душе моей, и то, что во мне мыслит, не отлично от того, что во мне слышит, ощущает и видит. Но если бы душа была материальна и имела бы протяжение, как материя, то эти ощущения, эти мысли смешались бы; невозможно было бы различить их друг от друга; они составили бы смесь. Несколько красок, соединенных вместе, составят одну краску и притом совершенно отличную от всех входящих в состав ее. Тело, подверженное толчку многих других тел, которые действуют на него вдруг в различных направлениях, не уступят направлению ни одних, ни других тел, а идет по направлению, происходящему от соединения частных толчков.  Итак, единство и разнообразие мыслей, поражающих душу, свидетельствуют, что она не имеет протяжения, и, следовательно, не есть материя. Если бы душа была материя, то каждое ощущение или поражало бы всю душу или одну только часть этой души. Если бы оно поражало всю душу, тогда было бы нечто в роде единства, но единства неясного, и не было бы разнообразия. Если бы каждое ощущение поражало одну известную часть души, то было бы разнообразие, но не единство. Существо, которое может обнимать мыслью и сравнивать прошедшее, настоящее и будущее, нематериально, ибо тогда одна и та же мыслящая сила не могла бы вместить всех этих трех предметов, не исказив и не разрушив их. А если бы было несколько мыслящих сил, то где была бы точка, соединяющая и постигающая все эти три предмета?

5-е доказательство. Если бы душа была материальна, то можно было бы действовать на нее и заставить желать того, что она не желает, точно так же, как можно принудить руку человека сделать известное движение. А между тем ни один тиран не может восторжествовать над волей доброго человека и заставить его посредством самых страшных мучений совершить преступление. Если бы душа была материальна, как тело, то деспот покорил бы и изнурил душу, как покоряют и изнуряют тело. Палач может обратить тело в пепел, но он не имеет никакой власти над душей; она остается независимой от всех сил физических, действующих на нее. Воля не может быть разбита, как материя; целая армия не могла бы принудить благочестивого человека к дурному поступку, если бы даже подвергла его жестоким мучениям. Целый мир менее силен, чем воля, эта могущественная способность нашей души.

6-е доказательство. Однако доказательство каждодневного опыта может служить к утверждению того, что душа невещественна; это – борьба души против тела, чувственности, страстей. Когда сильные страсти волнуют нас, когда сильные движения чувственности и плоти влекут ко злу, душа умеряет их, побеждает. Следовательно, она имеет совершенно отличную природу. Если бы плоть, кровь, физические склонности господствовали в нас, то было бы невозможно противиться им, они господствовали бы над нами, они управляли бы, как им угодно и действовали бы по законам материи чисто физическим. Тогда не было бы свободы в человеке, не было бы ни добродетели, ни долга, ни нравственности, ни религии. Мы были бы принуждены действовать по законам физическим, были бы, подобно светилам, принуждены двигаться в пространстве по силе законов движения, тяготения и прочее. Представьте себе человека, которого наклонности влекут ко всем излишествам и который, однако, с помощью благодати божественной, есть образец благоразумия, и вы согласитесь, что внешние предметы материи не имеют над ним власти непреодолимой, — а это было бы неизбежно, если бы душа не отличалась от материи.

7-е доказательство. Если бы все было материально в нас, то чувства были бы почти одинаковы у всех людей, по причине телесного сходства их. При виде картины, при слушании пения, при известии о несчастии, люди испытывали бы одинаковые чувства восторга или удовольствия, или грусти, как они испытывают одинаковые физические ощущения, когда огонь жжет их, когда камень падает и ранит их. А мы, однако же, знаем, что один остается холоден и невозмутим при виде зрелища, которое трогает и волнует других до слез.

8-е доказательство. Из вещественности души вытекало бы еще то, что суждение, размышление, совесть, понятие не служили бы ни чему в человеке; ощущение составляло бы все. А мы, однако, знаем, что размышление часто уничтожало опасное действие чувственности, что совесть часто порицает дело, к которому влечет человека чувственность, что ради долга и добродетели он удерживает себя от этого чувствования. Это было бы невозможно, если бы душа была материальна, как тело.

Представим еще несколько доказательств бессмертия души, которые заимствуются из нравственной природы человека.

Заметьте прежде всего, что желание жить и жить всегда, которое находится в сердце каждого человека, дано Создателем не без цели. Это есть как бы первое указание на бессмертие души, как бы первое побуждение готовиться к жизни будущей.

Желание жить связано с желанием счастья, коего жаждет всякий. Эта жажда счастья не утоляется здесь; следовательно, должна быть жизнь будущая, где бы могло исполниться это пламенное желание нашего сердца. Мы видим, что Бог, давая человеку известные желания, дает вместе с тем и средства к удовлетворению их.

Мучимые жаждой, мы можем напиться; голод можем утолить пищей; уставши от труда, мы чувствуем нужду подкрепить и обновить свои силы покоем, и благодетельный сон подкрепляет их и обновляет. Но счастья мы ищем непрестанно, и никто нам не может дать его. Ужели же это счастье нигде не существует? Ужели Бог вложил в нас это желание, не имея намерения удовлетворить его когда-нибудь? Нет, Промысл Божий, который доставляет нашему телу все блага земные, не может навсегда оставить нашу душу, алчущую счастья. И так как счастье не находится здесь, то оно должно существовать за пределами настоящей жизни, в жизни будущей, в недрах Божьих.

Есть другое желание, близкое желанию счастья, это – желание усовершенствования, которое, по кратковременности нашей земной жизни, не может быть удовлетворено здесь. Нам кажется разумным думать, что Бог, даровавший нам это желание, удовлетворит его в жизни будущей. Заметьте, что в этой жизни способности нашего разума и нашего сердца не развиваются и не усовершенствуются до такой степени, до какой могли бы развиваться и усовершенствоваться. Но Бог не оставляет Своих произведений неполными, неоконченными.

Следовательно, надобно предполагать, что по Своей премудрости Он бережет для нашего духа другую жизнь, где человек сделается тем, чем может быть.

Человек способен приобретать каждый день новые познания. От детства до старости сколько успехов он может сделать в науках! Как он может усовершенствовать себя в благочестии! Однако же он умирает, и его умственное и нравственное образование остается незаконченным.

Он мог бы еще более усовершенствоваться в том и другом; он мог бы лучше изучить чудесные явления мира Божия; он хочет искоренить в своем сердце пороки и на место их насадить добродетели, — словом, мог бы еще более приблизиться к тому идеалу, который указан Самим Богом. Но смерть останавливает человека, прежде чем он окончит тот путь, который должен был бы пройти! В таком случае Бог оставил бы Свое дело незаконченным; скажем более, Он попустил бы человеку умереть навсегда в ту минуту, когда человек наиболее способен усовершенствоваться! Но можно ли представить, чтобы мудрый строитель набросал кучу песка на мраморный фундамент, вместо того чтобы окончить здание? Можно ли представить, чтобы отец, давши превосходное начальное воспитание своему сыну, запер бы его на остальное время жизни в четырех стенах, вместо того чтобы дозволить ему продолжать учение и собрать плоды этого первого воспитания? Так и здесь. Невозможно, чтобы человек, который любит добро, который стремится к совершенству, коего идея и чувство даны ему Богом, был остановлен на пути своего усовершенствования. У кого из нас нет желания узнать лучше чудеса природы, законы, по коим Промысл управляет миром? У кого нет желания узнать лучше Виновника всего существующего? Какое дитя не желает видеть отца, которого оно знает только по благодеяниям, полученным от него? Разве Бог дал бы нам возможность возноситься мыслью к Нему, если бы мы должны наслаждаться более ясным созерцанием Его природы, Его совершенств, конечной цели творения мира и т. п.

Прекрасен образ души, совершенствующейся в истине и добродетели! Ужели Бог уничтожил бы ее, прежде чем это усовершенствование будет окончено? Совершенство, как и счастье, есть растение не здешнего мира; оно принадлежит другому царству.

Всякое растение имеет почву, климат ему свойственные, но для совершенства нет здесь родины. Где же она, если не в будущей жизни? Человек есть венец всего земного творения; но это творение незакончено. Мы — только камни, предназначенные войти в сооружение великолепного здания; мы находимся в приготовительной школе, где получаются только зачатки учения; мы проходим только детский возраст того длинного века, которому имя «вечность». Смерть только совлечет с нас земную и грубую оболочку, недостойную нашего будущего существования.

Когда мы припомним, что люди, имевшие самое чистое сердце, непрестанно боровшиеся с врагами духовными и прославившие себя множеством побед, как, например, святой апостол Павел, не были уверены и после непрерывных трудов, что достигли совершенства, к которому стремились; когда подумаем, что Господу должно же быть приятно видеть те успехи, какие делают в благочестии Его создания, приятно видеть, как они все более и более приближаются к уподоблению Ему, тогда не можем вообразить, чтобы Бог оставил их на половине пути к добродетели, чтобы Он в награду за их отличные заслуги даровал им смерть, уничтожение. Это было бы ужасно; это было бы несообразно с благостью и мудростью Божественной!

Очень сильное и даже поразительное доказательство бессмертия души есть беспорядок, царствующий в мире нравственном, где часто добрый человек страдает, а злой блаженствует.

Иоанн Креститель был обезглавлен в темнице по желанию нечестивой Иродиады. Ирод избивает вифлеемских младенцев, а сам умирает как царь. Вообще, история полна примеров счастливых пороков и несчастных добродетелей. Но если бы мы были обличены достаточной властью, то, конечно, наградили бы человека добродетельного и наказали бы порочного. Если же мы, будучи злы по природе, сделали бы это, то ни это ли должен сделать и Бог? Тот, Кто вложил в наше сердце чувство справедливости, неужели Сам сделается виновником несправедливости? И так как добродетель не награждается здесь вполне, а порок не наказывается достойно, то не должна ли быть другая жизнь, где всякому воздано будет по делам его?

Пусть не говорят, что человек добродетельный, как бы он ни был несчастлив, хотя бы был в узах, на эшафоте, на кресте, все-таки получает здесь свою награду в одобрении внутреннего голоса, который говорит ему: это хорошо! Пусть не говорят, что злой человек, хотя увенчан был бы честью и славой, хотя восседал бы за великолепной трапезой, жил среди наслаждений, получает в угрызениях совести достойную награду за свои злодеяния. Правда, что совесть одобряет или порицает; но этот голос не есть достаточное воздаяние: одобрение есть поощрение преуспевать в добре; порицание есть предостережение от зла. Если праведник переносит жестокие мучения, одобрение совести не препятствует ему чувствовать их и быть подверженным жестокой скорби. Если злой человек мучим совестью, то ему легко рассеяться среди светских удовольствий, коим он предается, и он не чувствует острия совести, пронзающей его. Если что способно поддерживать верующего в его горестях, так это надежда венца, обещанного на небе тем, которые на земле течение скончали и веру соблюли. Если бы эта надежда не осуществилась, то добрый человек был бы создание несчастное и Неразумное. И для чего бы он страдал? Для пустого имени, для ничтожества; он был бы жертвой своей веры, своей честности, своей добродетели. Злой человек был бы тогда самым умным человеком; и он избрал бы благую часть, удовлетворяя Своим страстям, поступая, как внушало ему его сердце, как казалось его испорченным глазам. И если бы он достиг того, чтобы заглушить свою совесть и ожесточить свое сердце, если бы он пил неправду, как воду, и наслаждался бы таким образом спокойно плодами своих пороков, то он достиг бы высшей степени мудрости. Это такие вещи, которые отвратительны для всех чувств души человеческой. Легко сказать: «добродетель получает здесь свою награду», когда философствуешь, сидя спокойно за обильным столом; Но праведник, который находится в узах, в сырой и мрачной темнице, которого в будущем ожидает только эшафот или костер, получает ли он соответственное и действительное вознаграждение в сознаний того, что он был верен Богу, добродетели и преуспевал до конца. Нет, Бог не ограничит этой малой, этой жалкой и почти Ничтожной наградой труды и болезни человека добродетельного. Бог, Который дозволил расти плевелам среди доброй пшеницы на поле этой жизни, не для одинакового употребления предназначил плевелы и пшеницу. Если Он дозволил, чтобы в этом мире было смешение благ и несчастий, то это для того, чтобы побудить человека к высоким добродетелям. Он никогда не попустил бы, чтобы одинаковая участь постигла верного исполнителя законов правды и ужасного преступника. Будет другая жизнь! Душа должна быть бессмертна!

Есть еще одно сильное доказательство бессмертия в привязанности, которую имеют родители к детям; вот как мы рассуждаем в этом случае: отец и мать любят своих детей и, находясь у смертного одра своего дитяти, они хотели бы не только возвратить его к жизни, но сделать так, чтобы оно жило всегда, хотели бы создать ему рай и устроить его счастье навеки. А что сделали бы родители, то тем более сделает Бог — Бог, от которого родители получили эту привязанность к детям, Бог, который не может желать уничтожения того существа, которое создано по Его образу, Бог, который даже и тогда, когда является судиею, не перестает быть милостивым отцом!? («Воскресное Чтение» 1866 г. Чт. в обществе люб. дух. проев. 1882 г.).

И если бы все должно было окончиться для нас в могиле, то мы не дали бы себе отчета в цели, для которой Бог даровал человеку понятие о смерти; не лучше ли было бы, чтобы Он сокрыл ее от нас, как сокрыл от животных, которые имеют только инстинкт самосохранения, но не знают, что такое умереть. Зачем напрасно пугать людей? Разве не довольно одной потери жизни? Но если мы предположим существование за гробом и бессмертие души, тогда для нас понятно. Богу угодно было дать человеку понятие о смерти не для того, чтобы она была для него источником страха, но чтобы она внушила ему серьезные размышления о жизни, о ее цели, о необходимости приготовить себя к существованию, которое должно последовать за настоящим существованием. То понятие, какое мы имеем о смерти, мне кажется побуждением не бояться ее. Могу ли я поверить, чтобы Бог извлек нас из ничтожества для того, чтобы заставить нас бояться его в продолжение всей нашей жизни, потом снова ввергнуть нас в ничтожество навсегда. При таком предположении мы имели бы право сказать Виновнику всего: зачем Ты создал нас таким образом? Отними от нас этот светильник, который освещает нам нашу несчастную участь. О человек! Если ты должен погибнуть навсегда, то сойди с престола этого мира: ты более не владыка; позавидуй участи животного, которое не предвидит и не боится смерти, оно счастливее тебя. Но Боже вечный! Ты не для того обогатил нас Твоими драгоценными дарами, чтобы сделать из них орудие наших бедствий; эта мысль оскорбительна для Твоей благости! Ты сделал нас способными понимать смерть для того, чтобы она служила для нашего поучения: это как бы откровение другой жизни, это как бы указание на то, что по смерти мы не перестанем существовать.

Решение возражений против бессмертия

Что имело начало, то будет иметь и конец. Так обыкновенно говорят: но почему так говорят? Все причины сводятся к тому, что на опыте так бывает: имевшее начало, потом имеет и конец. Действительно, окружающее нас представляет большей частью это явление. Большей частью, но не все. Земля явно имела начало, но будет ли иметь конец? Этого опыт не говорит. Небо имело начало, но будет ли иметь конец? Этого опыт не показывает. Вообще мир имел начало, но последует ли конец? Этого по опыту нельзя сказать. Таким образом, сам опыт, откуда добыто известное правило, что имеющее начало, имеет и конец, подтверждает его только по частям, а не вообще. Вообще говоря, опыт показывает, что многое, имеющее начало, не имеет конца.

Если за этим от опыта перейти к умозрению, то окажется совершенно противное. Надобно сказать, что все, возымевшее начало, вечно, так как не должно иметь конца. Почему? Потому что конец противоположен началу, так же как минус — плюсу, как холод — жару, как тьма — свету. Как одно выйдет из другого? Это невозможно. Тут тот же закон, по которому физики утверждают, что телу, которому сообщено движение, вечно должно двигаться в ту сторону, куда двинуто, доколе не встретит препятствия.

Если бы человек создан был для земли и не продолжал жить за гробом, то он вправе жаловаться, что не попеклись хорошо поместить его. Зачем ему тогда было давать такие желания и мысли? Зачем не дать то, что нужно для удобства земной жизни? Теперь он может переносить эти неудобства благодушно, в чаянии вечной жизни; а коль скоро вознаграждения нет, то он вправе роптать и обвинять. Скажут; ему все дано, что нужно. Нет, очевидно, недостает многого.

Бессмертие никто не может сделать очевидным, — правда. Но кто может очевидным сделать и небессмертие? Доказательства материалистов нерешительны; все сводится к тому, что тело умершего истлевает, и мы перестаем видеть его. Для нас его более нет, но есть ли оно само для себя, – этого мы не можем решительно отвергать уже потому, что не можем видеть как душа уничтожается. Скажут, есть причина подозревать, что нет, коль скоро не видим. Так, но есть причина подозревать, что есть. Какая причина? Не только нравственная, — даже материальная: например, присутствие полной души перед самой смертью, когда тело уже можно сказать полуразрушилось.

Я не был и не существовал, — а очевидно, начал быть, существую: cogito, ergo sum.. Была какая-то сила, которая вызвала меня от небытия к бытию и которая потом содержит меня доселе в бытии.

Так как я прежде не был, то могу и опять не быть: но так как не был и стал быть, то по опыту уже заключаю, что могу опять пройти в небытие и снова быть воззван — тою же силою — к бытию. Это чистая и прямая логика!

Как же некоторые думают, что я, если потерял бытие, например, в смерти, то уже потерял его навсегда и невозвратно? Тут, по крайней мере, нет логики… Кто бы Он ни был, но, воззвавши меня из совершенного небытия, то есть, когда я вовсе не существовал, — каким образом не в состоянии воззвать меня из временного небытия, в которое, положим, приведет меня смерть? Но и это чистое предположение. Сроднее, по мне, думать, что раз получившее бытие должно уже существовать, — в таком или другом виде, — вечно (Мысли архиеп. Иннокентия Херсонского).

Протоиерей Григорий Дьяченко

Источник: сайт болеем.ком

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

По ту сторону гадания – рассказ бывшего мага

Гадалки и клиенты гадалок! Знали бы вы, в какую игру вы вовлечены! В какой черной махинации участвуете. Ни про одну гадалку или гадателя не сказали, что он от Бога. Потому как не богоугодное это дело. И инструмент какой мерзкий – карты. Разные обертки гаданий, а суть одна! Завладеть душой, хоть на чуть-чуть, а может, и навсегда. Разжечь страсть, увлечь от работы над собственной жизнью. Вовлечь в армию поклоняющихся лукавому бесу. В самом слове заложен смысл. Не знать наверняка. Лукавить. У меня лично со словом «гадать» ассоциируется «гадить», «вредить».

Как происходит гадание? Гадалка возжигает свечу, обращается мысленно к некому духу. Перетасовывает карты, слушая пальцы своих рук, и раскладывает комбинацию. У многих это происходит подсознательно, без особого контроля. Но душа уже прилепляется к черному духу, она сама его ищет. А ангелы, так точно, уходят от этой скверны. Посудите, целый ритуал. И вот гадатель разложил пасьянс, прочитал знаки о прошлом или будущем, и вот он уже перешагнул черту, которую нельзя было переступать. И каждый пришедший к нему уже вербуется в армию тьмы. Он становится сторонником бесовских деяний и продает свою душу лукавому духу за мыльный пузырь предсказаний. Вера в судьбу, в случай, становится выше веры в промысел Божий. Человек добровольно отдает свою свободу, бесценный дар Господа, на откуп бесовским козням.

А что происходит по ту сторону гадальных или игральных карт? Я сейчас расскажу, то, о чем многие даже и не догадываются. При вскрытии новой колоды карт появляется бесовский дух, в виде черного дыма. Это как призывание к картам некоего слуги. Он является свидетелем и хронографом, записывающим все ходы или манипуляции с картами. По этой записи они разыгрывают жизненный спектакль, если это гадальные карты. Если это игральные карты, то, как в шахматах, записываются ходы и список играющих.

«Новичкам везет» – наверное, все слышали выражение. Так вот, оно пошло именно отсюда. Бесы, действительно способны подтасовать карты для удачи новичку, чтобы вовлечь его в свой азартный круг. Они всегда знают, сколько раз и с кем играл человек. И еще, этот дух, как «козырная карта» для бесов, когда человеческая душа будет проходить мытарства. Они обязательно его предъявят в обвинение человека на суде. По этой вот причине, я лично, и колоду карт в руки уже не возьму, не то что в них играть.

Заявляю об этом вполне серьезно. Я бывший маг, с большим опытом. А вот по картам таро ситуация еще страшнее и трагичнее. Эти карты мистическим образом связаны с древним ритуалом египетских жрецов, обращающихся к духу… (называть его не буду). Дух жуткий и кровожадный, ему в жертву они приносили человеческие жизни. На одной из карт он даже изображен. Когда вспоминаю его образ, уже противно. Общение жрецов с этим духом происходило через таблички-манускрипты. Своего рода гадание, но более сложное и конкретное. Кстати, выбор жертвы, как раз напоминал карточную игру «в дурака». Смысл приблизительно тот же. Проигравшего приносили в жертву. С упадком египетской культуры и империи, этот тайный ритуал просочился в народ. Тогда жрицы под страхом смерти запретили использовать эти таблички. И народ придумал так называемые карты, заменив многие символы на схожие по смыслу и не имеющие конкретного образа того духа. Лишь в одной карте он все же присутствует. Просто так этот дух отпустить человека не может. Можно сказать, кровная обида. Особенно того, кто практиковал гадания по ним.

Меня этот дух тоже преследовал и не отпускал. К концу своей магической карьеры, когда я остался один, без семьи, без команды, то стал часто к ним обращаться за советом. Прислушиваясь к картам, я поступал так, как они советовали. Карты говорили, что сейчас плохо, но сделай так-то, потом вот так, и все наладится. Появятся деньги. Но всё происходило по-другому. Предсказанное сбывалось, но лучше от этого не становилось. Я списывал на то, что, наверное, не так понял, что теряю навык и т.д. На самом деле, духи меня готовили к тому, чтобы принести в жертву.

Затем, и впрямь появились деньги. Я их тратил направо и налево, удовлетворяя свои желания и похоти. Но радости они мне не приносили. Наоборот, когда я удовлетворял одну страсть, другая разжигалась еще больше. Конечный итог – неудовлетворенность жизнью, отчаяние в высшей мере. Я уже готов был либо в петлю, либо сесть на наркотики. Наркотики я употреблять не хотел, хотя мне их достаточно настойчиво предлагали в тот момент. У меня был пример перед глазами, мои одноклассники. Один от передозировки скончался, другой от ломки, не дополз до аптеки. Третий заразился СПИДом. Четвертый в местах заключения не дожил до конца срока…

Но по промыслу Божьему, я выбрал спасение в Православной Церкви. Под покровом Божией Матери. Под крылом ангела-хранителя. Поэтому, всем советую покаяться в грехах гадания, если они есть. И пообещать Господу, никогда не приближаться к картам.

Гороскопы, линии судьбы на руке, сонники – всё это уловки лукавых духов. Это способы вовлечения людей в дьявольскую мистическую игру «Дай угадаю! Ты только нам поклонись».

Надеюсь, мой опыт, кого-нибудь да вразумит.

Никодим Скромный, бывший маг

Источник: сайт заговор.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

“Само существование русских противоречит Конституции Российской Федерации” или Почему правители РФ боятся русских

В прошлом месяце Госдума РФ отклонила законопроект об упрощенном предоставлении российского гражданства русским, проживающим на Украине. Формальное обоснование: законопроект противоречит Конституции РФ, которая (цитирую заключение Комитета по государственному строительству и законодательству) «запрещает любые формы ограничения прав по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, а также пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (часть 2 статьи 19; часть 2 статьи 29)».

Тут надо сразу честно признать:

само существование русских противоречит Конституции Российской Федерации.

Если ты родился в русской семье, если с младенчества слышишь вокруг русскую речь — ты уже получаешь необоснованное превосходство в знании русского языка. И чем лучшая, чем более правильная, богатая и яркая русская речь звучит вокруг тебя, тем сильнее ты противоречишь Конституции. Потому что очевидно: миллионы наших сограждан лишены этого естественного приобщения к русскому языку с раннего детства. Какое право ты имеешь превосходить их во владении русским языком? Согласно Конституции РФ, совершенно никакого.

Лучшие умы государства давно задумались над тем, как решить эту проблему. И во многом преуспели. Сегодня школы Российской Федерации не учат детей владеть русским языком как живым и родным. Это — не нужно. Нужно — зубрить правила, монотонно заучивать морфологические признаки и, по возможности, писать без грамматических ошибок. Нужно — запоминать словарную норму и все отклонения от нее расценивать как речевые ошибки. Нужно — бестрепетно помечать русские слова как устаревающие и спешить заимствовать. Согласитесь: так уже гораздо проще уничтожить всякое языковое превосходство русских детей над нерусскими. А стало быть, по Конституции, — справедливо.

Но вернемся к деятельности Комитета по государственному строительству, который отказал русским Украины в льготах при получении российского гражданства. Этому в высшей степени законолюбивому поступку есть ближайшая аналогия в истории весьма цивилизованной европейской страны. 1939 год. Министерство иностранных дел Великобритании выпускает «белую книгу», где указывает, что целью правительства Его Величества «не является, чтобы Палестина стала еврейским государством». И в то самое время, как евреи пытались уехать из нацистской Германии (многие действительно стремились в Палестину: не понимали, что Палестина — не национальное еврейское государство), Великая Британия всячески ограничивала этот приток, отправляла евреев обратно в рейх и даже прямо открыла огонь по судну с беженцами.

Юридически Британия была в своем праве. Рассматривая Палестину как свою колонию, она действовала эффективно. Однако сегодня эта деятельность осознается как омерзительное грязное пятно на британской истории.

Все зависит от точки зрения. Оценка поступка российского думского Комитета по государственному строительству напрямую зависит от того, что понимать под государственным строительством в России.

Официально, по Конституции и якобы в соответствии с «исторической традицией» РФ, все без исключения народы Российской Федерации должны быть совершенно равны. Поскольку исходно равенства народов не существует, к достижению этого конструкта должны быть приняты меры. Выше уже упоминалось средство, каковым достигается уничтожение русского превосходства во владении родным русским языком. Но этого недостаточно. Во-первых, русских в России слишком много. Можно ли с этим что-то сделать? Безусловно. Можно сдерживать приток в РФ русских с целью не допустить превращения РФ в русское государство, что и было сделано комитетом в лучших традициях МИДа Великобритании. Можно дробить русских внутри РФ на «субэтносы» и постоянно противопоставлять русскую общность как «не цельную» — иным, якобы цельным. Можно специально вкладываться в пропаганду нерусской идентичности. Наконец, можно десятилетиями, начиная со школы, внушать русским, что их численное превосходство и историческая роль в России ровно ничего не значат, не дают ни малейших преимуществ. Все это — можно. И все это — делается.

Однако этого недостаточно. Даже при недюжинном мастерстве в деле искоренения «русского превосходства» государственное строительство РФ противоречит Конституции РФ, где отдельно прописано наличие «республик (государств)» уже со своими собственными конституциями. Одни народы снова получаются привилегированнее других. Ведь с этим надо что-то делать? Но как? Получается, если строго следовать букве и духу российской Конституции, мы придем к тому, что она должна быть изменена.

Поэтому строго букве и духу Конституции законодатели и государственные строители РФ не следуют. Они следуют ей избирательно. И если понимать под государственным строительством создание государства без субъекта — очень эффективно. Принципиально не должно быть единого народа-источника права с общим взглядом на государственное устройство. Если признать это — все становится на свои места и начинает выглядеть стройно в рамках тактики «разделяй и властвуй». Поскольку русская идентичность — единственная живая идентичность, которая теоретически (но сегодня — никак не практически) могла бы быть привлекательной для очень большого числа людей, необходимо последовательно лишать ее какой бы то ни было привлекательности. Это логично.

Искореняя ассимиляцию в русских на территории России, надо, напротив, поддерживать ассимиляцию русских — в нерусских за пределами России. Не защищать русских, не рассматривать их как своих, не рассматривать их как русских. Не помогать русским спастись, поскольку власть Украины целенаправленно уничтожает именно их и со своей, украинской точки зрения — поступает правильно. Российские законодатели, со своей точки зрения, тоже поступают правильно: они уменьшают количество русских, помечают русскую идентичность как слабую и делают приятное украинским партнерам. Все это выглядит как сплошная польза.

Известный философ и статистик, автор книги «Черный лебедь» Нассим Талеб, написал статью «Побеждает наименее толерантный: как работает диктатура меньшинства», где убедительно, на множестве примеров показал, как напористое, бескомпромиссное меньшинство мало-помалу склоняет на свою сторону рыхлое, не имеющее внятных предпочтений большинство. Россия находится в окружении стран, где уже победили или во всяком случае разговаривают во весь голос наименее толерантные граждане. Напротив, русские в России являются тем большинством, которому внушают, что оно должно быть максимально толерантным. С точки зрения подавления русской субъектности это совершенно правильно и открывает богатые возможности для развития новых республик (государств). С точки зрения государственного строительства России — это самострел.

Татьяна Шабаева,

журналист, переводчик   

Источник: сайт рус-стратегия.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

Короткая память

Неоднократно говоря о том, что необходима декоммунизация, необходимо абсолютное осуждение любых попыток реабилитации большевизма, закрепление принципа отказа от романтизации революций и т.д., я всегда говорил и говорю о важности возрождения того, что связано с Россией дореволюционной, Российской империей, Русским царством. Когда я стал интересоваться краеведением, то открыл для себя столь много интересного о своём родном крае, что просто был поражён этим. И, естественно, стал замечать, что эта богатая, огромная история очень слабо отражена в мемориальном плане.

У нас имеется довольно серьёзный перекос в сфере памятников и иных мемориальных объектов в пользу последних 70 лет нашей истории – то есть советского и постсоветского периода. Особенно – Великой Отечественной войны. Я, как патриот своей Родины, вне всякого сомнения, это одобряю, но хочу заметить, что это была не единственная война в нашей истории, а сама наша история не ограничивается 70 – 100 годами. Приведу простой пример. Моему родному городу Вологде недавно исполнилось 870 лет. Только вот 70 лет её истории мы помним очень хорошо и памятников стоит много, а основной период её существования – 800 лет, события до 1917 года, остаются малоизвестными и мало отмеченными памятниками, те, которые уже установлены, можно пересчитать по пальцам. А что с советскими? В центре Вологды –  сразу три памятника Ленину, три! (А в городе – целых 5!) К ним ещё коммунисты постоянно хотят добавить памятник Сталину (таковых до разоблачения культа личности в нашем богоспасаемом городе было несколько – практически в каждом районе). И зачем это нам? Куда нам столько? И вообще зачем они нам нужны? В советское время, бесспорно, были и достойные люди, которые достойны памятников. Бесспорно, хорошо то, что есть памятники героям Великой Отечественной войны, есть памятники тем, кто строил, а не разрушал и так далее. Но всё же как воздух необходимы и памятники людям и событиям эпохи до 1917 года, даже до Великой Отечественной –  потому что вот это главное событие истории, а порой и единственное, о котором помнят все. Хочу заметить, что вся наша история заслуживает внимания и уважения. И если мы помним о Великой Отечественной, то давайте вспоминать и о той же Первой мировой, которую называли Второй Отечественной.

В разговоре с одним чиновником, ведающим вопросами увековечивания исторической памяти в нашем городе, я услышал очень любопытную мысль – у населения «короткая память», они помнят максимум только Великую Отечественную и то порой не всегда. Сегодня у нас короткая память, которая стала такой не сама, а её насильственно обрубили в годы советской власти.Это объяснимо тем, что большевики вырубили нам пласты памяти о прошлом – тогда под угрозой ареста и гибели, многие сами уничтожали немногочисленные свидетельства о прошлом – например, фотографии родственников в офицерской форме и так далее. Хранящийся в доме портрет Императора мог стоить человеку жизни – его бы расстреляли как «члена тайной контрреволюционной антисоветской троцкистско-эсеровско-монархической организации». Онинавязывли народу свою концепцию истории, в которой до 1917 года в «этой стране» ничего не было, а именно 7 ноября 1917 года стало, якобы, сотворением государства. И все эти юбилеи «100 лет уголовному розыску», «90 лет прокуратуре», «100 лет российской археологии» и т.д. – они любого нормального человека должны оскорблять, ведь это значит, что ничего, ничего не было в стране до 1917 года, а значит, получается, мы «отсталая страна». Это, конечно, ложь. Слава Богу, иногда отмечается и то, что история до 1917 года у нас была. Например, недавно отмечалось 300-летие российской полиции. Но 10 ноября опять будут отмечать уже «день работников органов внутренних дел», как и 20 декабря – «день чекиста». И какая теперь картина? Главное историческое событие – Великая Отечественная война, при СССР было хорошо, водка дешёвая, мороженое хорошее, а что колбасы не было – так и Бог с ней, с колбасой, зато страна какая была – о-го-го! «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей» А то, что при перекрытии Енисея затапливались земли, где жили столетиями русские люди, что уничтожались целые деревни (о чём с болью писал Валентин Распутин в «Прощании с Матёрой») – этого лучше не замечать и вообще, это всё «СоЛЖЕницын придумал, 100 тыщ миллионов расстрелянных лично Сталиным, неполживо, абырвалг, слава великому Сталину!»

И вот нам пытаются главными деятелями истории сделать обычных советских партаппаратчиков, прямо скажем, не выдающихся. Именно их объявляют «отцами города», говорят, что без них «жили бы в фекалиях, в грязи, без воды и света», что, конечно же, ложь. «Без советских руководителей не было бы у нас ничего, они были о-го-го какие Великие Государственные Мужи! Подумаешь – снесли какую-то старую халабуду танками, ничего страшного, зато живёте теперь в домах (зачастую откровенно ужасных, напоминающих модернизированные бараки) с отоплением, светом, водой и канализацией! Без них бы у вас ничего не было! Пасли бы коз!» Эти филиппики являются, конечно же, откровенным передёргиванием и наглой ложью. Нам откровенно предлагают считать «лучшим градоначальником Вологды» человека, который варварски разрушил главную городскую святыню, тогда как были такие люди, как благотворитель и меценат Христофор Леденцов, много сделавший для благоустройства Вологды Николай Волков, благотворитель, увековеченный в названии богадельни Николай Скулябин, поместивший в своём доме на время пребывания в городе Государя Императора Александра Благословенного Осип Витушечников и многие другие.

Меня, конечно, спросят – кого тогда нужно и стоит увековечивать? Что ж, я могу ответить на этот вопрос. Можно увековечить память первого русского царя Ивана IV Грозного – строителя Софийского собора и Вологодского Кремля, которого, фактически, можно считать вторым основателем города. Его память как основателя увековечена в Архангельске (мемориальной доской) и в Орле (конной статуей). В 2012 году ходили слухи о возможной установке памятника в Вологде, но так, в итоге, и не подтвердились. Можно восстановить памятник Петру Великому у Петровского домика, который находился там до революции. Нужно поставить памятники вологодским городским головам – меценату Христофору Леденцову и многолетнему вологодскому главе Николаю Волкову, также неплохо увековечить и Николая Скулябина, Осипа Витушечникова, Фёдора Овечкина, Ивана Клушина (их дома сохранились и там можно установить мемориальные доски). Хорошо было бы увековечить в Череповце память генерала от инфантерии Александра Кутепова, героя Первой мировой войны и Русско-японской войны, а также воевавшего в Белой армии в гражданскую войну (а то вот у нас говорят о «примирении» и так далее, но памятники красным командирам стоят, а белым, нашим землякам, почему-то нет) – доска уже есть мемориальная, нужно только разрешение. Увековечения ждёт уроженец Сокола министр путей сообщения Российской Империи Сергей Рухлов, жертва большевицкого террора. Таких имён можно назвать ещё много.

Также хочу обратить внимание на то, что в наших населённых пунктах много топонимических наименований с именами террористов и убийц и вообще экстремистских деяний. Областная библиотека называется именем не имевшего отношения к литературе террориста Бабушкина. Тут же рядом площадь носит имя «Революции» – зачем нам революции? Может быть уже хватит?  Имя Бабушкина носят площадь, райцентр и целый район! Да и памятник ему в Вологде стоит. А ещё в Устюженском районе есть посёлок имени террориста и цареубийцы Желябова. В Соколе – улица убийцы и террориста Каляева. И много ещё других примеров. Переименования, я думаю, стоит начинать с самых простых мест – например, с той же площади «Революции» – там нет никаких привязанных к ней адресов. Да и само это переименование будет символично – с революциями покончено, вернёмся в нормальное состояние. Можно и нужно улице Ленина вернуть историческое имя Кирилловской – она небольшая. К тому же живущим на переименованных улицах не нужно менять документы, вопреки всем уверениям противников подобного. В Вологде в 1991 году вернули исторические названия четырём улицам (Зосимовская, Козлёнская, Предтеченская, Галинская) и набережной (Пречистенская) – и ничего не случилось, небо не рухнуло, никто не погиб. К тому же забить в компьютер новое название – не проблема, дальше специальные программы всё сделают сами. И по затратам не так дорого, на самом деле. Всё равно же приходится, наверное, менять таблички на улицах. Так что не надо переживать и печаловаться о затратах и расходах. Единственная проблема – бюрократия, которая может вынести мозг кому угодно и загубить любую инициативу на корню.

Вот здесь приближаемся к крайне важной теме. Наши современные руководители, это, большей частью, выходцы из КПССовского духовного пространства, бывшие коммунисты, комсомольцы, пионеры, отравленные советчиной, к тому же продолжающие травить современное молодое поколение, которое всего этого не знало от рождения. Они живут так, словно бы никакой Русской Весны не было, и тянут нас в унылую Советскую Осень. Их идеал, конечно же, не раннесоветские нигилистические и открыто русофобские годы. Их идеалом является период после войны и до перестройки. Условно – они предлагают жить по-брежневу. И вот как раз это является опасным. Поскольку даже тот относительно мягкий период всё равно несёт в себе антирусские бациллы.

«Короткая память» – это память о предках, то есть ты мыслишь историю в пределах тех представителей своего рода, о которых ты знаешь. И хорошо, если ты помнишь хотя бы деда – а то ведь с неполными семьями, когда даже отца родного не знаешь, или, будучи сиротой, совсем не знаешь, от кого ты рождён… И это как раз и есть трагедия. Восстановить историческую память – можно и нужно. Тем более что с совершением архивной революции (которая, в отличие от политических революций, принесла очень много пользы нам всем) многие документы теперь есть в открытом доступе в Интернете. Однако удлинить и восстановить память нам, скажем откровенно, мешают, сознательно и несознательно. Под видом «консерватизма», нам предлагают «уважать нашу историю», размахивают письмом Пушкина Чаадаеву (видел бы Пушкин, что сотворили с Россией большевики – у него бы волосы встали дыбом и поседели в один момент). Однако под «нашей историей» они имеют в виду исключительно историю советскую, именно её они и защищают. А если точно – мешают исправить то, что случилось со страной 100 лет назад, мешают увековечить память деятелей досоветской истории. И я ещё понимаю, когда такое говорят те, кто в школе кроме истории в духе «Краткого курса» ничего более не учил, но когда за такое стоят те, кто вроде бы всё знает и понимает – это уже просто возмутительно. Нас пугают революцией, обвиняют в «большевизме» (да-да!), говорят, будто бы мы хотим «всё разрушить до основания», доходят до абсурда, предлагая нам разрушить все советские дома, дороги, мосты и прочее. Это является эмоциональной манипуляцией для того, чтобы затормозить и остановить русское возрождение, не дать удлинить память.

Почему в Вологде нет ни одного памятника или даже таблички русским царям? Зато три памятника Ленину в центре, а в честь приезжавшего на пару часов члена Политбюро, ставшего потом лидером одной из бывших союзных республик и умершего в США, установили табличку у посаженного им дерева (на деньги диаспоры, надо отметить), причём деревья, посаженные приезжавшими к нам русскими космонавтами Леоновым и Беляевым, никакими табличками не отмечены. Да и чтобы табличку установить, нужна куча бумажек и много денег, а у русских людей, у одиночек-энтузиастов, денег часто попросту нет и связей у них нет. Но там, где это возможно и ситуация лучше, уже процесс сдвигается с мёртвой точки. В Ульяновске (бывшем Симбирске) установлена доска в честь белого генерала Владимира Каппеля, а центральной площади возвращено название Соборная. В Твери переименовали улицу Володарского и Советскую площадь (в честь поэта Андрея Дементьева и святого благоверного князя Михаила Тверского соответственно). В Петербурге вернули старые имена нескольким улицам. Однако, советская реакция, где на острие идёт откровенно фашистская организация «Суть времени» (не запрещена на территории РФ), не дремлет: в Кирове (бывшей Вятке) поставили памятник Дзержинскому («по просьбам ветеранов спецслужб»), не дали вернуть Тутаеву историческое имя Романов-Борисоглебск, добились снятия памятной доски Колчаку в Петербурге, а вместо того установили мемориальную доску палачу Урицкому. По сути, идёт такая гибридная гражданская война, которую в очередной раз распаляют необольшевисты и используемые ими втёмную люди, не владеющие всей полнотой информации и потому обманутые. Наша задача сегодня – в этой войне победить. Ибо поражение чревато уничтожением России и русского народа, ни больше не меньше.

Восстановление и удлинение нашей памяти – важная задача на настоящее время. Или мы это сделаем, или же Россия просто погибнет. Мы видим воинственные атаки на любые попытки восстановить из руин разрушенную большевиками русскую историю – видим, как скачут в Екатеринбурге сторонники майдана, как солидаризируются с  ними в своём неприятии всего русского неокоммунисты. Ни в коем случае нельзя им уступать, нельзя с ними «примиряться», потому что они сами этого не хотят – они хотят нашего поражения. Битву за сознание и умы нашего народа мы проиграть не должны.

Сергей Зеленин

Источник: сайт русская стратегия рус-стратегия.ру

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org

 

Безобидно ли сквернословие?

Одной из примет постигшей нас духовной и культурной катастрофы стало сквернословие. Если раньше матерщина была, главным образом, специфическим языком преступников, пьяниц и других опустившихся лиц, то теперь мат все глубже проникает во все социальные и возрастные слои общества, нам все более пытаются навязать, что русский язык вообще невозможен без мата.

Постараемся показать исторические корни сквернословия и развенчать некоторые мифы, возникшие вокруг него.

Начнем с того, что мат — явление древнее и присущее почти всем народам. О «гнилом слове» писал еще апостол Павел. В IV веке святитель Иоанн Златоуст говорил: «Егда кто матерными словами ругается, тогда у Престола Господня Мати Божия данный Ею молитвенный покров от человека отнимает и Сама отступает, и который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергает, понеже мать свою ругает и горько ее оскорбляет. С тем человеком не подобает нам ясти и пити, аще не отстанет от онаго матерного слова». Запомним эти слова святителя, к ним мы еще вернемся.

В чем же феномен матерной брани? Почему слова, обозначающие в основном медицинские термины, при «переводе» на матерный язык становятся нецензурным сквернословием? Почему они вообще применяются, часто не по прямому назначению? Во всех языках и культурах матерная лексика обозначает одно и то же. Это относительно небольшая («грязная дюжина», как говорят англичане) и замкнутая группа слов. В эту группу входят наименования частей человеческого тела, прежде всего гениталий, физиологических отправлений, полового акта и производные от них слова.

Епископ Варнава (Беляев) пишет, что срамословие — «наследие чисто языческое. Оно всецело коренится в фаллических культах Древнего Востока, начиная с глубин сатанинских (см.: Откр 2, 24) и темных бездн разврата в честь Ваала, Астарты и прочих и кончая классическими наследниками Хама». Культы древнего Вавилона, земли Ханаанской, в которых практиковалось принесение в жертву младенцев, служение разврату, блуду, ритуальная проституция, и дали соответствующую терминологию ритуальных заклинаний, которые легли в основу матерной брани.

Произнося нецензурные слова, человек (пусть даже невольно) призывает бесовские силы и участвует в изуверском культе. Известно, что народы, населявшие Ханаан, были завоеваны евреями и беспощадно истреблены по повелению Божию. И это вовсе не необъяснимая жестокость, а праведный гнев Божий, наказание за чудовищное растление и поклонение греху.

Одним из распространенных мифов является утверждение о том, что матерщину на Русь занесли монголы и татары. Смешно полагать, будто жили раньше чистые, высокоморальные кривичи и родимичи, не знавшие сквернословия, а потом пришли испорченные монголы и научили их нецензурной лексике. Нет, корни сквернословия — языческие заклинания, и на Руси они были еще до монголов. У восточных славян, как и у других народов, в языческие времена существовал культ плодородия, вера в мистический брак земли и неба. На русских языческих свадьбах пели так называемые корильные песни, в которых содержались ритуальные оскорбления жениха (чтобы не пришлось избраннице корить его в семейной жизни). С помощью матерной брани язычник-славянин отпугивал также нечистую силу, думая, что бесы боятся матюгов.

Уже после Крещения Руси за сквернословие строго наказывали. В указе царя Алексея Михайловича 1648 года подчеркивается недопустимость сквернословия в свадебных обрядах: чтобы «на браках песней бесовских не пели и никаких срамных слов не говорили». Здесь же упоминается и о святочном сквернословии: «А в навечери Рождества Христова и Васильева дня и Богоявления… чтобы песней бесовских не пели, матерны и всякою непотребною лаею не бранилися». Считалось, что матерным словом оскорбляется, во-первых, Матерь Божия, во-вторых, родная мать человека и, наконец, мать-земля.

Существовало представление, что матерная брань наказывается стихийными бедствиями, несчастьями и болезнями. Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие наказывали розгами на улицах. Нелишне будет вспомнить, что за нецензурную брань в общественном месте даже по Уголовному кодексу СССР полагалось 15 суток ареста.

Мы несем ответственность за каждое праздное слово, особенно за скверное. Ничто не проходит бесследно, и, оскорбляя мать другого человека, посылая проклятия ему самому, мы тем самым навлекаем беду на себя. Вспомним слова святителя Иоанна Златоуста: «Который человек матерно избранится, себя в той день проклятию подвергает».

За срамословие Бог попускает на человека различные беды, напасти и болезни. В медицине есть род психического заболевания (правда, плохо изученного), когда человек, может быть, даже далекий от грязной брани, страдает необъяснимыми припадками. Больной вдруг начинает помимо своей воли изрыгать потоки нецензурной брани, часто очень изощренной. Иногда хулит святых и Бога. Для верующего человека все очевидно. В духовной практике это называется одержимостью, или беснованием. Бес, находящийся в одержимом, заставляет его произносить страшные ругательства и хулу. Из практики известно, что такого рода беснование может случиться по попущению Божию даже с детьми.

Очень часто люди, находящиеся в духовном помрачении, слышат голоса, которые произносят поток матерной брани и богохульства. Несложно догадаться, кому принадлежат эти голоса. Матерную брань издревле называют языком бесов.

Приведу пример того, как действует так называемое «черное слово», то есть выражения с упоминанием черта.

Один человек очень любил употреблять это слово к месту и не к месту. И вот приходит он как-то домой (а посередине его комнаты стоял стол) и видит, что под столом сидит тот, кого он так часто поминал. Человек в ужасе спрашивает его: «Зачем ты пришел?» Тот отвечает: «Ведь ты меня сам постоянно зовешь». И исчез. Это не какая-нибудь страшилка, а совершенно реальная история.

Как священник могу привести немало подобных случаев даже из своей небольшой практики.

Дьявол, к сожалению, не персонаж фильмов ужасов, а реальная сила, которая существует в мире. И человек, употребляющий матерные, скверные, черные слова, сам открывает двери своей души этой силе.

Привыкший сквернословить находится уже в зависимости от своей вредной привычки. Как говорит апостол, творя грех, раб есть греха. Кто думает, что он независим от своей привычки сквернословить, пусть попробует хотя бы два дня не употреблять мат, и поймет, кто в доме хозяин. Бросить ругаться не легче, чем бросить курить. Недавно в известном ростовском салоне красоты случилось ЧП: уволились сразу три женщины-парикмахера. Причина заключалась в том, что директор запретил им материться на рабочем месте. Вынести этот запрет молодые женщины были не в силах.

Помимо того что матерщина духовно вредит, она культурно обедняет человека. Если убрать из языка иного сквернослова все матюги, которые чаще всего употребляются для связи слов и не имеют никакого смысла, то мы увидим, насколько беден его лексикон. Употребляя скверные слова, матерщинник часто подсознательно хочет заглушить в себе голос совести, стыд, чтобы дальше уже было легче совершать постыдные поступки.

Мат оскверняет человека, убивает его душу. В компании матерщинников возникает ложный стыд сказать искреннее, доброе слово. Такая компания глумится не только над словами «любовь», «красота», «добро», «милость», «жалость», она пресекает саму возможность открытого, чистого взгляда.

Каждому молодому человеку, употребляющему матерную брань, следует задать себе вопрос: будет ли ему приятно, когда его маленькие сын или дочь станут при нем ругаться матом? В американских семьях существует очень интересный обычай. Когда дети приносят с улицы бранные слова и спрашивают об их значении, то родители, как правило, разъясняют все честно, но потом в обязательном порядке заставляют ребенка вымыть рот с мылом, ведь мерзкие слова пачкают и сознание, и душу, и слух, и произносящий их рот. Неплохо бы и нам ввести для своих детей подобный обычай.

Однажды мы с супругой отдыхали в подмосковной деревне Фенино. И там повстречали маленького мальчика, который только недавно начал говорить. Ему было года три. И вот в его ничтожном словарном запасе уже присутствовала матерная брань. Что же будет дальше?

Часто молодые люди ругаются матом, чтобы показаться взрослее, мужественнее, сильнее. Слышал шутку. Прапорщик отчитывает солдат: «Ну что вы материтесь как дети?» В каждой шутке, как известно, только доля шутки.

Подросток, изощренно бранясь, хочет скрыть свою внутреннюю слабость, инфантильность. И вместо того чтобы делом доказать, что он уже взрослый, надевает на себя броню грубости и неприступности. Вот какой я крутой — и ругаюсь, и курю, и пью. А выглядит смешно и по-детски. Тому, кто и правда силен, не нужно доказывать это всему миру. По-настоящему независимый человек — не тот, кто живет по закону стада: куда все, туда и я. Сильный человек не позволяет вредной привычке господствовать над ним. Если вы ругаетесь в присутствии девушек и сами позволяете им ругаться, какие же вы после этого мужчины?

Язык, речь — это наше оружие, средство общения, убеждения, языком надо учиться владеть. И делать это очень трудно, когда речь обременена мусором, обеднена. Брань бывает двух видов: аффективная, то есть в минуту гнева, раздражения, и просто, что называется, для связки слов. К последней люди так привыкают, что не могут без нее обойтись. Даже от слов-паразитов («так сказать», «короче», «ну» и т.д.) очень трудно бывает избавиться, тем более — от нецензурной лексики, которой восполняется общая бедность словаря и кругозора.

Но как же, скажете вы, по телевидению мы сейчас часто слышим матерные слова? Не все, что на TV, правильно и хорошо. То, что показывают, нужно обязательно фильтровать. Современное телевидение коммерческое, и ничего случайного там показывать не будут. Это либо реклама (явная или скрытая), либо проплаченный заказ. Голова нам дана не только чтобы втыкать в уши MP-3 плеер, но и чтобы думать, анализировать, а не слепо за кем-то идти. Зачем нам нужно плясать под дудку тех, кто хочет, чтобы мы превратились в тупое, обкуренное стадо баранов, жующих жвачку попсы?

Когда встречаешь человека, использующего мат, поневоле задумываешься: а все ли у него в порядке с головой? Потому что так часто упоминать в разговорной речи половые органы и половой акт может только больной, сексуально озабоченный человек.

Игумену Савве (Молчанову), который окормляет очень много военных, один армейский чин рассказал, что он долго не мог избавиться от страсти сквернословия. Искоренил он эту привычку таким образом. Как только у него вырывалось «гнилое слово», он брал это на заметку, находил в казарме удобное местечко и делал 10 поклонов. И порок сквернословия был совершенно им оставлен. Очень хорошо молодым людям последовать этому примеру.

Священник Павел Гумеров

Из книги «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

 

Православие – Религия России!
Православная Россия
#ПравославнаяРоссия
https://pravoslavnajarossia.org